Предстоящие мероприятия

Санкт-Петербург
декабрь 2019

Санкт-Петербург
11 декабря 2019



Добавлено 24 ноября / 19 orgelvesper

воскресенье


Санкт-Петербург

24 ноября 2019


Евангелическо-Лютеранская церковь св. Екатерины

Большой пр. В. О., д. 1-а, метро Спортивная-2

Концерт органной музыки

Концерт органной музыки

Борис Казачков – орган

Дитрих Букстехуде (1637 — 1707)
Прелюдия in d, BuxWV 140

Иоганн Себастьян Бах (1685 — 1750)
Mit Fried´und Freud´ ich fahr dahin, BWV616
Соната № 3, ре минор, BWV 527

Дитрих Букстехуде
Траурная ода на смерть отца, BuxWV 76:
Mit Fried´und Freud´ich fahr dahin (4 строфы) — Klaglied
Токката in d, BuxWV 155

Иоганн Пахельбель (1653 — 1706)
Хоральная обработка Allein zu dir, Herr Jesu Christ

Иоганн Преториус (1595 — 1660)
Allein zu dir, Herr Jesu Christ (4 строфы)

Иоганн Себастьян Бах
Токката и фуга ре минор, «Дорийская», BWV 538

Исполнитель:
Борис Казачков — орган

------------------------

Программы концертов Бориса Казачкова — это всегда нечто большее, чем просто подборка музыкальных произведений, хорошо воспринимающихся друг за другом. В их основе всегда лежит сакральная сверхъидея, «надтекст» или «гештальт» (музыковедческий термин самого Бориса Казачкова), а само исполнение — не просто выразительная демонстрация жемчужин старинного искусства, а пример подлинного аскетического служения. Трепетному уму ищущего мыслителя под пылью столетий открывается живая духовность музыки немецкого Барокко, заслуженно почитающегося как одно из высочайших проявлений человеческого духа за всю историю культуры.

------------------------

Totensonntag — «Воскресенье поминовения усопших» — у лютеран, в отличие от православных, приходится не на Троицу, а на конец литургического года, поздней осенью перед Рождественским постом (Адвентом). Чем же интересна музыка старинных композиторов-лютеран, написанная по такому невесёлому поводу, и в чём особенность приуроченного к нему концерта Бориса Казачкова?

Во-первых, интересно само по себе собрание такого рода музыки, звучащей на настоящем духовом органе под сводами действующей лютеранской церкви, в полумраке, озаряемом лишь подсветкой органа и колеблющимся пламенем алтарных свеч. Именно в таком обрамлении эта музыка предстаёт наиболее органично связанной со своим историческим и богослужебным контекстом, исконной средой бытования. Из музейного экспоната она превращается в продолжение живой традиции, которую в наши дни не так-то легко если не возродить, то хотя бы достоверно воспроизвести, оживив и одухотворив её пусть всего на час усилиями и талантом яркого и самобытного исполнителя-мыслителя.

Во-вторых, поминовение усопших у лютеран, особенно в предшествующие эпохи, было связано с довольно широкой гаммой чувств, подчас весьма неожиданных. Взять хотя бы духовную песню из нотной тетради Анны Магдалены Бах «Как весело звонят колокола, когда меня везут на кладбище», написанную в бодром ми-бемоль-мажоре. Если смотреть на иные лютеранские духовные сочинения, то можно сделать вывод, что смерть для них была скорее чем-то вроде «авантюристской поездки по профсоюзному билету» (цитата Бориса Казачкова).

Действительно, подлинно трагическим, пугающим аффектом у лютеран отмечена никак не погребальная или поминальная музыка, а, прежде всего, страстная (что понятно) и причастная (что в наши дни выглядит странно и не практикуется).
Но у Бориса Казачкова трактовка поминальной тематики, всё-таки, своя, более глубокая, хотя и опирающаяся всецело на сохранившиеся музыкальные памятники немецкого органного барокко. И это в-третьих.

В концертной программе языком старинной музыки рассказывается обо всех оттенках переживаний соприкосновения с миром трансцендентного в связи с уходом ближнего. Практически вся программа выдержана в тональности ре минор (каждая тональность в те времена наделялась вполне конкретным смыслом). Концерт открывается трагически-драматической Прелюдией ре минор Дитриха Букстехуде, с фугой-страданием (Kreuzige), вклинивающейся в речитатив, и окончанием, напоминающим «Пляску смерти» (Tötentanz, Danse Macabre, …) — популярный в Европе ещё со Средних веков гротескный сюжет фресок и музыкальных произведений. В баховской хоральной обработке Mit Fried´und Freud´ ich fahr dahin («С миром и радостью я ухожу туда») другие голоса словно мешают мелодии хорала (песнь Симеона) как следует прозвучать, создавая таким образом ощущение растерянности: «да, с миром и радостью, но, всё же, постойте, КУДА я ухожу?..»

Третья соната из «Шести сонат для органа» И. С. Баха, по мысли Бориса Казачкова, изложенной в недавно вышедшей его книге «Чертог шести», живописует ветхозаветные события, происходившие сразу после Всемирного Потопа. Темповое указание первой части «Andante» во времена Баха означало оживление: вот она, новая жизнь, словно Рай на земле, которую можно начать с чистого листа. Будто из ковчега как бы пританцовывая выходят грациозные животные — своеобразный «Балет животных» (как аллюзия к знаменитому «Карнавалу животных» Камиля Сен-Санса).

Смысловой кульминацией и эмоциональным центром программы становится хоральная обработка Mit Fried´und Freud´ ich fahr dahin на этот раз Дитриха Букстехуде, а также его Klang Lied («Песнь-плач») — написанные на смерть его отца, органиста Иоганна Букстехуде. Уникальная в своём роде песнь-плач, которая будет исполнена на концерте только на органе, в оригинале имеет также текст на немецком языке, проникнутый трогательнейшим, но, при этом, по-мужски сдержанным лиризмом, небывало личностным для той эпохи. Великий композитор, предвосхитивший музыку XIX века в своих хоральных обработках типа арий, проявил себя здесь и как великий поэт, не переставая и в своей поэзии оставаться музыкантом: «Сейчас он [мой отец] играет песни счастья на клавире небесной радости, и ангелы вторят ему сладчайшими украшениями; здесь же, внизу, наша песнь скорби, траурная месса на чёрных клавишах со множеством диезов, но там, наверху, всё обращается радостью».
Токката ре минор Букстехуде — сложнейшая и загадочная. Это мистический фокус программы. В произведении чудится какая-то навязчивая идея, некая томящаяся, так и не высказанная мысль, которой «наскакивающие мотивы» других голосов постоянно «мешают» как следует прозвучать (как и во втором номере программы). Так бывает, когда смирение со смертью близкого человека уже наступило, острое горе улеглось, но память, не слушаясь, снова и снова воскрешает его образ.
В хоральной обработке Allein zu dir, Herr Jesu Christ Иоганна Преториуса демонстрируется более простой и лёгкий для восприятия фигуративный стиль. Но эта обработка написана именно на хорал, употребляющийся в лютеранской церкви на День Поминовения. Тем не менее, музыка в этом произведении носит приподнятый характер, будто олицетворяя память о тех, кто уже давно не с нами, и от кого остались лишь светлые воспоминания. Также прозвучит хоральная обработка Иоганна Пахельбеля на одноименный хорал.

Токката и фуга ре минор Баха «Дорийская» — полотно вселенского масштаба, выводящее всю палитру пережитых эмоций за грань человеческого, и замыкающее её на внеличностные космические сферы. Бах выступает здесь как объективный художник, творец чеканных ритмов и завораживающих круговращений, холодный созерцатель внешнего движения вещей. В неподъёмной монолитности своей колоссальной фуги он предстаёт подлинным деспотом, возвещая: «Он прав, но попробуй с этим смирись».

Автор текста:
Константин Грешневиков — записано со слов Бориса Казачкова

-----------------------------
Стоимость билета — 500 рублей
Стоимость льготного билета — 400 рублей
Билеты можно приобрести на входе или онлайн:
orgelvesper.ticketscloud.org

Начало концерта в 16:00

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ lj

© 2009–2019 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору