11 февраля 2013 года не стало директора муромской филармонии Ирины Леонидовны Кротовой

Добавлено 18 ноября 2012 елена

Муромская «Филармония»

ОЧЕРК. Культура и личность.
Автор: Татьяна ДУШУТИНА

Она автор уже нескольких книг воспоминаний - с богатейшими событиями, интересными встречами, поездками. Несколько моих газетных публикаций о творческой и талантливой семье Кротовых вошли и в ее вторую книгу. Первая "Люби" - есть и в моей личной библиотеке. В эти выходные она принимает поздравления с 94-летием. Летом живет на даче в Дедово. Зимой - в Ковардицах. Для нее я - по-прежнему "Танечка", как и в молодости, мне было 27 лет, когда с ней познакомилась. На приглашение поехать в гости - не собралась. Последний раз виделись с "Милой Люби" на концерте Варвары Непомнящей год назад в Муромской филармонии, 26 ноября она снова к нам приезжает из Германии.

Сегодня вспоминали об этом с Еленой Леонидовной Пономаревой. А вот Наташа Зубова приехала из Москвы и с друзьями навестила и погостила. Рассказывала с восхищением: "Ирина Леонидовна каждое утро на улице прохладной водой обливается... Потом завтракаем, беседуем. Непременно ценит время для полноценного сна. Нам - еще во многом фору даст..."

Пусть подарком Ирине Леонидовне будет вот этот очерк-воспоминание, написанный 4 года назад в канун ее удивительного юбилея, где она изумительно читала стихи. Муром тогда вместе с ею пятью сыновьями и многочисленными внуками и правнуками чествовал ее на главной сцене города - в ДК им. 1000-летия г. Мурома.

Мила ЛЮБИ и девять этапов ее жизни


Наше знакомство началось со знаменательного события. Героиня этого сюжета Ирина Леонидовна КРОТОВА (она же Мила Люби) сразу запомнилась благородством поведения и изысканной речью в защиту поэтического слова. С тех пор и дружим с ней много лет. Трудно поверить, но 18 ноября ей исполнилось 90 лет (в 2012-м - 94 года - авт.).


В воскресенье во Дворце культуры им. 1100-летия г. Мурома общественность города и ее многочисленная семья отметят юбилей этой «поистине уникальной личности». Так ее недавно назвалСергей Петраков, музыкант и пианист международного уровня, давший уже несколько концертов в городе. Приглашает его Муромская филармония, которой бессменно руководит Ирина Леонидовна (ныне ее преемница Е.Л. Пономарева - авт.), историк по образованию и разносторонне талантливый человек. Эта изящная женщина с благородным овалом лица – мать пятерых(!) сыновей, бабушка и прабабушка. В ее генах смешались русская, французская, польская и украинская кровь.

«Пускай летят напрасные каменья…»

Итак, о том прошлом событии. В Муром в январе 1980 года впервые приехал поэт Андрей Вознесенский, после пресс-конференции в местном институте взяла у него интервью. Называлось оно громко – «Муром целомудренный над Окой хрустальной»… - строчками из его поэмы «Андрей Полисадов». Это произведение только-только было отпечатано в первом номере «Нового мира» за тот год. И Андрей Андреевич привез нам, первым читателям, свежий журнал прямо из типографии. Интервью было напечатано в «Муромском рабочем», и так тогда понравилось нашему строгому редактору Д.П. Пудкову, что он не поскупился начислить молодому корреспонденту повышенный гонорар. Да-да, платили не только за строчки, но и за качество, а за малейший «ляп» - безжалостно снижали. Ответственность за слово была на уровне.

Суть поэмы – в том, что поэт искал свои истоки, местные краеведы ему помогали. Герой поэмы – прапрадед поэта – был когда-тосвященнослужителем Благовещенского монастыря,прогрессивной личностью. Но на дворе еще стояла эпоха воинствующего атеизма. Поэму обсудили на литклубе, дали негативную оценку, и даже послали «телегу» в ЦК. Один из журналистов напечатал (без подписи) все разборки в газете. Автор «забыл» сказать, что на защиту позиции поэта встали автор этих строк и И.Л. Кротова. Помнится, в ответ на хулу, бессмысленную совершенно, привела строчки из поэмы: «Пускай летят напрасные каменья. Из праздных тех камней сработаем забор». Скажете не актуально?! Поэт умел предвидеть ситуацию, когда напраслина, выгода и глупость нередко предпочитаются истине.

А потом были встречи в салоне Кротовых «Надежда», в клубе книголюбов. Звучали музыка и стихи. Это была «первая ласточка» перестройки и прообраз будущей филармонии. На концерты приезжих музыкантов ходят семьями. Творческий дуэт Ирины Кротовой и Елены Пономаревой, художественного руководителя филармонии, оказался плодотворным.

Фамилия – как завет

Но почему же все-таки Мила Люби? Второе – это девичья фамилия, с ударением (по-французски) на последнем слоге. А двойные имена ранее были приняты в семьях, когда кому-то из старших членов семьи хотелось увековечить имя любимых родственников. Пять лет назад Ирина Леонидовна закончила книгу «Люби». Здесь – воспоминания, эссе, дневники и письма. Вот что она говорит о своем произведении, переиздание которого сейчас готовится в дополненном варианте:
- Эта книга – о нескольких поколениях Люби и Кротовых, о четырех поколениях русских людей ХХ века. Среди них - юристы, ученые, актеры, художники, инженеры, учителя, носители лучших черт интеллигенции: трудолюбия, порядочности, христианского отношения к ближним и дальним. Они любили, страдали, боролись со злом в себе и других, терпели поражения и побеждали.

Книга читается с огромным интересом. Автор и ее герои – люди незаурядные, жившие ярко, полнокровно. Жизнь, полная значительных событий. Встречи со школьными друзьями из Новороссийска, сокурсниками по МГУ, общение путешествия по стране с учениками, а позже – поездки в Израиль, Египет, Францию – все эти незабываемые страницы жизни нашли отражение в ее книге.

«Верни утраченные лица»

Это слова из стихов княжны Зинаиды Шаховской, поэтессы серебряного века, с которой И.Л. Кротова состояла в переписке. В последние годы жизни знаменитой эмигрантки с ней удалось встретиться ее сыну Евгению. Сохранились сведения о генеалогическом древе. Прадедом Ирины Леонидовны по линии матери был обедневший польский шляхтич Карл Джевецкий.Дедушка Иван Чернушенко – из крестьян, предположительно из Полтавской губернии. Он поступил в Воронежский университет и стал юристом, присяжным поверенным, получив титул дворянина. Не столбового (по происхождению), а личного (такое право получали выпускники университета). Их дом с прекрасным сиреневым садом находился в Воронеже на улице Дворянской напротив дома пианистаЛеопольда Ростроповича, отца знаменитого виолончелиста и дирижера. И тот готовил к консерватории их дочку Антонину. Большая семья, талантливые и трудолюбивые люди. Актеры, музыканты, художники. После гражданской войны родители девочки перебрались в Новороссийск. Ее будущая мать Варя Чернушенковышла замуж за Леонида Люби, сына полковника русской армии с далекими французскими корнями, петербуржца и столбового дворянина. Мать его была полькой. Именно ей, Текле Ивановне Люби, даме суровой и властной, и принадлежала упорное желание назвать девочку Людмилой (Милой), две ее дочери с таким же именем умерли в раннем детстве, и она не могла смириться с этим. Так вплоть до выпуска из МГУ Ирину все звали Милой. Оба имени идут ей. Дом был очень красивым, утопал в цветах и сиреневом великолепии, дополняли ландшафт два огромных абрикосовых дерева. В их тени за столом со скатертью собиралась семья, их друзья. Незабываемые картины счастливого детства с ароматом душистых плодов. И Черное море. И первые театральные постановки. Роскошь общения с детства стала жизненным девизом.

Символично, что отец Ирины Леонидовны погиб почти в конце войны в Польше, на родине своей матери. Сама она в это время после МГУ уже работала в городе Ногинске в школе. Говорят, что жизнь пролетает быстро. Но сколько же событий и впечатлений вместила ее судьба! Как много было в ней места любви, красоте, добру!


В год Победы Мила Люби вышла замуж за Леонида Кротова, а в 46-м родился первенец Женя, через год – Олег. А в 1948 они переехали в Муром, куда супруг получил распределение в качестве прокурора, супруга работала в пединституте и где родились еще три сына – Анатолий, Сергей (известный в городе судья) и Леонид. Все успешные и талантливые, как и родители.
Автор искренне рассказывает о черном периоде жизни в зеленом и уютном городе, в котором им так все сначала понравилось. Ее мать жила во время войны на оккупированной зоне - в Новороссийске. К этому и придрались. Она была репрессирована, вследствие чего супругов уволили с работы.

В защиту неправедно осужденной матери Ирина писала письма, шли долгие проверки. Справедливость восстановили. Но Леонид работал уже в адвокатуре, Ирина – в школе. Пережили немало, но не в одиночку, их ведь было уже семеро – СЕМЬ «Я». У детей были и няни, и две бабушки. «Буняша», как называли маму Ирины Леонидовны внуки, дожила до 91 года. Так что долгожители в роду моей героини – не редкость.

Много страниц в ее книге посвящено и ее друзьям-однокурсникам. Среди них – профессор Гарвардского университета Александр Некрич, профессор Яков Драбкин и множество обожаемых подруг. Поразительная память историка выхватывает из далекого прошлого дорогие имена и «утраченные лица».

В канун юбилея вновь перечитываю страницы книги Ирины Леонидовны Кротовой и вновь восхищаюсь ее тонким умом, одаренностью любить людей и быть верной их памяти.

Впервые опубликованно в электронном виде: murom.ru 18.11.2012

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору