Академический симфонический оркестр Петербургской филармонии вернулся

Добавлено 26 февраля 2015

Санкт-Петербургская академическая филармония

В течение двух недель Академический симфонический оркестр Петербургской филармонии гастролировал по Великобритании с программами из шедевров русской и зарубежной классики. Успех был таким ошеломительным, что сразу по окончании тура, организаторы запросили дату следующего.

Выступления прошли в 15 городах под управлением художественного руководителя оркестра, Народного артиста СССР Александра Дмитриева и Заслуженного артиста России Владимира Альтшулера. В концертах солировали блестящие музыканты: скрипач Александр Ситковецкий, пианисты Фредди Кемпф и Норико Огава, виолончелистка Натали Клейн.

27 февраля в неформальной обстановке филармонического арт-подвала Александр Дмитриев расскажет о том, как прошёл этот тур, а также ответит на вопросы слушателей. Беседа приурочена к юбилею маэстро. Начало в 19:00. Вход по записи: docs.google.com.

Особый интерес к выступлениям петербургских музыкантов можно проследить по публикациям в прессе, выдержки из которых мы рады представить вашему вниманию:

«Академический симфонический оркестр Петербургской филармонии, в Англии более известный под другим именем — Петербургского симфонического оркестра, выступил под управлением прославленного Владимира Альтшулера. <…> Концерт был чрезвычайно радостный, и я, не колеблясь, рекомендую вам увидеть этот оркестр своими глазами. Я ставлю пять из пяти баллов за вечер».

What’s good to go

«Когда продолжительные аплодисменты наконец начали угасать, и оркестр ушёл со сцены, женщина, сидевшая перед нами, повернулась к своим друзьям и сказала: „Это была привилегия — увидеть этот оркестр“. Ничто не могло бы лучше подвести итог вечера».

Cornish Guardian

«После антракта — ещё один Шостакович, его Девятая симфония, написанная всего за 6 недель 1945 года. В ней 5 коротких частей, озадачивших ленинградских слушателей на премьере, по понятным причинам ожидавших триумфальный эпос. Вместо этого они услышали сочинение, напоминавшее по своим стилевым чертам Гайдна, но открытый юмор не помог сохранить симфонию от официальной советской критики. И дело тут не только в „светлом и солнечном настроении“ произведения (по собственным словам Шостаковича), как Дмитриев и разъяснил опустошёнными страницами второй части, где кларнет и низкие струнные добились волнующего образа, и, вновь, одиноким речитативом в четвёртой части, где фаготы были неотразимы. Струнные показали свою великолепную дисциплинированность в центральном Presto, а в бурном марше финала две трубы добавили необходимую бравурность своей впечатляющей артикуляцией».

Bachtrack

«Как и следовало ожидать, Дмитриев трактовал Первую симфонию Бетховена в духе старых исполнительских традиций. Allegro con brio первой части было представлено в достаточно умеренном темпе, но в этом не было ничего плохого. Удивительным оказался соблюдённый дирижёром повтор экспозиции. Исполнение отличалось хорошей артикуляцией, очаровательной балансировкой и благородством. Вторая часть — Andante cantabile — прозвучала элегантно и даже с оттенком старинной сладости. Невесомый менуэт предшествовал финалу — активно-грациозному и легчайшему по прикосновению.
Натали Клейн — одна из наиболее совершенных виолончелисток, обладает превосходной техникой, но, возможно, не самым широким звуком, хотя тембр её Гуаданини и привлекателен. Концерт Сен-Санса не ставит никаких интерпретаторских проблем, но содержит некоторые прелестные лирические пассажи, вызвавшие горячий отклик виолончелистки, а также некоторые трудности, которые Клейн преодолела не без апломба.
Дмитриев, должно быть, дирижировал „Патетической“ симфонией Чайковского бесчисленное количество раз, так же как и оркестр — играл это сочинение так много раз, что ощущение рутины в этом очередном исполнении могло бы быть понятным. Однако его не было и в помине. Дмитриев очень бережно „придавал форму“ тихому, таинственному началу сочинения. Драматизм и взволнованность прочтения нарастали, дополненные экспрессивным формированием фразы, которое всегда соответствовало естественным приливам и течениям музыки. Ничто не было искажено ради эффектности. В стиле опытного прочтения Дмитриева Второй части был элемент „русской души“, а марш он преподнес в возбужденно-быстром темпе, ярко насытив образ. Слава богу, после третьей части не было аплодисментов, так что напряжение сразу же излилось в прекрасный, проникновенный, выразительный, но сбалансированный финал».

Портал Seen & Heard International

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору