Предстоящие мероприятия



Казань
25 января 2018

Томск
28 января 2018





Челябинск
16 февраля 2018

Читайте на эту же тему







Аккорды испанской страсти. Огненные танцы виртуоза

Добавлено 30 октября 2015

Владимир Хомяков (фортепиано), Магнитогорское концертное объединение

Блистательный фортепианный концерт услышали магнитогорцы в исполнении Владимира Хомякова.

Фото — Илья МОСКОВЕЦ © «Магнитогорский рабочий»
Красота испанской музыки, виртуозность исполнителя, полнозвучие рояля «Стейнвей» — все это соединилось в программе «Танцы огня», представленной на сцене Дворца культуры металлургов имени Серго Орджоникидзе с помощью концертного объединения.

Сольная программа стала первым выходом пианиста на российскую публику после трехлетнего перерыва. До этого лауреат международных конкурсов Владимир Хомяков трудился над докторской степенью по сольному исполнительству и симфоническому дирижированию у американских профессоров Дэниэла Поллака и Ларри Ливингстона.

Наш разговор с Владимиром состоялся прямо на сцене у рояля «Стейнвей», за час до его выступления.

— Вы считаете Челябинскую область своей родиной?

— Конечно, хотя здесь не родился. Я прожил в Челябинске 12 лет, а в 16 лет уже выехал для учебы в Санкт-Петербургской консерватории. Мои самые яркие впечатления связаны с родителями, органным залом в Челябинске, с концертами моего отца — Владимира Хомякова. А еще с программой «Новые имена», где когда-то мне дали звание стипендиата. Шесть лет я живу в США и скучаю по родным местам. Но мне надо было играть, развиваться. Постепенно появились друзья и за границей, особенно в среде музыкантов, уехавших раньше меня. Они во многом мне помогли наладить необходимые связи, просто по-человечески, своим общением, и за это я им безмерно благодарен.

— Американская фортепианная школа существенно отличается от русской?

— Я бы не сказал, что в США существует понятие «американская школа». Мой педагог Дэниэл Поллак обучался у Розины Левиной, педагога русского происхождения, поэтому сам Поллак относит себя к русской школе. То же самое можно сказать о многих педагогах, которые сейчас преподают в США. Многие из них имеют русское прошлое или их родители были мигрантами, и наша музыкальная школа остается.

— Программа «Танцы огня», с которой вы выступаете, — как она формировалась?

— Для российских туров я предлагал несколько программ, в том числе посвященную юбилею Чайковского. Однако все наши уважаемые филармонии выбрали именно эту. Может быть, потому, что она более экзотичная и реже исполняется, чем привычный для нас фортепианный репертуар. Но это можно сказать целиком о первой части программы, которая состоит из испанских и латиноамериканских авторов. Вторая часть программы — это произведения французского композитора Мориса Равеля с очень сильным испанским колоритом.

— В других городах России прозвучит та же программа?

— В моих сольных выступлениях этого тура тоже будут «Танцы огня». Слушатели Воронежа услышат еще Третий концерт Бетховена. В Сибири я буду исполнять Второй концерт Рахманинова. А в Самаре состоится концерт, посвященный 260-летнему юбилею Моцарта, и это будет целиком моцартовская программа, где я предстану не только как солист, но и как дирижер.

— Под влиянием каких факторов складывалось ваше сценическое мировоззрение?

— Все мои впечатления в той или иной мере находят свое отражение в том, что играю. Шесть лет я живу в Лос-Анджелесе, это наполовину испаноязычный город.

И я достаточно тесно общаюсь с этой культурой. Конечно, мне приходилось читать Маркеса, Кортеса, Кортасара, чтобы глубже понять новую для меня среду. За эти годы у меня появилось много друзей из Латинской Америки. С другой стороны, музыка — это интернациональный язык, характер того или другого народа заложен в самих произведениях, который настоящий пианист силой своего таланта доносит до слушателя.

— Меняется ли ощущение сцены с годами?

— Когда начинаешь свой творческий путь, волнение, конечно, сильно одолевает, тем более что и концерты случаются реже. Чем больше выступлений, тем это переносится легче. Я предпочитаю играть много и с небольшим интервалом, минимум несколько концертов в месяц. Это позволяет не забывать ощущение сцены.

— Интересны ли вам какие-то имена исполнителей, освещающие наш сегодняшний музыкальный небосклон?

— Из самых последних, кого я слышал, обладатель четвертой премии конкурса имени Чайковского француз Люка Дебраргу — виртуоз-самородок, который произвел на меня огромное впечатление. Хотел бы выделить также из ныне живущих аргентинскую пианистку Марту Аргерих и великого американского пианиста Мюррей Перайю. На российской сцене одними из самых достойных считаю Бориса Березовского, Михаила Плетнева и Дениса Мацуева с оркестром.

— Сколько необходимо уделять внимания инструменту, чтобы поддерживать хорошую форму?

— В часах это сложно сказать. У меня игра на инструменте отнимает все возможное время. Но вся необходимая подготовка была до гастролей. Тур — это постоянные переезды, смена городов. Однако, чтобы попробовать очередной рояль, мне необходим минимум времени.

— Что вы можете сказать о нашем «Стейнвее»?

— Замечательный, прекрасный рояль. Как любой новый «Стейнвей», он имеет немного большее сопротивление клавиатуры, что мне нравится. Я предпочитаю более тяжелые инструменты, поэтому никаких претензий у меня нет.

Пятнадцать минут потребовалось Владимиру Хомякову, чтобы настроиться на выступление и выйти к публике. Высокий, статный, с бабочкой на белоснежной рубашке, он сразу же вызвал симпатии у зала. А когда прозвучали первые аккорды из «Ритуальных танцев огня» Мануэля де Фальи, стало ясно, что начинается настоящий праздник фортепианного искусства. Нежно и страстно звучала «Астурия» из сюиты «Испания», светлыми клавишными «трелями» торжествовали «Маха и осоловей», звуки зажигательного испанского танца вплетались в канву исполняемых произведений из цикла «Гойески». «Ночной Гаспар» и Alborada del gracioso Мориса Равеля, составившие основу второго отделения, подчеркнули великолепную технику и особый стиль игры Владимира Хомякова. Крики «браво», то и дело раздающиеся из зала, вдохновили музыканта исполнить на «бис» Прелюдию Си-минор Баха и «Вальс» Шопена. После чего он немного пообщался с публикой и раздал желающим автографы.

Елена ПАВЕЛИНА /© Служба новостей «МР»
Фото — Илья МОСКОВЕЦ
www.mr-info.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору