Александр Бузлов: Если классика звучит по Первому каналу, значит, не все так плохо

Добавлено 22 апреля 2013

Александр Бузлов (виолончель), Липецкая филармония, Зал Липецкого колледжа искусств

Известный во всем мире виолончелист Александр Бузлов 20 апреля посетил Липецк со своей новой концертной программой "Элегия". Концерт прошел в здании липецкого колледжа искусств и был организован Липецкой областной филармонией. Один из самых ярких и талантливых российских музыкантов молодого поколения исполнил произведения великого С. В. Рахманинова: Элегическое трио №2, романсы, пьесы.

Также ценителей классической академической музыки порадовали музыканты, лауреаты всероссийских и международных конкурсов "LS-trio" Липецкой филармонии в составе Татьяны Левитиной, Игоря Левитина и Любови Плечко. Они открыли программу концерта произведениями Рахманинова, написанными для разных инструментов и переложенными для оригинального трио. Музыка, которую нужно слушать, понимать, пропускать через себя, не отпускала внимание ни одного из слушателей в течение всей программы.

Корреспонденты LRNews.ru перед началом концерта пообщались с Александром Бузловым.

- Классика постепенно утрачивает свое значение в глазах подрастающего поколения. На ваш взгляд, возможно ли в 21 веке возродить значимость классической музыки, протолкнуть ее в массы? Или такая культура будет оставаться доступной только узкому кругу ценителей?

- Мне кажется, возможно. Сейчас тому есть много примеров. Например, мой хороший друг - Денис Мацуев - тоже занимается такой просветительской деятельностью и появляется там, где классическая музыка не звучит часто - в передаче Ивана Урганта, например. Там, по-моему, до него не было ни одного музыканта из нашего, академического, мира. С детьми мы занимаемся, мастер-классы даем, и цены доступны для публики. В общем, работа в этом направлении есть, просто нужно больше этим заниматься, мне кажется.

Недавно был прецедент - день рождения Юрия Башмета показали по Первому каналу. По Первому каналу уже много лет не было ничего на тему классической музыки, только очень редко в новостях, может быть, говорили о гастролях, например, Валерия Гергиева и Мариинского театра. Так что это было очень здорово: показали весь концерт. В общем, какие-то движения есть в этом направлении.

- Каким образом началась ваша музыкальная карьера? Откуда вообще возникло увлечение музыкой в детстве?

- Здесь можно долго рассказывать. Я начал в 6,5 лет. А до этого я играл на инструменте, который называется цитра, это такие гусли, точнее, их европейская версия этого инструмента. И я для себя, не зная нот, по буквам разбирал песенки детские. Мои родители - лингвисты, поэтому много было немецких песенок, испанских. И как-то родители, наверное, подумали, почему бы мне не попробовать что-то более серьезное, какой-то инструмент выбрать, например, скрипку или рояль. И скрипка мне, по-моему, не понравилась тогда. В шесть лет это было, впечатление такое осталось.
А для фортепиано, может быть, у меня руки не подходили. А потом мы поехали к Марине Тарасовой, народной артистке России. Она сейчас уже не играет на виолончели, но была тогда очень известной виолончелисткой. Мы поехали к ней домой, кто-то посоветовал, естественно, и я до сих пор помню это впечатление, когда она достала свой инструмент, чтобы мне показать, поиграть на нем. Это была виолончель известного мастера Гварнери. Тогда у нее это было из гос. коллекции России. И я помню свое сильнейшее впечатление от звука, от того, какой красивой виолончель была... И я говорю: "Мам, я хочу играть на этом инструменте".

И мне купили виолончельку, маленькую, конечно. Дети начинают с маленьких - это четвертинки называется, потом идут половинки. И я так переживал, плакал, потому что у меня не получался звук, который я услышал на этой встрече. Конечно, у меня так не получалось, потому что на виолончели сложно начать играть. На фортепиано более естественно, многие играют для себя, а вот на виолончели нужно целенаправленно долго учиться водить смычком ровно и так далее. Есть своя специфика.
Вот так постепенно... Потом был фонд "Новые имена", который очень помог мне в 90-х годах; туда я пришел, когда мне было одиннадцать лет. Потом начались конкурсы: "Моцарт 96" в 96 году в Монте-Карло... И дальше я уже не сомневался в своем выборе.

- На Ваш взгляд, достигли ли Вы того, к чему стремились? Быть может, это некий апогей Вашего творчества? Или в Вас кроется еще не раскрытый потенциал?

- Конечно, мне еще рано говорить об апогее, мне 29 лет. Я работаю, мне очень нравится, как я двигаюсь, я стараюсь дальше развиваться, искать, даже и какие-то знакомства музыкальные. Я очень рад моему контакту с Валерием Гергиевым, с которым мы только что были в Италии, до этого тоже играли много вместе. И вообще, такие музыканты, как Юрий Башмет, мой профессор - Наталия Гутман - большие имена в нашем, музыкальном, мире. Я счастлив с ними общаться и делиться музыкой на сцене. А дальше, конечно, я хочу развиваться, еще многому надо научиться, со многими я хочу еще поиграть вместе. Так что, есть планы.

- Как Вы относитесь к другим музыкальным жанрам? Есть ли у Вас любимые исполнители?

- Да, я, в принципе, слушаю все подряд, кроме самых тяжелых направлений, металла, например. А так, и электронную музыку я слушаю, экспериментальную. Брит-поп, голд-плей, известные песни, которые на радио звучат, больше какой-то андеграунд, из стариков - Deep Purple, например. Я, в общем, знаком со всеми жанрами. Джаз тоже - у меня у папы такая большая коллекция джаза. Я даже уже пробовал себя в джазе немножко, с Денисом мы поиграли кое-что в начале года. Посмотрим дальше, это свой мир, совершенно отличный, туда нужно вникать, погружаться.

lrnews.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору