Александр Дмитриев: «Наша задача — хранить классику»

Добавлено 02 января 2018

Санкт-Петербургская академическая филармония

В уходящем году с большим успехом прошли 17-дневные гастроли Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии по Великобритании. Накануне Нового года мы побеседовали и подвели некоторые итоги с художественным руководителем и главным дирижером коллектива Александром Сергеевичем Дмитриевым.

— Александр Сергеевич, поводом для нашей встречи послужили гастроли АСО в Великобритании. Первое подобное турне состоялось 27 лет назад. Что изменилось за это время?

— На мой взгляд, больших перемен за это время не произошло. По моим наблюдениям, так как это уже не первые гастроли, оркестр перестал так волноваться, как раньше. Коллектив играет спокойно, прекрасно знает материал, было достаточное количество репетиций. Мне кажется, что последние гастроли были одними из самых успешных. В этот раз, хотя гастроли к тому моменту еще не закончились, оркестр уже пригласили приехать в 2020 году.

— Пожалуйста, расскажите поподробнее о программе.

— В этом году она была очень сложная — в плане пьес и их количества. Несмотря на это, оркестр с программой успешно справился. 16 концертов прошли на высоком профессиональном уровне. Программу мы согласовывали с принимающей стороной, чтобы не повторять то, что уже звучало до нас. Из крупных сочинений я назову четыре: 4-я и 6-я симфонии Чайковского, «Шехеразада» Римского-Корсакова и Классическая симфония Прокофьева. Последняя хоть и достаточно миниаюрная, но очень трудная и требует виртуозной игры, поэтому в смысле приложения умений я могу поставить ее в один ряд с симфониями Чайковского и «Шехеразадой». Еще были исполнены увертюра-фантазия Чайковского «Ромео и Джульетта» и симфоническая картина Мусоргского «Ночь на Лысой горе». Стоит упомянуть, что мы играли с тремя солистами из Великобритании — двумя пианистами и одним виолончелистом. Пианисты играли 4-й концерт Рахманинова, 2-й концерт Чайковского; виолончелист сыграл 2-й концерт Шостаковича. Как видите, это такой большой букет самых интересных и выдающихся произведений русской музыки. Замечу, что один из пианистов, Питер Донохоу, приезжал к нам в Петербург и играл вместе со мной на открытии сезона, что в какой-то степени облегчило задачу ансамбля, потому что 4-й концерт Рахманинова — это «не подарок» для оркестра и дирижера, это очень трудный аккомпанемент.

— Гастроли подобного масштаба — это знаменательное событие не только для публики, но и для коллектива, не так ли?

— Я бы назвал их марафоном. Потому что сыграть 16 концертов с двумя выходными — это не так просто, тем более если учитывать транспортные нюансы. Концерт заканчивается в 11-м часу, потом нужно собрать инструменты, упаковать соответствующим образом. Зачастую оркестр жил не в том городе, где был концерт, а в другом. Порой нужно было ночью ехать несколько часов до гостиницы. Ужин на скорую руку, короткий сон, а утром — выезд в следующий город. А ведь еще необходимо порепетировать перед концертом. Представьте, как это изнурительно! В этот раз практически не было свободного времени. Я люблю фотографировать достопримечательности, но некогда было даже достать фотоаппарат.

— В турне участвовали еще два дирижера…

— Да, поскольку было большое количество концертов, то помимо меня за пультом стоял наш второй дирижер Владимир Альтшулер, а еще англичане пригласили Алана Бурибаева, главного дирижера оперного театра в Астане. Он был для оркестра новичком, но замечательно справился со своей задачей. Я был единственным из всех дирижеров, кто продирижировал всеми вышеперчисленными мной произведениями. Альтшулеру и Бурибаеву было немного легче. Что касается разной трактовки… Мы с Альтшулером оба дирижировали «Шехеразаду», а с Бурибаевым — 6-ю симфонию. Конечно, у каждого дирижера были свои представления, какие-то отклонения в темпах, фразировке. Но особенно такими тонкостями было заниматься некогда, потому что режим работы к этому не располагал.

— Есть ли гастрольные планы на следующий год?

— Да, у нас запланированы три концерта в Испании, в городе Бильбао. Испанцы хотят послушать произведения, которые были написаны между Первой и Второй мировыми войнами. Я подумал, что нужно сыграть 7-ю симфонию Шостаковича. Оркестр играл ее 9 августа 1942 года в уже осажденном Ленинграде, это произведение — некий символ нашего коллектива.

— С наступлением грядущего года связано ожидание нового. Что бы вы хотели изменить в работе оркестра?

— Я уже давно говорю, что наш оркестр в месяц играет очень много не концертов, а программ. Я работал некоторое время в Норвегии, в городе Ставангер, там очень хороший оркестр, и они играют иногда один концерт в неделю, иногда два, но повторяют одну и ту же программу, поэтому могут потратить больше времени на подготовку концерта. У нас количество концертов в месяц доходит до 6−7, мы играем разные программы. Все удивляются, как мы успеваем их репетировать. Это напряженный труд, и выдержать такой график в течение всего сезона достаточно сложно. И мне, и оркестру хотелось бы, чтобы хотя бы пару программ в месяц удавалось бы повторять.

— А как вы относитесь к модной нынче идее «осовременивания» классической музыки?

— Есть единичные положительные примеры. Например, мне понравилось, как сюиту из «Щелкунчика» Чайковского играет джаз Дюка Эллингтона. Однако, по моему мнению, филармония — это храм классического искусства, поэтому могут быть какие-то стилевые вкрапления в плане репертуара, но в основном наша задача — хранить классику.

— Какие новогодние концерты подарит публике оркестр?

— По многолетней традиции мы играем 31 декабря и 6 января — что-нибудь легкое для восприятия публики. Как говорится, публика любит то, что знает. Мы сыграем Чайковского, И. Штрауса, Лядова, Глазунова. Поскольку вот-вот наступит Новый год, я хочу пожелать всем успехов, здоровья и так же сильно любить музыку!

Наталья РТИЩЕВА

Источник: www.nstar-spb.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору