Александр Князев: «К виолончели отношусь не как к девушке, а как к спутнице жизни»

Добавлено 29 декабря 2010

Александр Князев (виолончель, орган)

Из зала они смотрятся очень эротично: мужчина во фраке, обнимающий точёную женскую фигуру. Маэстро и его виолончель

Виолончелист Александр Князев сегодня входит в десятку самых востребованных классических музыкантов Европы. По статистике Московской филармонии, Князев один из немногих, кто способен собрать аншлаги. Отыграв в Концертном зале им. Чайковского произведения Шостаковича, он ещё дважды выходил на бис. А я, вместо того чтобы говорить с музыкантом о высоком, задаю дурацкий вопрос:

«АиФ»: - Александр, а вы к виолончели, которую так нежно обнимаете, как относитесь - как к живому существу или как к рабочему инструменту?

А.К.: - Как к девушке я к виолончели всё-таки не отношусь. А как к спутнице жизни - наверное, да. Потому что столько вместе и пройдено, и сыграно. И в аварию мы с ней вместе попали, после чего мне пришлось восстанавливаться и виолончель лечить. Мне тогда очень помог Мстислав Ростропович - порекомендовал парижского мастера Ватло (он считается одним из лучших мастеров в мире). Но когда я пришёл за отремонтированным инструментом и попытался на нём заиграть, понял, что звук абсолютно потерян. Помню, я сидел в мастерской: настроение чудовищное, из глаз чуть ли не слёзы текут, пытаюсь что-то играть, но понимаю, что инструмент потерян навсегда. Ватло почувствовал моё состояние. Подошёл, положил мне руку на плечо и сказал: «После операции на сердце человек не может встать и побежать. Должно пройти время, пока он придёт в себя». И действительно, через 9 месяцев - срок, равный рождению новой жизни, - в одно утро виолончель вдруг зазвучала, как раньше.

Жизнь с нуля

«АиФ»: - Ваш инструмент восстанавливал искусный мастер. А кто возвращал к жизни вас?

А.К.: - Та автомобильная авария в ЮАР была страшная - в ней погибла моя жена, пианистка Екатерина Воскресенская. Я сам пострадал мало и физически восстановился очень быстро, а морально… Я потерял интерес вообще ко всему, не только к музыке. Тот год прошёл как чёрная дыра. Случись такое сейчас, мне бы, наверное, уже не выбраться. Но мне тогда было 33 года… В один из дней я посмотрел на себя в зеркало - и испугался. До аварии я следил за собой, а тут увидел на лице результаты прожитого года - там ведь много всего было плохого, в том числе и алкоголя. Я понимал, что с каждым днём скатываюсь всё глубже. И сказал себе: выбирай - либо снова начать жить, либо махнуть на себя рукой.

Я выбрал первый вариант - попробовать ещё разок начать всё сначала. И выбрался. А помогла мне в этом музыка. Я тогда увлёкся Бахом. А его музыка действительно лечит. И через несколько лет я восстановился.

«АиФ»: - Вы стали самым молодым лауреатом Конкурса им. Чайковского. В 17 лет легче переносить свалившуюся на тебя славу?

А.К.: - Не могу сказать, что слава тогда так уж меня тяготила. Я хоть и стал лауреатом, но получил лишь третью премию. Из-за чего, честно говоря, расстроился, потому что рассчитывал на большее. Но возраст был юный, обида быстро прошла. Тем более что на том конкурсе у меня случился большой роман. К тому же меня стали приглашать с концертами, я получал за них вполне приличные деньги и был безумно счастлив. Правда, счастье это длилось недолго, потому что через два года после конкурса я очень тяжело заболел. Это было первое из череды испытаний болезнями.

Вы представляете, что это такое - в юности, на старте, выпасть из жизни на пять лет?! У меня было заболевание, связанное с мышцами. Абсолютный приговор! 9 из 10 невропатологов, к которым я обратился за помощью, были категоричны: какая сцена! Какая виолончель! Дай бог в инвалидном кресле всю жизнь не провести. И только один сказал: «Я тебя вылечу». Я до сих пор благодарен ему.

Пока я лечился, меня коллеги-музыканты со счетов списали, крест поставили и землю вокруг «могилки» утрамбовали. И передо мной встал выбор, что дальше делать в жизни: оставаться в музыке или пробовать что-то другое (я тогда очень сильно интересовался медициной)? Решил остаться в музыке. Восстановился. И очутился в вакууме - ни одного концерта! Единственный способ вновь заявить о себе - ещё раз выиграть Конкурс им. Чайковского. Что и произошло в 1990 году. Я тогда получил уже вторую премию. И это дало мне возможность двигаться дальше.

«АиФ»: - А за те пять лет вам как удалось не сломаться?

А.К.: - Я воспользовался моментом и выучился играть на органе. Так что теперь у меня две профессии - виолончелист и органист. Но мне всё-таки удалось победить Судьбу - вновь пошли и концерты, и зарубежные приглашения. Меня взяли в очень крупное французское агентство - в нём состоят Вадим Репин, Евгений Кисин, Борис Березовский. Уровень высочайший.

Классика - это не страшно!


«АиФ»: - Новый год вы с коллегами - Борисом Березовским и Сергеем Крыловым - откроете мощнейшим концертом. Но многие потенциальные слушатели пугаются: «Классическую музыку так тяжело слушать!»

А.К.: - Чтобы в зрелом возрасте не бояться того же Шостаковича, надо начинать пораньше слушать его. На мой взгляд, имело бы смысл ввести в школах какой-нибудь минимальный курс классики. Сейчас во многих школах преподаются азы религиозной культуры. И это правильно. Так же нужно поступить и с классической музыкой - хотя бы рассказать ребёнку о том, что это явление существует, что эту музыку не надо бояться. Пусть большинство услышанное и не тронет. Но ведь будут и те, кого эта музыка зацепит!

«АиФ»: - Кисин, Мацуев, Репин, Князев. Список исполнителей - пианистов, скрипачей, виолончелистов - можно продолжать. За счёт чего в стране, где классическая музыка, мягко говоря, в загоне, рождаются такие бриллианты?

А.К.: - Россия - страна с непонятной, дикой, безумной судьбой. И я не всегда в восторге от того, что в моей стране происходит. Но вы взгляните на тот же ХIХ век - какой расцвет произошёл и в литературе, и в музыке, и в живописи! Пушкин, Лермонтов, Толстой, Чехов, Достоевский, Чайковский, Мусоргский, Рахманинов... В ХХ веке - ещё одна плеяда талантов. А в Швеции, которая не воевала, по-моему, последние несколько веков, кроме гениального режиссёра Бергмана и писателя Стриндберга и вспомнить больше некого. А ведь это одна из самых благополучных стран, где уже в 60-е годы был построен социализм с человеческим лицом. Так что, может быть, именно благодаря нашей тяжелейшей истории, лишениям, преградам, которые необходимо было преодолевать, эти бриллианты появлялись. В России удивительным образом сочетается несочетаемое. А когда плюс с минусом находятся в такой близи, между ними неизбежно проскакивает искра. И этот разряд в России всё время выходил в творчество. Несмотря на то что бизнес сегодня вышел на первый план, верю, что творческое начало в стране не заглохнет никогда.

Досье

Александр Князев родился в 1961 г. Окончил Московскую консерваторию по классу виолончели, позже - Нижегородскую консерваторию по классу органа. Победитель престижнейших международных конкурсов.

Автор: Юлия Шигарева
Опубликовано 29 декабря 10
Статья «Меня вылечил Бах». Александр Князев об испытаниях и загадках русской души» из номера: АИФ №52

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору