Александр Лукинов: «Фестивалю был нужен Воронеж, а Воронежу — фестиваль».

Добавлено 02 ноября 2014

Фестиваль «Джазовая провинция»

Как уже писал портал 36on.ru, «Джазовая провинция» уже в двенадцатый раз пройдет в Воронеже с 5 по 8 ноября. Как обычно, программа будет яркой, насыщенной и интернациональной: для зрителей сыграют джазмены не только из России, но и из США, Италии, Израиля, Швейцарии, Греции, Болгарии и других стран. Бессменный продюсер этого события, руководитель компании «Арт Фолио» Александр Лукинов рассказал о первых шагах фестиваля в Воронеже, сложных и одновременно курьезных случаях и будущем «Джазовой провинции».

— Александр, Воронеж знает «Джазовую провинцию» уже много лет. А с чего же все-таки всё началось?

— С одного телефонного звонка. В 2003 году мне позвонил Игорь Файнбойм (пианист, педагог и композитор, один из первых джазовых исполнителей в Воронеже — прим. ред.) и сказал, что курский музыкант Леонид Винцкевич ищет партнеров в нашем городе для того, чтобы провести в нем свой фестиваль «Джазовая провинция». Я в то время уже занимался бизнесом и я сказал да, давайте попробуем. С тех пор мы сотрудничаем вот уже двенадцать лет. А на первом концерте было заполнено всего две трети зала, из них одна треть — приглашенные друзья и знакомые.

— После первого фестиваля захотелось провести его еще раз?

— Безусловно, да, ведь несмотря ни на какие сложности, получился настоящий праздник. Это вдохновило. И мы поняли, что фестиваль должен идти несколько дней. Поэтому дальше мы сделали уже двухдневное событие, а позже — когда залы стали заполняться, и у нас появилась поддержка в виде партнеров, перешли на три дня. А потом замахнулись и на четыре. В этом году с учетом дополнительных концертов все будет длиться девять дней.

— Когда появилось первое ощущение, что «Джазовая провинция» «прижилась» в Воронеже и горожане ее приняли?

— Достаточно быстро, наверное, уже на второй год. Фестиваль быстро получил резонансное освещение в сми, так как он стал событием, которое действительно ждали. Ведь более 70 лет насчитывает история джаза в Воронеже. А в 60-х, и в 70-х годах прошлого века проводились различные воронежские и всероссийские фестивали, но был период, в начале 2000-х, когда образовалось определенное затишье. Совершенно естественным образом «Джазовая провинция» оказалась городу нужна. Так сошлись звезды — фестивалю нужен был Воронеж, а Воронежу нужен был фестиваль!

— Что больше всего запомнилось вам как организатору за эти годы?

— Одно из самых ярких для меня впечатлений для меня — это выступление Эрика Мариенталя в 2010 году. Поразило, насколько человек был наполнен позитивом. С одной стороны, он настоящая звезда — музыкант, которого мы слушали еще в музыкальном училище, который вошел в историю джаза и имеет большой коммерческий успех (написал музыку к нескольким фильмам, в том числе известную всем заставку к сериалу «Санта-Барбара»). С другой стороны, он вел себя так, будто мы с ним были знакомы всю жизнь — был очень легким в общении, не держался на дистанции. И вообще я заметил, что чем профессиональней человек, тем он доброжелательней и позитивнее. Возможно, потому что не надо никому ничего доказывать.

Другой случай, который вспомнился — не связан непосредственно с музыкантами. Как-то мы обедали с партнерами в ресторане одного из отелей, обговаривали условия сотрудничества. Мне, в числе остального, пришлось много говорить о том, что «Джазовая провинция» — не коммерческий проект и нам непросто работать на общих условиях. В итоге мы о чем-то договорились и разошлись. Приезжаю часом позже в офис, и там выясняется, что на депозит фестиваля в гостинице поступило 25 тысяч рублей. Выяснилось — что за соседним столиком с нами обедала какая-то женщина, которая услышала наш разговор. И захотела помочь фестивалю. А имя свое просила не называть — нам оно до сих пор неизвестно. Нас это очень растрогало и потрясло.

А вот еще один случай, который произошел с музыкантами группы Made in France. Перед самым выступлением их барабанщик Феликс Сабаль-Лекко обнаружил, что он забыл комплект палочек для игры на ударных в отеле, который находился в Северном. А ему нужны были именно эти инструменты. На часах половина седьмого вечера, час пик. Мы отправляем его за палочками в машине с нашим водителем, они едут через пробки в отель. А люди в зале уже хлопают. Нам с Леонидом Винцкевичем надо срочно что-то придумать. Попросили его сына, Николая (тоже постоянный участник «Джазовой провинции — прим. ред.) экстренно и внепланово выйти на сцену. А перед этим и сам Леонид вышел и сыграл. В итоге получилась такая экспрессия, такой драйв! Все отметили, что это было одно из лучших выступлений Винцкевичей в Воронеже.

— Охотно верю. Впрочем, согласитесь, Винцкевичей у нас всегда принимают на «ура». Но ведь нередко на «Провинции» выступали не только представители классики жанра, которые по определению всегда понравятся публике, но и авангардные и экспериментальные коллективы. Не страшно ли звать таких музыкантов — вдруг зрители не примут?

— Чем ярче и интереснее материал, тем большую полярность достигают мнения. Когда у группы некое экспериментальное звучание, безусловно, зрители становятся категоричными в оценках: или восторгаются, или говорят, что это какая-то ерунда. Это совершенно нормально. Хуже, когда люди выступили как-то средне, и мнений вообще почти нет. А когда приезжают яркие коллективы, возникают споры и дискуссии. Я считаю, что экспериментаторов наша публика готова воспринимать — за более чем десять лет у зрителя сформировался довольно хороший вкус.

— «Джазовая провинция» — проект, который в Воронеже держится исключительно на вашей инициативе, без какого-либо государственного финансирования. Как вы сами для себя определяете — для чего вы всем этим занимаетесь столько лет?

— Когда я задаю себе этот вопрос, то понимаю, что фестиваль стал социально значимым явлением для нашего города, его неотделимой частью. Конечно, неправильно когда такое событие, целое явление в культурной жизни города, зависит от сил, здоровья, энтузиазма и финансового состояния одного человека. Поэтому было бы намного вернее и надежнее, если бы нам удалось найти государственную финансовую поддержку и под фестиваль была бы выделена отдельная строка в бюджете области или города. Ведь такие события, несомненно, повышают привлекательность региона как в имиджевом, так и в инвестиционном плане. Надеюсь, что в будущем это получится осуществить. Очень надеюсь…

— А как обстоят дела с ближайшим настоящим «Джазовой провинции»? Что самого яркого услышат воронежцы в этот раз?

— Безусловно, каждый из исполнителей этого года по-своему уникален — мы подбираем программу так, чтобы было чем восхититься, и чему изумиться.

Одним из главных событий должно стать выступление настоящей легенды, одного из величайших мастеров гитары, признанного во всем мире — Ларри Кориелла, который стоял у истоков создания знаменитого и легендарногоThe Guitar Super Trio с выдающимися гитаристами Пако-Де Лусия иДжоном Маклафлиным.

Думаю, всех впечатлит норвежский музыкант Хокон Корнстад — он играет на саксофоне и поет оперные арии — такого мы еще точно не слышали.

Будут настоящие мастодонты отечественного джаза — Анатолий Вапиров со своим интернациональным Black Sea Quartet и музыканты легендарного«Архангельска».

Будут и молодые музыканты с очень интересными проектами — World Trio, Аuthentic Light Оrchestra.
Также своем привычном составе, но с новым названием Jazz Art и совершенно новой программой Леонид Винцкевич, Николай Винцкевич, Джоэль Тэйлор и Кип Рид порадуют воронежскую публику вновь.

Обо всем сложно рассказать, но уверяю — будет на фестивале много еще чего интересного.
Плюс: музыканты снова проведут мастер-классы и творческие встречи, кстати, бесплатные.
На все событиях мы с нетерпением ждем наших зрителей — как постоянных, так и тех, кто только начинает знакомиться с джазом. Постараемся всех снова порадовать великолепной музыкой и подарить хорошее настроение!

Подробнее с программой фестиваля можно ознакомиться на сайте jazzvrn.ru.

Автор: evgenya gluhovceva

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору