Александр Митенёв: «Я приеду, чтобы подарить людям праздник!»

Добавлено 02 июня 2012 tango

Зал Бурятской филармонии, Бурятская филармония, Александр Митенёв (бандонеон)

Александра Митенёва нередко называли «звёздным мальчиком»: его игра на аккордеоне покоряла. Саша – неоднократный лауреат различных конкурсов, стипендиат фонда Д.С. Лихачёва «Звезда Прометея». Совершенно логично, что, говоря его словами, «был замечен в Петербурге и принят в класс выдающегося музыканта, заслуженного артиста России Николая Александровича Кравцова, изобретателя уникальной клавиатуры своего имени». «Своё имя» теперь есть и у Александра. Он – единственный в России бандонеонист.

«Та клавиатура, - погружается в свой любимый мир музыки Александр, - примечательна тем, что она стёрла грань между баяном и аккордеоном, соединив в единое целое кнопочки и клавиши. Исторический парадокс состоит в том, что баян, который считают традиционным русским инструментом, был изобретён в Париже, а аккордеон – в Петербурге».

…Любая творческая личность просто обязана развиваться, расти. Ибо, как говорили древние: «Остановился – упал. Упал – умер». В любом виде творчества быть первым, быть уникальным невероятно сложно. Но Саше это удалось. Он освоил экзотический (для России) инструмент, - бандонеон: немецкий инструмент с великой аргентинской судьбой. Александр виртуозно владеет бандонеоном, но об этом – чуть позже.

Закончив класс Н.А. Кравцова, Александр обучался ещё и дирижированию в классе заслуженного артиста России Юрия Борисовича Богданова, долгое время бывшего дирижёром театра оперы и балета им. Мусоргского. Именно тогда Саша увлёкся музыкой народов мира - «world music». Особенно его привлекала музыкальная культура Латинской Америки, Аргентины, и в первую очередь – танго, не только аргентинское, поскольку танго в разные времена было популярно во всём мире, в том числе и в России, но подвергалось гонениям, и одержало, в конце концов, оглушительную победу. А традиционный инструмент для исполнения танго – тот самый бандонеон, который в конце 18 века изобрёл житель Саксонии Генрих Банд, чтобы аккомпанировать хору во время церковных служб. Очень быстро этот инструмент вместе с немецкими эмигрантами появился в Буэнос-Айресе, который воспринял его всей душой за очень терпкий тембр, близкий мужскому вокалу, включив этот инструмент в составы музыкальных ансамблей. С тех пор бандонеон – прямая ассоциация с Аргентиной. Уважение к музыкантам там столь велико, что им уступают место в метро, а таксисты возят бесплатно. Вернёмся к Александру.

«Моя личная судьба, - говорит он, - тесно переплелась с этим инструментом пять лет назад. Однажды меня и моих друзей – выпускников различных музыкальных вузов - пригласили на фестиваль «Танго белых ночей». Мы быстро сделали программу, выступили… В мире существует огромное движение – танцевальное танго. Во всех мегаполисах работают танго-школы, танго-практики и милонги – вечера, где танцуют танго. Мы влюбились в это дело и решили: популяризация танго-музыки - наша ниша.

Ниша эта огромна, это колоссальный монолит, как джаз. Лет через 10-15 она будет не менее всеобъемлющим мэйнстримом, центральным направлением массовой культуры…»

О танго Саша может говорить часами. Он сыплет именами, направлениями, школами…

«Пять лет назад я начал заниматься этой музыкой, а год спустя случайно встретил свой первый инструмент, который называется «Альфред Арнольд». А полгода назад я стал обладателем бандонеона «Major Pearl», одного из лучших мастеров современности - Уэ Хартенауэра. Этот бандонеон, изготовленный для моего учителя Виктора Виджены (солиста всемирно известной группы “Gotan Project”) был им мне уступлен после моей победы на конкурсе в немецком городе Клингенталь. Я думаю, что мой новый бандонеон - лучший инструмент всех времён!

В какой-то момент я понял, что самостоятельно научиться играть на этом инструменте мне не удастся. Он очень иррационален. Кнопочки не имеют системы, нет логического построения тонов и полутонов как на фортепианной клавиатуре. Мастера-изобретатели этого инструмента, скорее всего, не были музыкантами, а лишь кустарями. Они сделали его так, как им было удобно. Да, на бандонеоне легко играть чистые аккорды, красивые и монументальные иерархические построения. Но играть на нём светскую музыку очень сложно! И я уехал в Нидерланды к большим мастерам. Моими учителями были бандонеонисты Лео Вервелде и уже упомянутый Виктор Виджена, а также замечательный аргентинский композитор Густаво Бейтеманн».

Сам Александр тоже танцует танго, причём на хорошем уровне. Однако времени на это почти не остается, так как группа, которой руководит Митенёв, в основном, исполняет музыку на академической сцене, оставляя танцпол для многочисленных тангоманов. Это камерная музыка, в которую с годами эволюционировало танго.

Особая любовь – к Астору Пьяццолле, музыканту-революционеру, совершившему настоящий переворот в композиции и аранжировке. Тангоманы – весьма реакционная публика, они любят прошлое, и не всегда готовы к новому. Пьяццолла, будучи классическим и джазовым музыкантом, поднял танго на академический уровень. Он играл на бандонеоне как никто другой. «И вся моя юность прошла “под знаком” музыки Астора Пьяццоллы, - говорит музыкант. – Несколько разочаровавшись в возможностях аккордеона, я нашёл себя в бандонеоне, обретя в 24 года новую специальность».

В мае этого года Александр стал победителем международного конкурса бандонеонистов в немецком Клингентале. Это - первый международный фестиваль, на который в начале 50-х годов стали выезжать советские музыканты, пробив брешь в «железном занавесе».

«Видно, не зря вышло так, что я учился в Нидерландах, - размышляет Александр Митенёв. - Это невероятно космополитичная нация, имевшая колонии по всему свету, привнося в свою культуру любые новые веяния. Благодаря такой открытости их культура весьма синтетична, а человеку с голландским паспортом – всегда и везде «welcome». Как я нашел своих учителей? На фестивалях. Музыканты вообще живут фестивалями, они дают неоценимый опыт творческого общения. Выживать, конечно, трудно. Из всей армии солистов и исполнителей востребованы единицы. Из выпускников Университета Культуры – я единственный со всего курса, кто ещё остался в Профессии. Спасибо родителям, поддерживают, хотя для жизни мне нужно немногое. Творческие планы? Есть. Я хочу попробовать осмыслить русское танго (Оскара Строка, Леонида Утёсова, Петра Лещенко, Матвея Блантера) на ином языке. Недавно нам довелось играть в одесской филармонии репертуар Утёсова. Одесса не потеряла себя. Утёсов для них – живое незабытое имя. Вы бы слышали, как благодарили нас люди за Утёсова. Вот и России надо вернуть танго, сделать эту музыку вновь такой же любимой, какой она была во всём мире в свой «золотой век».

14 июня Александр Митенев выступит на сцене Бурятской филармонии вместе с симфоническим оркестром Оперного театра в проекте Натальи Улановой и Владимира Ткаченко "Симфония танго" и "Violin huur"



http://www.minkultrb.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору