Александр Сладковский: Бренд фестиваля «Белая сирень» уже признан

Добавлено 25 мая 2017 muzkarta

Александр Сладковский (дирижер), Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан, Денис Мацуев (фортепиано)

В первой части большого интервью изданию KazanFirst маэстро рассказывает о предстоящей грандиозной премьере симфонической поэмы «Колокола», о том, какая музыка может заставить его плакать, и редком общении с другом — выдающимся пианистом Денисом Мацуевым.

Маэстро Александр Сладковский демонстрирует свои дирижерские палочки в гримерке ГБКЗ имени Салиха Сайдашева. У народного артиста России, художественного руководителя и главного дирижера Государственного симфонического оркестра Татарстана их больше десятка. Запас столь необходимого дирижеру инструмента для работы должен быть — при записи всех симфоний и концертов Шостаковича для фирмы «Мелодия» Сладковский сломал сразу две палочки. — Дописывал прямо огрызками, — смеется он. А во время одной из репетиций было не до смеха — маэстро так вошел в раж, что ненароком палочка переломилась и кусочек застрял прямо в руке.

Одна из дирижерских палочек, принадлежащих Сладковскому, создана в конце XIX века. Ее дирижеру презентовал друг на 50-летний юбилей. Подобной палочкой дирижировал в свое время Петр Чайковский. В ее производстве использовались эбеновое дерево, слоновая кость, а украшена такая раритетная палочка серебром. Еще один инструмент дирижера сделан по заказу виолончельного мастера. Палочка инкрустирована небольшим бриллиантом и украшена золотой нитью. Этой палочкой Сладковский дирижировал недавнюю премьеру Шестой симфонии Малера в Казани.

В коллекции дирижера преобладают карбоновые палочки — они более долговечные. Но есть и деревянные, которые отличаются легкостью, хотя и более хрупкие.

— Любимой палочки у меня нет. Это как дети в оркестре — все любимые, — признается маэстро.

Одной из этих палочек Александр Сладковский будет дирижировать на VII Международном фестивале им. Сергея Рахманинова «Белая сирень», который откроется в Казани уже 27 мая.

Наша справка

«Белая сирень» — ежегодный фестиваль памяти великого русского композитора, пианиста и дирижера Сергея Рахманинова инициирован Александром Сладковским в 2011 году. Значительную роль в создании и популяризации фестиваля «Белая сирень» сыграл выдающийся пианист и общественный деятель, народный артист России, арт-директор Фонда Рахманинова Денис Мацуев. Он традиционно принимает участие в фестивале, не станет исключением и нынешний год. Помимо него на фестивале выступят блистательные пианисты Барри Дуглас (Великобритания), Валентина Лисица (США), а также юные таланты, лауреаты международного конкурса Grand Piano Competition Иван Бессонов, Джорж Харлионо (Великобритания), Сандро Небиеридзе (Грузия). Помимо Сладковского за дирижерский пульт в дни фестиваля встанут дирижеры Юрек Дыбау (Польша) и Сесар Альварес (Испания).


— Почему вы решили пригласить в Казань на первый концерт фестиваля молодых музыкантов Ивана Бессонова, Джоржа Харлионо и Сандро Небиеридзе?

— Ровно год назад Мацуев пригласил меня в качестве дирижера на конкурс Grand Piano Competition. В нем участвовало очень много талантливейших музыкантов, которые показали себя яркими звездочками. Как известно, Мацуев — человек щедрый. Он выдал лауреатам конкурса карт-бланш — возможность выступить с лучшими оркестрами России. Тогда на церемонии награждения каждому ребенку сказали, куда они поедут выступать на следующий сезон.

Бессонов, помимо того что пианист, еще и очень интересный композитор. Равно как и грузинский музыкант Небиеридзе. С Бессоновым в этом сезоне мы уже выступали вместе в Мариинском театре, причем играли тот же Первый концерт Рахманинова, который он будет исполнять в Казани. С Небиеридзе мы играли в Перми на фестивале Мацуева, причем представляли его собственный фортепианный концерт. Англичанин Харлионо приедет в Казань впервые.

Продвигать неизвестных молодых музыкантов и показывать их публике — достаточно неблагодарная вещь. Но я надеюсь, что бренд «Белой сирени» уже устоялся и признан. Все знают, что в любом случае будет гарантия качества. Любые солисты и сочинения, которые мы играем в рамках «Белой сирени», — всегда откровение.

На концерте-открытии фестиваля 27 мая я решил сыграть еще Стравинского «Весну священную» — в этом году исполняется 135 лет со дня рождения композитора. Кроме того, «Весна священная» — сочинение для меня по-своему священное. Свой первый сезон в Казани в 2011 году я заканчивал именно этим произведением. Мы сделали такую арку, тем более что этим летом будет семь лет, как я возглавляю Госоркестр Татарстана. Учитывая, что за эти годы звучание оркестра сильно изменилось, я буду рад представить такую «Весну», какую сейчас редко где услышишь.

— Вы говорите, что зрителей ждут откровения. Премьерное исполнение поэмы «Колокола», в котором выступит солистка Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Мурадымова, солисты Большого театра России Максим Пастер и Петр Мигунов, а также хор студентов Казанской государственной консерватории, станет таким откровением?

— Я уверен в этом. Если «Колокола» когда-то и звучали в Казани, то было это очень давно. Для исполнения этой премьеры мы кооперируемся с хором Казанской консерватории. И я надеюсь, у него хватит сил донести задумку, потому что партитура очень сложная. Партитура оркестрована так плотно, что хору нужно быть очень мощным. В крайнем случае хор придется подзвучить — такой опыт уже есть. Важно, чтобы в звучании оркестра и хора был баланс. «Колокола» — невероятной силы музыка, такие зашкаливания…

Так что фестиваль закончится приездом Мацуева, с которым концерт № 2 Рахманинова в Казани мы еще не играли, и «Колоколами». Кстати, в «Колоколах» даже есть скрябинские отголоски — так или иначе Скрябин и Рахманинов друг друга как-то питали творчески. Я до сих пор задаюсь вопросом, почему Рахманинов вписал в партитуру в последнем такте два органных аккорда. В любом случае это будет невероятно мощно и незабываемо. Я это уже предслышу.

— Лично у меня фестиваль «Белая сирень» — самый любимый из всех, что проводит ГСО Татарстана. По отзывам публики вы чувствуете, что именно Рахманиновский фестиваль наиболее любим казанцами?

— Каждый фестиваль по-своему хорош, у каждого есть свой стиль и лицо. Наверное, особую любовь к Рахманиновскому фестивалю можно объяснить тем, что уже весна. Когда зима проходит, у людей наступает психологическое облегчение. Зимой не всегда до высоких материй — не замерзнуть бы.

Рахлинский, я считаю, тоже очень классный фестиваль. Столько премьер мы натворили! Шестая симфония Малера только чего стоит. А фестиваль «Денис Мацуев у друзей?». Каждый год мы показываем суперпрограммы. В его рамках в октябре мы представим публике совершенно разноплановую по стилю музыку — и Штрауса с Щедриным в один вечер, и Моцарта со Стравинским. Это будут невероятные переклички. С Мацуевым у нас здесь такая лаборатория — в Казани мы придумываем что-то невероятное, доводим до совершенства и везем по миру.

— Вы сами помните, когда впервые услышали музыку Рахманинова? Какие у вас были ощущения?

— Конечно, помню. Моя мама преподавала музыку, и ее ученики играли «Элегию» Рахманинова. Эта шедевральная музыка с детства вызывала во мне слезы.

— А сейчас музыка может вызвать в вас слезы или вы заматерели?

— Да как можно заматереть? Иногда я этого несколько стесняюсь и стыжусь, думая, что настоящие мужчины не должны плакать. Но настоящая музыка как раз должна вызывать такие эмоции у обычных людей, которые не имеют к музыке никакого отношения. Такие слезы чистят душу. И этого не надо стесняться. Так что с годами я еще сильнее подвержен этому сентиментализму. У Рахманинова гармонии, невероятные сопоставления вызывают просто помутнение рассудка. Это музыка совершенно космического свойства. Погружаясь в нее, ты перестаешь осознавать, где ты находишься.

Так что сентиментальность со временем стала во мне еще сильнее. Иногда непроизвольно на концертах или репетициях можно погоревать или всплакнуть от счастья. Это нормально.

В том то и заключается сила музыки — вызывать в людях самые положительные качества. Это работа души. Отклик на музыку даже самого толстокожего человека — признак присутствия в этом человеке души. Это самое главное. Ну что можно без души делать? Ничего! Даже рыбу без души ловить нельзя.

— А когда Мацуев приезжает в Казань, удается съездить на рыбалку?

— Да какая рыбалка? В лучшем случае мы можем посидеть поговорить. Денис Леонидович дает около 300 концертов в год. Мы достаточно редко видимся, так что с момента предыдущей встречи происходит много всего. И мы с удовольствием это все обсуждаем. Но времени действительно очень мало. Как правило, он прилетает в день концерта, мы репетируем, выступаем, на следующий день делаем то же самое. В промежутке уже не до рыбалки.

— Мацуев в качестве арт-директора Фонда Рахманинова как-то участвует в репертуарной политике фестиваля «Белая сирень»?

— Он очень помог при организации фестиваля в 2011 году. В том числе привез сюда потомка Рахманинова (внука композитора Александра Рахманинова).

Вторая часть большого интервью Александра Сладковского специально для издания KazanFirst запланирована к публикации на пятницу, 26 мая.
Кристина Иванова
kazanfirst.ru/article/397989

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору