Александр Сладковский: «Площадка у Дворца земледельцев знаковая для культурной жизни Казани»

Добавлено 16 августа 2015

Александр Сладковский (дирижер), Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан, Хибла Герзмава (сопрано)

ПОЛИТИКА МУЗЫКИ: КАК ЗАСТАВИТЬ ВСЮ РОССИЮ ГОВОРИТЬ О ТАТАРСТАНЕ

Пять лет работы за дирижерским пультом ГСО РТ Александра Сладковского совпали с первым президентским сроком Рустама Минниханова. За эти годы в жизни Татарстана многое изменилось. Специально для «БИЗНЕС Online» заслуженный артист России совершил небольшой экскурс в недалекое прошлое и написал материал, в котором рассказывает о том, как переплетаются политика и классическая музыка и к каким позитивным результатам это приводит.

Наш оркестр за пять лет стал визитной карточкой республики, которую принимают и слушатели, и политики
«НА ПРИМЕРЕ НАШЕГО ОРКЕСТРА МОЖНО УВИДЕТЬ, КАК В ЦЕЛОМ РАБОТАЮТ ПРОЕКТЫ В ТАТАРСТАНЕ»

В этом году наш отпуск оказался нестандартным — мы его начали поездкой в Латвию, где выступили на знаменитой площадке Dzintari concert hall, которая уже много десятилетий служит культурным центром Латвии и вообще Прибалтики. И это не просто сцена для эстрадных и развлекательных выступлений, это действительно универсальная масштабная концертная площадка, оснащенная по последнему слову звуковой техники и очень удобная для выступлений. В свое время там выступал легендарный оркестр Евгения Мравинского и множество других великих имен. На этой площадке мы представляли даже не Татарстан, а по умолчанию мы представляли там российское музыкальное искусство. В этом году на латвийской сцене должен был выступить Большой симфонический оркестр им. Чайковского под управлением Владимира Федосеева, но по определенным причинам они не смогли приехать в Латвию. И очень приятно, что организаторы пригласили выступить нас. Это значит, что мы уже априори стоим в одном ряду с таким прославленным российским музыкальным коллективом. Два концерта, которые мы провели на этой сцене, оставили колоссальное впечатление и у зрителей, и у организаторов.

Все это звенья одной цепи. Даже при самых невероятных и уникальных способностях любого руководителя, я имею в виду дирижера, который возглавляет тот или иной коллектив, этих способностей недостаточно, если нет основательной поддержки со стороны. И хочу сказать, что все это время я постоянно ощущал поддержку и заинтересованность в развитии Государственного симфонического оркестра РТ со стороны президента республики. Заступив в должность пять лет назад, я сказал, что сделаю татарстанский симфонический оркестр лучшим в России. Мы это сделали. Теперь задача на ближайшую пятилетку — получить мировое признание.

Музыканты нашего оркестра и, собственно, наш оркестр за эти 5 лет стали визитной карточкой республики, которую принимают и слушатели, и политики. Мне посчастливилось лично встречаться с руководителями многих российских регионов из числа тех, куда наш оркестр приезжал с визитом. Главы субъектов Российской Федерации принимали меня не просто как известного дирижера, а как посланца Татарстана, и это вызывает чувство особой гордости, которую я хочу разделить со всеми жителями. Когда ты приезжаешь просто как артист, тебе приносят цветы в конце концерта и говорят спасибо — это одно. Когда тебя принимают руководители регионов — это совершенно другой уровень и предмет особой гордости. Например, при последней нашей встрече с губернатором Пермского края Виктором Басаргиным мы говорили с ним о развитии детского музыкального симфонического исполнительства. И по результатам этой встречи молодежный симфонический оркестр Республики Татарстан с огромным успехом выступил в Перми. Не могу не вспомнить встречи с губернатором Оренбургской области Юрием Бергом или встречи с губернатором Тамбовской области Олегом Бетиным.

Но, наверное, самое большое впечатление произвела на меня недавняя встреча с президентом Абхазии, который спустя буквально неделю после своего визита в Казань принял меня у себя вместе с Хиблой Герзмавой. XIV международный музыкальный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает…» в этом году стартовал в Вене и открылся в апреле гала-концертом в стенах знаменитого золотого зала Венской филармонии, а продолжился на родине Хиблы — в Абхазии, в городе Сухум. Наш оркестр был приглашен в качестве резиденц-оркестра, и мы сыграли много любимых публикой произведений, в том числе, конечно «Тамерлана». Это был специальный «заказ» — «Тамерлан» стал одной из наших визитных карточек. Практически везде перед тем, как мы начинаем что-либо играть, народ неизменно кричит: «Давай Тамерлана!»

И все прекрасно понимают, что симфонический оркестр — это не просто коллектив музыкантов, которые слаженно играют, а это послы той страны или республики, которую они представляют. И я с гордостью могу сказать, что мы представляем Татарстан. Оркестр с красиво одетыми музыкантами, с роскошными инструментами, замечательно исполняющие как татарскую национальную или симфоническую музыку, так и мировую классику — это в определенном смысле коммуникатор, потому что язык музыки понимают все вне зависимости от вероисповедания и национальной принадлежности. И на примере нашего коллектива можно увидеть, как в целом работают проекты в Татарстане. Проекты, которые не просто развиваются, а которые начинают давать ощутимую отдачу и очень большие дивиденды. Не только материальные, которые можно ощутить и потрогать, но и моральные. И в данном случае мне не просто была дана установка, а были созданы все условия для комфортной работы — и с точки зрения материальной части, и с точки зрения моральной поддержки, что немаловажно.

Рауль Хаджимба и Хибла Герзмава
«МИННИХАНОВ ПИШЕТ ГЛОБАЛЬНУЮ СИМФОНИЮ»

То, что мы имеем сегодня в нашем активе, тот бренд, который удалось создать, я могу без преувеличения сказать, что это детище и Рустама Минниханова. Меня поражает, что у президента РТ, который занят глобальными политическими и экономическими вопросами, хватает времени и внимания на частности. Потому что одна отрасль, например, симфоническая музыка — это частность. И сейчас уже можно об этом смело говорить, но квартиру я получил уже после первой встречи с президентом РТ, а было это за два месяца до того момента, как произошло назначение меня на должность. На тот момент министерство культуры даже не удосужилось заключить со мной контракт. Меня просто перепоручили БКЗ, и у меня был контракт, мягко говоря, не по статусу. Сейчас искренне иронично улыбаюсь внутри себя, потому что тот эпизод доказывает, что на самом деле Минниханов был озабочен проблемами в отрасли гораздо больше, чем люди, которые за это непосредственно отвечали. Сейчас об этом можно смело сказать. Все складывается из незаметных и мало ощутимых на первый взгляд мелочей, но именно из этих деталей вырисовывается в итоге вся картина. И я был поражен такому активному участию, потому что без этого, поверьте, не получилось бы ничего, даже если бы было такое же финансирование и даже если бы были все предпосылки к движению. Самое важное, что удалось Минниханову, — это определить то, что система взаимодействия оркестра была очень неправильно устроена. И результатом, как вы знаете, и об этом тоже сейчас можно смело говорить, были постоянные круглые столы, постоянные выяснения отношений, постоянное недовольство Фуата Мансурова — гениального дирижера, который не мог ничего сделать. И президент республики, как высочайшего уровня менеджер и управленец, пошел в первую очередь на встречу в том, чтобы эту систему видоизменить.

Если говорить образно, то сады начинают цвести, когда садовник очень внимательно и аккуратно относится к каждому сорняку, каждому кусту и листу, когда садовник следит, улучшает, удобряет и вкладывает душу в то, что он делает. И то, что мы имеем сегодня, без преувеличения сказать, дипломатический корпус в качестве Госоркестра Республики Татарстан — это результат нашей общей работы.

Можно ли сравнить Минниханова с дирижером? Да, он управляет выверенной и отлаженной командой, но дирижер — это исполнительская профессия, и выше дирижера все равно есть композитор, и я бы не сравнивал Минниханова с дирижером. Я бы сравнил его как раз с композитором, который пишет глобальную симфонию. А симфонический цикл, как вы знаете, предполагает от трех до пяти частей. И я уверен, что еще при жизни, как Чайковский или Шостакович, он будет признан.

Ежегодно в День республики и в День города на площади у Дворца земледельцев мы выставляем огромную ферму и даем опен-эйр
НА ПРАЗДНОВАНИИ ДНЯ РЕСПУБЛИКИ МЫ ОТОЙДЕМ ОТ ЧИСТОЙ КЛАССИКИ И СЫГРАЕМ ТО, ЧТО ДАВНО НЕ ЗВУЧАЛО В КАЗАНИ

Ежегодно в День республики и в День города на площади у Дворца земледельцев мы выставляем огромную ферму и даем опен-эйр. Надо сказать, что здание получилось совершенно феноменально с точки зрения красоты: само местоположение и сцена, которая была там искусственно без всякой задумки сделана, я имею в виду ступеньки и вход в министерство сельского хозяйства РТ. Я сделал тогда несколько снимков и при беседе с Рустамом Миннихановым показал это место. Он моментально принял эту идею и сказал: «Да! Давайте пробовать!» Но потом было очень много сопротивлений вплоть до того, что пускались слухи о возможных оползнях, которые могут вызвать звуки, и находились разнообразные иные причины, чтобы нам отказывать в дальнейшем. Но к счастью, эта площадка стала знаковой для культурной жизни Казани. Я искал такую площадку, на которой можно было бы показать концерт такого масштаба, потому что сам неоднократно дирижировал на таких площадках в Европе и в России. Например, Вальдбюне в Берлине — открытая площадка, которая вмещает чуть ли не 10 тыс. слушателей одновременно, и играть на ней Берлинский филармонический оркестр считает за честь для себя.

Это место идеально для массовых мероприятий, и я очень надеюсь, что год за годом мы будем радовать симфонической музыкой мирового уровня казанскую публику и туристов, которые специально приезжают в эти дни в Казань и знают, что будет какой-то необычный концерт, который начинается в 20:00 каждый год и заканчивается в 22:00 с первыми залпами праздничного салюта. Ежегодно мы принимаем в среднем порядка 20 — 24 тыс. зрителей и слушателей, которые нас видят благодаря огромным экранам и слышат благодаря прекрасной звуковой технике. И звук мало чем отличается от звука зала, потому что этот звук неизменно приезжает делать звукорежиссер Мариинского театра Владимир Ревенко.

В этом году попробуем поиграть оперетту — то, что в Казани давно уже не слышали и не делали. И для этого специально приглашаем актрису и певицу из Венгрии Полину Пастирчак
И, конечно, этот год не будет исключением. В прошлом году мы играли барокко с Симоной Кермес, в позапрошлом году был концерт с участием нашего друга Димы Хворостовского, а до того казанцы услышали суперзвезд Роберто Аланьи, Венеру Гимадиеву и Любовь Казарновскую… Одним словом, у нас уже есть огромный опыт. В этом году мы решили немножко уйти от чистой классики и оперы и попробовать себя в иной сфере. В сфере более легкого, более приятного, более доступного жанра, который очень редко звучит в Казани, и мне кажется, что это наше желание совпадет и с желанием слушателей. В этом году, в отличие от предыдущего, мы попробуем поиграть оперетту — то, что мы в Казани давно уже не слышали и не делали. И для этого мы специально приглашаем актрису и певицу из Венгрии Полину Пастирчак. Мы знаем, что Венгрия — сердце оперетты. Дунай и оперетта — это не только вокал, это еще и кульбиты, и разные цирковые номера. Мы приглашаем молодых очень ярких певцов — тенора и баритона Андрея Жилиховского и Сергея Скороходова — наших молодых ребят, которые также будут участвовать в этом действии. Все, что мы делаем, мы стараемся делать, не просто следуя классическим канонам, а мы стараемся устраивать свои концерты таким образом, чтобы все были счастливы и долго потом об этом говорили. И пока нам это удается.

Александр Сладковский

www.business-gazeta.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору