Арюна Тудупова: «Музыка стирает псевдоотдаленность»

Добавлено 19 мая 2014

Филармония Якутии

Мы уже встречались с композитором и узнали о создании музыкального произведения, пришло время узнать о следующей ступени в исполнении классической музыки – работе дирижера оркестра.

Наталья Базалева
Наталья Базалева — основатель, художественный руководитель – директор и дирижёр – Государственной Филармонии Якутии. Заслуженный деятель искусств Республики Саха (Якутия).

Наталья Базалева и Филармония Якутии закрыли второй музыкальный сезон. Были и цветы, и «Браво» из зала, и счастливые улыбки, и вручение дисконтных карт «Клуба друзей Филармонии». А сразу после концерта мы встретились с Натальей Владимировной в гримерке. Художественный руководитель Филармонии – человек строгий, но болеющий за то, чем занимается, и эту любовь Наталья Базалева передает всем, с кем работает.

Дирижер и оркестр

– С чего начинается оркестр?
– Оркестр начинается с дисциплины, как и любое другое дело.

– Тогда какое главное правило оркестра?
– Все музыканты, необходимые для репетиции того или иного произведения, должны быть на месте. Ведь временами люди болеют, иногда возникают другие трудности, а в музыкальном коллективе это большая проблема. В другом трудовом коллективе намного проще: если заболел сотрудник, который сидит за рабочим столом, то его обязанности ложатся на кого-то другого. Но представьте, если бы сейчас не было фаготов и кларнетов, тогда бы мы просто отменили концерт.

Каждый отвечает за коллектив, тем более музыкальный, тем более коллектив симфонического оркестра, тем более, когда нет запасных игроков. Не дай Бог, музыкант заболел, то это огромные сложности, в большинстве случаев сразу меняется программа полностью. В больших оркестрах все регулируется быстро, но наш оркестр молодой, у нас нет достаточного количества музыкантов, которое необходимо. Но все придет со временем. Как говорится, все идет по плану.

Наш молодой коллектив симфонического оркестра, который существует второй музыкальный сезон, работает в очень сложных условиях, а правильнее сказать, в полнейшем отсутствии условий для работы.
– Приходилось ли объяснять какое-то произведение музыкантам? Или как музыкант чувствует, так и играет?
– Дирижер не просто так стоит за пультом. Многие не понимают, что он там делает руками. Тот человек, который стоит за пультом, кто составляет программу, является главным интерпретатором произведения. Когда музыкант играет соло, то здесь, конечно, он может сам предложить свою концепцию исполнения. Но решает дирижер. Что-то не так – дирижер поправляет. Два совершенно одинаковых исполнения произведения не бывает. Например, вчера мы играли в Жатае, сегодня в Якутске. На исполнение влияет много обстоятельств, например, удобный или неудобный зал, акустические возможности.

Наш молодой коллектив работает в очень сложных условиях, а правильнее сказать, в полнейшем отсутствии условий для работы. В нашем репетитории низкие потолки, душно. Нам все время приходится бороться с качеством звука на разных площадках города, но все равно хорошей ни одной нет. Тем не менее, музыканты все стараются и, вопреки всему, играют максимально качественно.

Дирижер и композитор


– Насколько мне известно, после написания произведения композитор может доработать его вместе с дирижером, оркестр которого будет работать с партитурой.
– Мы всегда работаем с композиторами, если есть такая возможность: и с нашими – якутскими, и с российскими.

– После этого как-то по-другому раскрывается произведение?
– Конечно, мы же просто узнаем, что хотел композитор. Естественно, для нас это важно, и в первую очередь мы должны учитывать его концепцию, но иногда дирижеры помогают композитору. Когда есть возможность сотворчества с композиторами – это великая удача. К такой работе мы относимся с большим трепетом.

– А есть авторы-загадки?
– Каждое произведение – это загадка. Существуют обозначения темпа, силы звука и еще ряд всяческих обозначений: грациозно, напевно, страстно — все это помогает. Но каждая партитура – это загадка. Сколько дирижеров – столько и прочтений, хотя есть устоявшиеся традиции в известных произведениях. Будет правильнее сказать, что произведения, которые много раз исполнялись, сложнее, потому что нужно найти что-то новое. Помимо этого есть и возможности оркестра, понимаете, они тоже разные – это все учитывается.

Дирижер и слушатель


– Симфонический оркестр закрыл второй сезон. Скажите, за небольшой срок оркестр нашел путь к сердцу слушателя?
– Знаете, и да, и нет. Иногда от нашего слушателя бывают сюрпризы. Вот, например, органные концерты – когда мы только начали их проводить, я коллегам говорю, будем играть для трех-десяти человек, но надо внедрять это музыкальное направление. Орган у нас один в Римско-католическом храме, но он есть. А публика нас удивила, с первого концерта залы переполнены. Это сюрприз хороший.

А с другой стороны, интерес к симфонической музыке не достаточно развит. Здесь много и объективных факторов, и субъективных, но и, конечно же, главный фактор – на протяжении 20 лет симфонический оркестр не звучал ввиду того, что не удалось сохранить тот оркестр, которым руководила Галина Михайловна на НВК Саха.

Хотя симфонический оркестр Оперного театра и оркестр Высшей школы музыки время от времени дают концерты, но именно филармония должна исполнять симфоническую музыку регулярно.

Надо было дождаться, пока вырастут музыканты Высшей школы музыки, хотя их еще мало
– А можно ли сравнивать симфонический оркестр Филармонии с симфоническим оркестром Театра оперы и балета?
– Конечно, я не хочу сказать о том, какие симфонические оркестры хуже или лучше. Симфонический оркестр Оперного театра должен обеспечивать музыкальные спектакли, балетные и оперные. Симфонический оркестр театра в основном работает в оркестровой яме, а спектакли готовятся очень долго, идут в среднем около трех часов. Это сложное производство. Симфонический же оркестр Филармонии всегда на сцене, он должен каждую неделю исполнять новую программу. Думаю, что в следующем сезоне мы постараемся дойти до такого темпоритма. Представляете, какое количество произведений должны исполнить музыканты симфонического оркестра Филармонии.

Неделю готовится программа, затем — концерт. В том, что оркестр сможет выдавать четыре программы в месяц, я не сомневаюсь, но готовы ли слушатели — это вопрос. Работу по воспитанию востребованности симфонической музыки филармония ведёт с самого начала своего существования. Уже второй сезон мы осуществляем детский абонемент «Музыкальная энциклопедия» — ежемесячные концерты симфонической музыки для детей, с прошлого года они проводятся в рамках проекта Первого президента Республики Михаила Николаева «Музыка для всех». Детскими программками руководит дирижёр, выпускник Высшей школы музыки РС(Я) Павел Васьковский. Время от времени мы устраиваем общедоступные концерты «В филармонию всей семьей», когда цена билета невелика, и каждый может позволить себе посетить концерт.

Дирижер и филармония

– Вопрос, который меня волнует давно, — почему же так поздно создали Филармонию?
– Знаете, я не могу сказать, почему так поздно. Учреждение с таким названием было давным-давно. Потом так получилось, что лидеры вышли из состава той филармонии, и образовался Цирк, Национальный театр танцев, Театр юного зрителя и так далее. И то, что осталось от неё сегодня – это Театр эстрады.

Автономное учреждение «Государственная филармония Республики Саха (Якутия)» теперь уже имени Галины Михайловны Кривошапко – это абсолютно новое учреждение, созданное в XXI веке. Филармония была основана 1 января 2011 года по Указу Президента Республики Егора Борисова, и, прежде всего, деятельность её направлена на приобщение населения к симфонической музыке, ведь главная задача, которую нам определил Егор Афанасьевич Борисов – это создать симфонический оркестр. Для его создания мы пригласили в качестве главного дирижёра Фабио Мастранжело – дирижёра с мировым именем.

– А когда это стало возможным?
– Надо было дождаться, пока вырастут музыканты Высшей школы музыки, хотя их еще мало. Сегодня в симфоническом оркестре около 70 музыкантов, а надо 104. Поэтому 30% нам еще не хватает. Задача в том, чтобы они появились. Мы гордимся тем, что практически все наши музыканты из Якутии — наши земляки, получившие блестящие музыкальное образование в наших северных условиях, которые могут достойно исполнять музыку и у себя на родине, и за ее пределами. Наш оркестр буквально на третьем месяце существования уже звучал в концертном зале Мариинского театра. Все у нас как у всех симфонических оркестров страны, только нас немного меньше.

Мы ничуть не хуже, просто нам тяжелее. У нас холодная зима и жаркое лето. И билеты на самолет стоят дороговато. Но мы не хуже тех, кто «там».
– То есть вы можете сказать, что музыканты могут не волноваться о трудоустройстве?
– Им есть, где работать, только нужно хорошо учиться. У нас конкурсная система отбора. Они должны учиться так же хорошо, как первые выпуски, даже лучше

О том, что симфоническая музыка важна, говорим не мы, об этом говорит все мировое сообщество. И вы знаете, очень многие вопросы, задачи, интересы нашей республики могут быть решены при помощи именно симфонической музыки. Например, в сфере туризма. Европейский турист приедет сюда гораздо охотнее, когда днем он может познакомиться с этнокультурой, а вечером – услышать привычное для него – академическую музыку.

То, что у нас есть свой оркестр в северных широтах – это гордость. Это очень мощный инструмент для того, чтобы привлечь дополнительный интерес к республике. Да, мы далеко географически, да, у нас холодно, но мы едины со всем мировым сообществом через коллективы Филармонии и прежде всего — через симфонический оркестр.

Дирижер и руководитель

– Лучший момент в жизни дирижера?
– Наверное, хорошо исполненная программа, точно сказать сложно. Когда все на одном дыхании, когда исполняется с воодушевлением. Когда все получается.

– А как для руководителя?
– Когда команда не создает проблем и верит руководителю. Когда делает одно общее дело. Мы идем по проектному пути, играем не просто рядовые концерты. Фестиваль «Северное сияние» – это проект, «Рождественский фестиваль» – это проект. Допустим, та же организация концертов Мариинского театра – тоже проект. Здесь работали все: водители, администраторы, музыканты, служба обеспечения. Такая работа развивает и объединяет. Очень важно для руководителя, когда все работают на одну цель – «Филармония Якутии для населения республики».

Когда мы не объединены, появляется много больничных листов, высказывания: «Я устал», «Мне не нравится». Важно работать с отдачей и с интересом. Мы выезжаем из республики, страны, учимся. Мы очень много делаем для музыкантов. Смотрим, как поставлено дело за рубежом.

Мы ничуть не хуже, просто нам тяжелее. У нас холодная зима и жаркое лето. И билеты на самолет стоят дороговато. Но мы не хуже тех, кто «там». Музыка стирает эту псевдоотдаленность, географическую и духовную. Нам сложно в связи с отсутствием концертного зала. Этот вопрос решается руководством республики.

– Скажите, о каком будущем Вы мечтаете для Филармонии?
– Да очень просто. Свой дом с замечательным акустическим залом, достойным нашего слушателя, и акустическим репетиторием. А все остальное мы сделаем сами, и наши земляки, наши слушатели, нам помогут.

Арюна Тудупова

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору