Что объединяет Джона Леннона, Леди Гагу и футбольный клуб «Боруссия»

Добавлено 11 декабря 2017

Почему рояли Steinway популярны у звезд музыки и не только

Готовый инструмент состоит из 12 тысяч деталей. Фото автора

Концертный рояль Steinway — необходимая принадлежность любого респектабельного филармонического зала, 90% пианистов в мире выбирают именно его, а музыканты и слушатели считают лучшим в мире. Но многие ли при этом задумываются: откуда берутся все эти инструменты? И в чем секрет мирового доминирования Steinway & Sons? Является ли этот инструмент принадлежностью концертных залов и домов миллионеров или есть более доступные модели? На все эти вопросы удалось получить ответы из первых рук, непосредственно на фабрике инструментов, находящейся в Гамбурге. Собственно, концертные инструменты делают только там и в Нью-Йорке: гамбургские охватывают европейскую часть рынка, американские — остальной Новый свет. На фабрику просто так не попадешь, поводом стал серебряный 25-летний юбилей семейства Steinway: в него входят еще достаточно демократические инструменты Boston и Essex, выпускаемые в Японии и Китае по дизайну Steinway), по случаю которого двери фабрики в Гамбурге открылись для журналистов. Удалось побывать не только на праздничном концерте, где на разных роялях семейства играли молодые и именитые музыканты, но на следующий день на производстве увидеть различные этапы сборки и настройки инструментов; процесс, как известно, занимает год, во время экскурсии все его стадии спрессовались в один день.

С чего началась история этого инструмента? Основателем ныне всемирно известной марки стал немецкий краснодеревщик Генрих Штайнвег, который в 1822 году собрал свой первый инструмент (по легенде на кухне). В 1850 году он с семьей решил эмигрировать в США, где обнаружил для себя большие возможности и сменил фамилию на американский лад: Стейнвей. У Генриха было пятеро сыновей, которые продолжили его дело, тогда же рояли Стейнвей вернулись в Европу — фабрика в Гамбурге открылась в 1880 году.

Биография каждого из 1200 инструментов (именно столько фабрика производит за год — по 5 роялей в день; и это не предел: с будущего года число инструментов возрастет — спрос пока превышает предложение) начинается с дерева. Закупается лучшее, а потом сушится в течение 2-х лет в ангаре, а последние несколько недель в специальной сушильне. Дерево должно отдать до 64% влаги. Причем после сушки происходит тщательная инспекция древесины, по результатам которой выбраковывается примерно 55% и сжигается. Когда материал готов, наступает время для корпуса инструмента. Корпус в зависимости от модели состоит из 16−20 слоев дерева, древесные слои склеиваются, а потом сгибаются при помощи специального пресса, выдерживаются несколько часов и потом досыхают 100 дней — не больше и не меньше (на каждом корпусе мелом проставляется дата, когда нужно начинать следующий этап работы). А этапов этих предстоит еще много, ведь готовый инструмент состоит из 12 000 деталей. И в течение года инструменты перемещаются между цехами, и внутри каждого инструмента лежит пухлая папочка истории создания именно этого рояля, так как все они индивидуальны. В производстве используется 80% ручного труда, и каждый из работников предприятия вкладывает в будущую звезду концертных подмостков или домашний инструмент частицу себя. На фабрике в Гамбурге люди работают подолгу, иногда дорастают до высоких постов. Круглые даты работников отмечают особыми дипломами, вывешенными на внутренних лестницах предприятия.

Как ни важна древесина, корпус, наверное, главное, в каждом рояле — его индивидуальный голос. Обретается он постепенно, проходя в общей сложности через 3 настройки. Сначала настройка идет даже не рояля, а клавиатуры, проверяются все молоточки, слишком длинный ворс прижигается (эта первая настроечная мастерская, где используется открытый огонь), потому что каждый молоточек должен ровно ударят по своим трем струнам. Затем инструмент помещается в комнату со звукоизоляцией, где в течение часа или двух при помощи автомата проигрывается вся клавиатура, потом еще одна настройка, и, наконец, третья — самая важная. Именно в процессе финальной настройки инструмент обретает свой голос. И мастера, способные этот голос дать ценятся на вес золота. Нам удалось познакомится с самой известной из них — Вэбке Вундсторф, главой Департамента звука в компании «Steinway&Sons», которая является ответственным лицом по контролю звука инструмента. Вэбке стала первой женщиной, которая взяли как практиканта-ученика на фабрике. Увлечение роялями их настройкой перешло к ней по наследству: ее отец тоже работал здесь настройщиком, а брат — техником в отделе сервиса. Вэбке не только является ответственной за конечный звук фортепиано, но и единственной женщиной во главе целого департамента. Дома у нее тоже есть свой Steinway.

Конечно, рояль Steinway&Sons и даже пианино не всем по карману. Именно поэтому компания создала свои азиатские филиалы для более демократичных по цене моделей. С 1992 года серию Boston начали производить на специальной фабрике в Японии, а с 2003 Essex — в Китае. Оба бренда были разработаны под руководством Сьюзан Кенаги, главного инженера-механика предприятия, при использовании нескольких оригинальных патентов, материалов высокого качества. Таким образом появилось целое семейство роялей, состоящее из трех брендов. Интересно то, что напрямую с японской или китайской фабрики инструменты в продажу не поступают. Сначала их привозят в Центры качества Steinway, где происходит сертификация и доводка этих инструментов. Их распаковывают, проверяют, заново настраивают и лишь после этого предлагают клиентам.

Немного о цвете: абсолютное большинство инструментов черное — деревянный корпус покрывают 3 мм краски. Но вкусы у всех разные: так 30% пианино и роялей для Европы — белые, тогда как в Америке белый инструмент появляется раз в пять лет. Есть, конечно, серия роялей, отделанных ценными породами дерева и с маленьким настоящим бриллиантом, но они создаются по индивидуальному заказу. Компания вообще бережно относится к пожеланиям своих клиентов, хотя вряд ли они снова вернется, выбор такого рояля делают раз в жизни, для того чтобы он служил и детям, и внукам, ведь средний срок эксплуатации — 100 лет. Конечно, в концертном зале рояль изнашивается почти в десять раз быстрее. Интересно, что, если вы купили себе «Эссекс» или «Бостон», но в какой-то момент почувствовали себя готовым для серьезного апгрейда, вы в течение 10 лет можете «обменять» этот инструмент с доплатой: получить кредит на основе встречной продажи. Не все, впрочем, хотят расставаться с полюбившимся инструментом, например, Леди Гага до сих пор хранит фортепиано Boston, которое ей подарили на 13-летие.

Но вернемся к цвету: недавно компания запустила серию Boston с разными цветами крышки, так называемую «Радужную серию»: оказалось, что этот маркетинговый ход тоже востребован. Например, футбольный клуб «Боруссия» из Дортмунда купил рояль под стать своим цветам — черный рояль с желтой крышкой, всего же линейка насчитывает 170 цветов и оттенков, так что эстеты смогут подобрать рояль к своему интерьеру.

Steinway любили Бенджамин Бриттен и Джон Леннон, на фабрике есть целый зал славы, где видишь автографы пианистов, объясняющихся в любви именно к этому инструменту. Не случайно спрос на них растет, и в 2018 году в Гамбурге выпускать их будут больше. Среди них будут и те, которые попадут в концертные залы России.

Источник: www.ng.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору