Даниэль Зарецкий: Чтобы стать органистом, нужна хорошая исполнительская воля

Добавлено 07 апреля 2012 Тимур Халиуллин

Даниэль Зарецкий (орган), Марина Андрейкина

Вот уже пятый месяц в Белгородской государственной филармонии звучит орган — по определению В.А. Моцарта, «король музыкальных инструментов». 6 и 7 апреля в Органном зале Белгородской государственной филармонии состоялись сольные концерты уже известного и полюбившегося белгородской публике заслуженного артиста РФ, лауреата международных конкурсов, профессора из Санкт-Петербурга Даниэля Зарецкого.

Напомним, что органист участвовал в концертах открытия Органного зала филармонии вместе со своими учениками, имена которых теперь уже также известны белгородским зрителям. Это лауреат международных конкурсов Тимур Халиуллин — солист Белгородской филармонии и органист Дворца Искусств города Кондопога (Карелия), лауреат международных конкурсов Александр Новосёлов, который выступал с концертом в Белгороде 11 января 2012 года.

В своей программе «Виртуозный орган» маэстро продемонстрировал слушателям широкую палитру виртуозно-технических возможностей органа, а также дал соприкоснуться с разными сторонами звучания органа.

В первом отделении концертной программы звучала музыка всемирно признанного органного гения, творившего в эпоху «золотого века органа», — великого немецкого композитора Иоганна Себастьяна Баха. Была исполнена музыка из «Органной мессы» И.С. Баха — Прелюдия ми-бемоль мажор, Четыре хоральные фантазии, Фуга ми-бемоль мажор.

Во втором отделении на смену музыке Баха петербургским органистом были исполнены музыкальные шедевры французского органного искусства. Зрители насладились музыкой Парижских соборов, особым — мягким и светлым эмоциональным строем французской музыки, необычайной пластичностью и ни с чем не сравнимым звуковым колоритом. Созданная французскими композиторами второй половины XIX – первой четверти XX века музыка второго отделения отличалась, разумеется, большей свободой и импровизационностью: были исполнены Адажио и токката из Органной симфонии №5 Шарля Мари Видора, Токката Теодора Дюбуа и Готическая сюита Леона Боэльмана (Интродукция, Готический менуэт, Молитва, Токката).

После концерта Д.Ф. Зарецкий любезно согласился ответить на вопросы о его творческих идеях:

— Даниэль Феликсович, расскажите о том, как возникла идея программы «Виртуозный орган», и с чем в первую очередь она связана.

— Сама идея программы, носящей название «Виртуозный орган», в первую очередь связана с тем, что орган в Белгороде звучит совсем недавно, и это один из первых концертов. Когда орган в каком-то городе впервые открывается, то, естественно, в первых концертах хочется показать его экстремальные границы и возможности, в том числе и виртуозные возможности, которые в нем заложены. В программе мы задумали показать два совершенно разных отделения: в одном взять за основу Баха (фрагменты из его «Органной мессы» позволяют найти очень много виртуозных моментов), а вторая — это музыка Парижских соборов, знаменитых композиторов и органистов конца позапрошлого – начала прошлого века.

— Как Вы трактуете такое понятие как «виртуозность органа» и каковы на Ваш взгляд особенности исполнения на органе виртуозных произведений?

— Для исполнения на органе важна не просто техника исполнителя, которая позволяет играть какие-то сложные произведения в быстрых темпах, но еще и сочетание с различными звуковыми возможностями органа, которые тоже можно показать совершенно по-разному. В Белгороде, к счастью, инструмент очень удачный и позволяет показать как раз такие возможности, которые необходимы для исполнения данной программы.

— Во втором отделении концерта Вы исполняете органные произведения французских композиторов. Как Вам кажется, существуют ли некоторые отличия в исполнении немецкой и французской музыки на органе?

— Безусловно, такие отличия имеются, и они связаны не только с характерными чертами музыки Франции и Германии, но и с отличиями в органах. Известно, что в конце 19-начале 20 века в Германии и Франции инструменты были совершенно разные. В Германии инструмент подчеркивал мягкие, изысканные, «красивые» музыкально-звуковые возможности, а во Франции, где органная музыка звучала в мощных Парижских соборах, подчеркивалась, прежде всего, мощь и колористическое разнообразие инструмента.

— Органная музыка каких композиторов является Вашей любимой?

— Трудно сказать… У меня много любимой музыки. Мы, органисты, зависим от конкретного инструмента, на котором играем, потому что все они разные, нет одинаковых органов. Когда обдумываешь программу, есть какие-то свои фавориты, но при этом смотришь, что будет хорошо звучать на данном, конкретном инструменте.

— Как обстоит ситуация с исполнительским искусством на органе в наши дни в России и за рубежом? Много ли современных композиторов, пишущих для органа?

— Если начать с последнего вопроса, здесь есть некоторые проблемы. Лучше всего писать для органа удается тем, кто сам играет на органе. И есть некоторая нестыковка: среди тех, кто сами играют на органе — очень мало тех, кто для него пишут, и, наоборот, среди композиторов мало людей, которые хорошо себе представляют, как надо писать для органа. Тем не менее, появляются очень интересные сочинения. Что касается первой части вопроса — об уровне исполнительства на органе, наша органная школа сделала большой рывок. После падения «железного занавеса» появилась возможность приглашать к нам в страну ведущих зарубежных органистов — не только на концерты, но и на мастер-классы. Российские органисты получили возможность стажироваться за границей. Поэтому различия, можно сказать, стираются, и уже нет строгих границ между разными национальными школами.

— Органная культура импровизационна, свободна в звуко-пространственном воплощении. Какие современные приемы игры на органе применяются Вами в концерте?

— Я бы не сказал, что на протяжении столетий кардинально меняются приемы игры на органе. Меняются сами инструменты. Современные запоминающие устройства позволяют сделать концерт более красочным, мгновенно менять самые разные сочетания, заранее их программировать. Развитие современной техники, конечно, помогает, но природа звучания органа остается неизменной.

— Орган считается самым сложным музыкальным инструментом. Как Вы считаете, какими качествами нужно обладать, чтобы стать великим органистом?

— Как всегда, нужно обладать, прежде всего, талантом, затем уметь трудиться и превращать этот талант в нечто реальное. Чтобы стать органистом, нужна хорошая исполнительская воля.

Специально для А-фишки, Марина Андрейкина (фото автора и Антона Черева)

Дата публикации: 07.04.2012

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору