Предстоящие мероприятия








Читайте на эту же тему






Денис МАЦУЕВ: Ненормально, что билет из Москвы в Иркутск стоит дороже, чем в Америку

Добавлено 05 сентября 2013

Денис Мацуев (фортепиано), Иркутская филармония

Фото ИТАР-ТАСС/Карпов Сергей

В день начала продаж билетов на Международный музыкальный фестиваль "Звезды на Байкале" у билетных касс в Иркутск очередь занимают с половины пятого утра, а свои порядковые номера, отдавая дань истории, пишут на запястьях. Художественный руководитель фестиваля, Народный артист России Денис Мацуев надеется, что эта добрая традиция не умрет на его малой родине никогда. На вопросы ИТАР-ТАСС знаменитый пианист ответил в день восьмого открытия знаменитой музыкальной площадки.

- "Звезды на Байкале" оправдывают свое название, в восьмой раз собирая плеяды имен российских и мировых знаменитостей. Насколько сложно поддерживать фестиваль на столь высоком уровне, учитывая, что речь идет о площадке за Уралом?

- Сложно. Хотя слово "сложно", наверное, мягко сказано. Наши авиакомпании в этом году взвинтили цены в 1,7-1,8 раз. Чтобы выйти из положения и привезти на Байкал всех наших звезд, нам пришлось постараться. Ситуация совершенно ненормальная, когда билет из Москвы в Иркутск стоит дороже, чем в Америку. Слава Богу, у нас есть команда во главе с нашим губернатором, друзья, которые поддерживают фестиваль. Несмотря ни на что, фестиваль будет жить всегда, и всегда будет такой убойный состав, как и был все эти годы. У нас есть сумасшедшие мысли по поводу следующих двух лет, но я пока не хочу раскрывать всех секретов. Похоже, что эта площадка становится очень сильной. Нам как можно быстрее строить новый зал в Иркутске.

- Иркутские власти поддержали вашу инициативу по строительству "мьюзик-холла", не уступающего по своему уровню, по крайне мере, Мариинскому театру. Иногда возникают сомнения, а не затеряется ли этот проект в недрах бюрократической системы. У вас есть понимание, когда новая площадка могла бы предъявить себя общественности?

- Я пианист – не чиновник и не строитель, потому, когда это произойдет, мне сказать сложно. Но я делаю для этого все возможное. В мае у нас гостили потрясающие канадские архитекторы и знаменитый японскиминженером-акустиком Ясухиса Тойота/спроектировал около 90 залов во всем мире – прим. ТАСС/, которые влюблены в наш город и готовы целиком и полностью отдаться этому проекту. Мы все время находимся с ними на связи. Сергей Владимирович /Ерощенко, губернатор Иркутской области – прим. ТАСС/ дал гарантию, что правительство региона будет в этом участвовать. Важно, чтобы работы вошла в нужный темп. У нас есть прекрасный пример, когда Валерий Гергиев построил свой зал за год. Сильно спешить не нужно – нам важно качество, нужен зал мирового уровня. Я уверен, что это все это не за горами, и я это чувствую.

- В России стали востребованы такие площадки, появляются все новые фестивали и конкурсы исполнителей академической музыки, не отличать Рахманинова от Шостаковича – практически моветон. Что это, на ваш взгляд? Протест против массовой культуры, отход от тренда?

- Противостоять в мировом плане не получится изначально. Это разный процент слушателей, но разница все-таки не такая катастрофическая, как о ней говорят. Я не верю, что классическую музыку слушают только 1,5 процента жителей планеты. В Иркутске это уж точно не такая статистика! Все мы видели телевизионные репортажи, где показывали людей, занимавших с ночи очереди в день открытия билетных касс "Звезд на Байкале" – ажиотаж громадный. Мы не хотим ничего никому противопоставлять, но люди знают, что здесь есть что-то настоящее, а не поддельное, не под фонограмму, в уникальном качестве. Я думаю, что многим регионам нужно брать пример с Иркутска. Здесь всегда были уникальные традиции, фантастический интеллектуальный запас. Конечно, 90-е годы дали о себе знать, тогда много талантливых людей уехали отсюда, в Иркутск перестали ездить знаменитые музыканты. Именно поэтому мы с покойным Владимиром Константиновичем Шагиным /директор Музыкального театра им. Загурского в Иркутске/ придумали этот фестиваль. К сожалению, уже без него, но проект развивается. Какой бы артист ни приехал сюда – известный широкой публике или только восходящая звезда – на него все равно идут. Название фестиваля – это некая гарантия качества.

- России досталась в наследство от СССР уникальная система музыкального образования, аналога которой до сих пор нет нигде в мире. Иркутские педагоги в этом году несколько раз подписывали обращение к властям, предупреждая от кризиса в этой сфере из-за резкого старения и потери преемственности педагогических коллективов. Молодые специалисты не могут работать в школе за 15 тыс в месяц.

- Конечно, материальная база сейчас – проблема номер один. Те, кто последние 20 лет работает в музыкальных школах, библиотеках, музеях – настоящие герои нашего времени. Они выживали, даря свое искусство и заботу детям. Теперь наш долг – позаботиться о них в свою очередь. От этого зависит уровень тех музыкантов, которые будут выступать через 10-15 лет. Как ни крути, а самые выдающиеся музыканты – из провинции, из глубинки. Простой пример – "Созвездие Байкала" /единственный в России симфонический оркестр юных музыкантов – прим. ТАСС/, там в основном дети из простых музыкальных школ Братска, Усть-Илимска, небольших городов Приангарья. Сами понимаете, какие зарплаты у местных педагогов. Это фанаты своего дела, и мы все им задолжали.

- Как Вы объясняете для себя феномен появления маленьких "звездочек" из глубинки?

- Этому невозможно дать никакое объяснение. Они рождаются вопреки всему и, как правило, даже не в музыкальных семьях. Важен героизм тех родителей, которые, готовы ради музыкального будущего ребенка бросить все и уехать в Москву. В 1991 году так поступили и мои родители. Как ни крути, наша профессия подразумевает, что наступит момент, когда ты должен будешь поехать туда, потому что пора будет переходить в другую среду. Но есть профессии, для развития в которых не обязательно уезжать в Москву или Питер. Отток умов и талантов из Сибири остановить пока не удалось. Я думаю, что все может быть по-другому, если создать людям достойные условия. Была бы моя воля, я бы жил здесь, если бы не надо было играть по всему миру. Но, видите, у нас кочевая профессия.

- Как Вы относитесь к отмене платы за обучение в детских школах искусств?

- Я помню, в советские времена в школе искусств мы платили 23 рубля в месяц – по тем временам большие деньги, четверть зарплаты. С одной стороны то, что отменили плату, это, конечно, здорово. Безусловно, это будет поощрять родителей, независимо оттого, станет их ребенок музыкантом или не станет: это важно для его общего развития, развития "творческого" полушария. Теперь важно понять, чем это обернется для самих школ, как им будут возмещаться эти деньги из бюджета. Мне все это нужно еще обмозговать.

- Вместе с маститыми артистами в Иркутске в этот раз выступают лауреаты I Международного конкурса молодых пианистов Astana Piano Passion.

- Да, для меня конкурс в Астане стал, пожалуй, самым ярким событием этого года. Я по-настоящему потрясен этими детьми.

- На открытии "Звезд на Байкале" публика аплодировала стоя 10-летней и 14-летней солисткам, победившим в Казахстане. Музыка заметно молодеет. Сейчас уже мало кого удивишь записью альбома с симфоническим оркестром в 12-13 лет. И в этом все больше напоминает большой спорт, который в наши дни со своими рекордами уже зашел в тупик и "подсел" на допинги

- Слава Богу, у нас допингов пока нет. Надеюсь, и никогда и не будет. Думаю, сравнивать музыкально исполнительство напрямую с большим сортом нельзя. Хотя многие параллели напрашиваются: дирижер у нас – и тренер у спортсменов, репетиция – тренировка и так далее. Выдающихся музыкантов не бывает тысячи или сотни - это самородки, которые нужно огранять и охранять от невзгод. Не думаю, что особо кто-то гонится за рекордами. Хотя, наверное, азиатская школа, где ученики занимаются по 12 часов в день и не имеют права зацепить ни одной лишней ноты, как раз про это. Но к искусству это не имеет никакого отношения. Но и азиатская система сталкивается с самородками – особенно в последние годы в Китае и в Корее, где классическая музыка возведена в ранг политической идеи. В раскрутку своих музыкантов Китай вкладывает миллионы долларов. Быть классическим музыкантом в Китае престижно, у нас – пока нет. В советское время элитой в нашей стране были педагоги, врачи, музыканты, актеры. При слове "элита" у нас пробегает сейчас перед глазами, к сожалению, совершенно другой видеоряд. В этом отношении нам всем предстоит еще много работать.

Беседовала Екатерина Слабковская
/ИТАР-ТАСС, Иркутск/ itar-tass.com

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору