Денис Мацуев объединил грандиозных детей

Добавлено 14 мая 2018

Александр Сладковский (дирижер), Валерий Гергиев (дирижер), Денис Мацуев (фортепиано)

В Москве состоялся II Международный конкурс молодых пианистов Grand Piano Competition

Проект Дениса Мацуева, заявивший о себе два года назад, доказал, что поиск и поддержка юных пианистов со всех уголков земли — дело необходимое и благородное. Второй конкурс, вдохновленный удачными результатами первого, шел по тому же сценарию: члены жюри отсматривали заявки по видео выступлений (в этот раз их прислали из 26 стран мира), и после этого отбирали пятнадцать участников в возрасте до 16 лет. Все они уже могли называться победителями: на Grand Piano Competition нет традиционного «отсеивания» после каждого тура, нет оценок и борьбы за призовые места (лишь один из пятнадцати получит особую награду — Гран-при). Подобный формат при всех его плюсах, о которых неоднократно говорит Мацуев, лишает участников духа здоровой конкуренции и желания совершить невозможное, доказать самому себе и другим за право называться лучшим. С другой стороны, такое решение уравнивает всех, безусловно, талантливых музыкантов: никто из них и не лидер, и не явный аутсайдер.

Как и в прошлый раз, конкурс стартовал в Большом зале Московской консерватории. Под звуки «Праздничной увертюры» Шостаковича в исполнении Оркестра имени Светланова под управлением Александра Сладковского участники поднимались на сцену, размахивая флажками своей страны. Этот момент, напоминавший открытие Евровидения, казался странным и зрителям и самим ребятам, которые неловко толпились у первых скрипок, не понимая, когда нужно спуститься обратно. Музыкальным подарком для будущих лауреатов и дипломантов стало совместное выступление Сандро Небиеридзе и Александра Малофеева, разделивших Гран-при Первого конкурса. Два пианиста внешне напоминали Гарри Поттера и Драко Малфоя, но состязались не волшебными палочками, а невероятной беглостью исполнительской техники. И если в Концерте для двух роялей с оркестром Франсиса Пуленка юношам все же не хватило большего изящества и тонкой лирики в кантиленных эпизодах, то в «Вариациях на тему Паганини» Витольда Лютославского, сыгранных на бис сольно, придраться можно было лишь к публике, которая начала хлопать, не дослушав последний кластер.

Первый тур прошел в Рахманиновском зале консерватории. Из-за невыносимой жары и духоты конкурсанты постоянно вытирали платочком и себя, и клавиатуру рояля, а жюри были вынуждены делать небольшие перерывы между номерами. Согласно программным требованиям, на данном этапе участники должны исполнить одно или несколько сочинений в разных стилях (барокко, классицизм, романтизм или авангард) длительностью 20−30 минут, причем, обязательным условием явилось включение пьесы русского композитора XIX — XX веков. На первый взгляд, программы у многих пианистов были выстроены в хаотичном порядке, идущем вразрез с хронологией. Так, у китайца Тиньхун Ляо после «Блуждающих огней» Листа следом звучал «Гавот» Глюка (пусть и в транскрипции Брамса): тот же Глюк и его мелодия из оперы «Орфей и Эвридика» в исполнении китайца Игуо Вана предстала после изящной концертной парафразы Грюнфельда на темы вальсов Штрауса. Впрочем, эти странности — мелочь по сравнению с выбором самих произведений.

Радует, что педагоги наконец-то решили разбавить фортепианный репертуар малоизвестными авторами и редко исполняемыми пьесами: в этот список попали венско-украинский композитор Сергей Борткевич, Иоганн Гуммель, а также сюита «1922» Пауля Хиндемита. Конкурсанты, подобравшие для себя удобные рояли фирмы Steinway и Yamaha, демонстрировали чудеса виртуозности, интерпретации и даже пантомимы — например, Ивана Бессонова было приятно не только слушать, но и смотреть, наблюдать за целой гаммой чувств на его лице. Кстати, этот молодой человек — еще и композитор, сыграл «под занавес» своего выступления собственный Вальс а-ля Дебюсси-Равель, а его соперник — Евгений Евграфов — представил жюри свою Сонату № 14. Впрочем, все участники выглядели достойно и убедительно, показывая явно недетское понимание сложной музыки. Например, белорус Владислав Хандогий блестяще исполнил, ни много ни мало, «Ночной Гаспар» Равеля — цикл, прославивший Люку Дебарга.

На втором туре (он же финал) задачи для молодых пианистов усложнились: им предстояло выступить в сопровождении Оркестра имени Светланова. Конечно, нельзя не восхититься мужеством коллектива и маэстро Сладковского, которые репетировали и сыграли 15 (!) самых разных концертов, но порой они забывали, что солирует не прославленный пианист, а ребенок (подросток), у которого еще нет необходимого слышания своей игры и оркестра, ощущения нужного баланса, диалога. Это касалось выступления Егора Опарина с Первым концертом Прокофьева: увы, но звуки рояля гнесинского воспитанника практически потонули в лавине тембров.

Однако и без того выбранные произведения или его части — все же трудны и «неподъемны» даже для взрослых пианистов (2 и 3 концерты Рахманинова, 1 концерт Чайковского и другие «хиты»). Складывалось впечатление, что преподаватели конкурсантов действовали по принципу «порази жюри», заставляя разучивать своих 14−16 летних подопечных широкоизвестные, уже «запиленные» произведения. Поэтому неудивительно, что в перерыве многие из ребят в интервью для сайта филармонии отвечали, что почти не ходят в школу, мало спят и занимаются по десять часов в день.

Впрочем, слушая игру Сергея Давыдченко, Романа Борисова, Чивон Ян, Санжарали Копбаева, Валентина Малинина, становится понятно, что такие жертвы — не напрасны. Особенно поразила россиянка Ева Геворгян, исполнившая «Пляску смерти» Листа по-мужски уверенно, заставляя стены Концертного зала имени Чайковского сотрясаться от грозных звуков темы Dies Irae.

Завершение фестиваля было долгим и утомительным. С первых минут на сцене филармонии появились черно-белые человечки (якобы фортепианные клавиши), которые во время награждения бегали и кривлялись. Затем на сцену вывели малютку Елисея Мысина — звезду телепроекта «Синяя Птица», который на пару с пианисткой Шио Окуи попытался озвучить «Итальянскую польку» Рахманинова. Каждый лауреат (а их оказалось не пять, а семь: Сергей Давыдченко, Иван Бессонов, Роман Борисов, Ева Геворгян, Александра Довгань, Тиньхун Ляо, Владислав Хандогий) вновь исполнил программу второго тура. И слушатели, не успевшие отойти от предыдущего «вечера концертов», вновь погрузились в колокольные звоны Рахманинова и песенность Чайковского.

Участники II международного конкурса Grand Piano Competition получили солидные денежные премии, приглашения выступить на различных фестивалях, а Перрену-Люку Тиссену из США представилась возможность погрузиться в воды Байкала вместе с худруком конкурса на его родине в Иркутске.

Помимо вручения Гран-при, главной интригой вечера было появление на сцене маэстро Валерия Гергиева — успеет ли приехать после концерта в консерватории? Ведущие Юлиан Макаров и Ирина Тушинцева умело тянули время, зачитывая список благодарностей друзьям конкурса. Но почетный гость не заставил себя долго ждать и продирижировал «Рапсодией на тему Паганини» (солировал Денис Мацуев, который выступал и на открытии), а потом торжественно объявил имя обладателя Гран-При.

Им оказалась самая маленькая участница конкурса — десятилетняя Александра Довгань, знакомая многим по телевизионным проектам «Щелкунчик» и «Синяя Птица», но на данном конкурсе поразившая всех интерпретацией Первого концерта Мендельсона. Теперь к ее многочисленным наградам добавится рояль Yamaha, а вместе с ним — большое количество гастролей и выступлений. Но это будет потом, а пока все присутствующие поздравляли друг друга с окончанием этого грандиозного марафона: черно-белые «клавиши» прыгали, маэстро Сладковский танцевал на дирижерском мостике, а Мацуев и Гергиев делали селфи с молодыми дарованиями. Ждем на конкурсе Чайковского?!

Источник: www.ng.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору