Предстоящие мероприятия






Читайте на эту же тему


14 декабря 2014





Деятели культуры считают, что «Россию лишают полноценного музыкального образования»

Добавлено 08 декабря 2014

Владимир Овчинников (фортепиано), Денис Мацуев (фортепиано)

Знаменитую Гнесинку могут приравнять к обычной общеобразовательной школе

Министерство образования и науки взялось за музыкальные школы — педагоги и родители одаренных детей в ужасе от разрушения отечественной системы подготовки кадров. Крупнейшие музшколы уровня ЦМШ или Гнесинки планируется приравнять к обычным общеобразовательным, отменив обучение музыке с первого класса, которое закладывает основу будущих артистов. Это решение начисто лишает школы возможности готовить таких всемирно известных звезд высочайшего класса, как пианист Денис Мацуев и скрипач Дмитрий Коган.

фото: Геннадий Черкасов

Сегодня музыкальные школы находятся в подчинении Минкультуры, но в той части, которая касается общеобразовательного направления, они подчиняются стандартам Минобрнауки. В результате Минобрнауки наводит порядки в смежной сфере, не вникая в особенности её работы, сложившейся десятилетиями.

— Деятели культуры и музыки давно бьют тревогу по поводу разрушения начальной системы подготовки учеников музыкальных школ — мы неоднократно обращались к президенту и премьеру по поводу некомпетентности Минкульта и Минобрнауки! — говорит директор центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского Владимир Овчинников. — На некоторое время нас оставили в покое, но на днях мы узнали о письме замминистра образования Александра Климова к Минкульту с требованием срочно утвердить в музыкальных школах новый стандарт по специальности «инструментальное исполнительство». В нем на музыкальное профессиональнее направление обучения из всего срока учебы выделяется 6 лет 10 месяцев — тогда как раньше оно длилось столько же, сколько и вся учеба в школе. Что это значит? То, что профобразование по новому стандарту будет начинаться не с 1-го класса, а с 5-го! Начальное музыкальное образование исчезает, как понятие. Это ставит в принципе под вопрос существование крупнейших музшкол — Центральной, Гнесинской и т. д. — того самого ядра, которое взращивало весь цвет советской и российской музыки!

фото: Геннадий Черкасов
— Система десятилетиями давала результаты именно за счет того, что музыке учили с 6–7 лет! — подтверждает директор Московской средней специальной музыкальной школы им. Гнесиных Михаил Хохлов. — Спорить с этим просто бессмысленно — потеря нескольких первых лет для юного таланта просто губительна. Это вам скажет директор любой «музыкалки»! Но уверенность руководителей самых известных музыкальных заведений, нашего национального достояния, в том, что детей нужно учить именно с первого класса, напрочь игнорируется чиновниками!

Другая сторона проблемы заключается в том, что упразднение начального музыкального образования отменяет и тот первичный отбор, который традиционно проводили музыкальные (и иные особые) школы. Это позволяло таким учебным заведениям набирать именно «свой контингент» — талантливых в их сфере детей.

— По новым ФГОСам никаких испытательных вступительных экзаменов в первом классе музыкальных спецшкол не будет! — возмущается первый зампред комитета ГД по культуре Елена Драпеко. — Это значит, что когда в музыкальную школу, десятилетиями готовившую звезд, мама приведет своего ребенка без малейших зачатков слуха и голоса (просто потому, что «музыкалка» у неё в соседнем дворе — пусть, типа, еще и музыке поучится!) директор не сможет ей отказать, а если откажет — под суд пойдет! Решения Минобразования и его руководителя Ливанова разрушают нашу систему образования — но он непотопляем, хотя его отставки требуют все — от депутатов до нобелевских лауреатов!

фото: Геннадий Черкасов
В СССР система музыкальных школ для талантливых детей была великолепно развита — не зря её успешно скопировал Китай и вовсю использует сейчас для подготовки «штучного экспортного продукта» — музыкантов, которые представляют страну за рубежом.

— Особенность этой системы заключалась в том, что одаренные дети с первого класса обучались в музшколах у специалистов своего дела, вырастая к окончанию школы в профессиональных музыкантов, — рассказал «МК» предысторию вопроса пианист Виктор Ямпольский. — С точки зрения музыкальной подготовки такой подход — единственно правильный, но, надо признать, у него были и минусы — обычное школьное образование в «музыкалках» уходило на второй план, и знания по математике, русскому, физике, химии и всем остальным предметам были у их выпускников не блестящие… Поэтому если тяга к музыке у подростков угасала (а такое случалось), поступить в какие-то немузыкальные вузы им было крайне сложно. В системе же, где правит бал ЕГЭ, подход и к музыкально одаренным, и ко всем остальным — единый. И у спецшкол в такой ситуации два пути-либо, теряя репутацию, заниматься музыкой постольку-поскольку, либо удваивать и без того огромную нагрузку на детей — вбивать в них и общеобразовательную программу по единым ФГОС, и музыкальную.

— Всегда чиновники игнорировали интересы музыкального образования, и сейчас, и когда я учился, — сокрушается скрипач, заслуженный артист Российской Федерации, выпускник центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского Дмитрий Коган.-То, что сегодня происходит — это натуральные санкции против школ, против талантливых детей, их родителей, педагогов! Основных ведущих музыкальных школ меньше десятка — но это те заведения, которые готовят цвет российской музыки — неужели нельзя им придать какой-то особый статус и оставить в покое?!

Евгений Балабас
Заголовок в газете: Не лишайтесь пианистов!
Опубликован в газете «Московский комсомолец» № 26693 от 8 декабря 2014

www.mk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору