Директор филармонии Колотурский: «Слушать классику — не отдых, а труд»

Добавлено 08 июня 2016

Свердловская филармония, Всероссийский виртуальный концертный зал

Кто они — музыканты и слушатели филармонии? Интересный факт: есть уральцы, не пропускающие ни один (!) концерт филармонии в сезоне.

Свердловская государственная академическая филармония, которая празднует в этом году свое 80-летие, гордится не только постоянными слушателями, но и обретает новых поклонников. Об особенностях уральской публики, музыкальных успехах и духовной работе мы говорим с ее директором Александром Колотурским.

Уезжали «волнами»

Кристина Шабунина, «АиФ-Урал»: Александр Николаевич, 80 лет — возраст почтенный, когда можно и нужно подводить итоги. Чем вы гордитесь в первую очередь?

Александр Колотурский: Во-первых, гордимся тем, что нужны обществу. У филармонии есть Лига друзей, куда добровольно вступают самые разные люди. Их уже больше 27 тысяч по всей Свердловской области. Они не просто регулярно ходят в филармонию, но и выступают просветителями — продвигают искусство в массы. Безусловно, хочется, чтобы таких людей становилось всё больше. В филармонию в Екатеринбурге ходят не больше 3% горожан. Это немного, но, если сравнивать с общемировой ситуацией, цифра неплохая — концертные залы в среднем посещают от 1 до 5% населения.

Второе, чем мы гордимся, — творческим уровнем наших коллективов, Уральским академическим филармоническим оркестром, Уральским молодежным симфоническим оркестром и Симфоническим хором. Сегодня высокий уровень этих коллективов в России уже никто не оспаривает. Так, 12 июня филармонический оркестр будет представлять нашу страну в Париже в программе «День России в столицах мира». Молодежный оркестр в конце июня отправится в Болгарию — на фестивали мирового уровня. Нельзя не гордиться и нашим хором. Хоровое искусство — это вообще российское достояние. Если на западе — это орган и инструментальная музыка, то вся наша культура зиждется на хоровой музыке, голосе, вокале.

— К вопросу о коллективе. Начинающие музыканты, которые приходят в филармонию, ради чего идут на сцену?

— Почему люди становятся поэтами, художниками музыкантами?.. Здесь целый комплекс. Во-первых, это дар божий, и он очень редок. Во-вторых, это семья, среда, условия, в которых воспитывался ребенок. Музыканты нашего оркестра учатся в среднем от 15 до 17 лет, проходя музыкальную школу, училище, консерваторию, аспирантуру. Вы мне покажите хоть одну профессию, где учатся столь же долго?

— Сурово.

— Сурово, да, но, к сожалению, государство не всегда это понимает. И отношение к творческим кадрам наплевательское. В 90-е годы случился страшный провал: только в нашем оркестре было четыре миграционных волны. Не по одному, а по семь-десять человек одновременно уезжали заграницу. Труд на западе оценивается совершенно иначе. В Европе, к примеру, зарплата музыканта в два-три раза выше средней зарплаты в экономике. Что в итоге получилось у нас? Уехали многие музыканты, педагоги, и, самое главное, упал престиж профессии. Зачем родители будут тратить колоссальные усилия на учебу ребенка, если потом он нищим окажется? Сейчас ситуация, к счастью, выравнивается.

Давние традиции

— Оценить филармонию, когда ее история только начиналась — в довоенные, послевоенные годы — не в наших силах. И все же, какие-то параллели с днем сегодняшним провести можно?

— Я проведу параллель традиций. Свердловску очень повезло — в культурном плане здесь были заложены колоссальные традиции. В 30-е годы открылись многие учреждения культуры — театр музыкальной комедии, театр драмы, консерватория, филармония. Те традиции просветительства, что были заложены в филармонии, мы продолжаем по сей день. Как-то подошел ко мне мужчина средних лет и выразил благодарность. «За что?» — удивился я. Уралец рассказал, что во время учебы в УПИ студентов постоянно «гоняли» на симфонические оркестры. Тогда они сопротивлялись, а с возрастом пришло и понимание, и благодарность.

Уральский слушатель — вообще особенный. Неудивительно, что к нам так любят приезжать артисты, в том числе зарубежные. Они чувствуют неповторимую ауру зала. Есть люди, которые ходят в филармонию на каждый концерт! Если пытаться нарисовать портрет постоянного гостя филармонии, то это человек, который думает о своем духовном состоянии. Слушать классическую музыку — это не отдых, а труд, когда душа работает. Вот почему в концертные залы ходит не больше 5% населения. Это практически духовная элита общества. Я не случайно употребляю столь громкие слова. Филармония — «игрушка» дорогая, однако на ее содержание во всем мире выделяются большие деньги. Потому что классическая музыка оказывает колоссальное влияние на общество, на духовную составляющую жизни людей.

Власти не понимают

— В таком случае, стоит ли человеку, который никогда не слушал классическую музыку или делал это крайне редко, приходить в филармонию? Что он получит — удовольствие, или же это вызовет отторжение и неприязнь, потому что «работать надо»?

— Мы уже давно задумываемся над этим. В 1998 году в филармонии появился новый формат концертов под названием «Классик-хит-коктейль». В зале убирали кресла и ставили столы со столиками. В репертуаре — киномузыка, симфоджаз, романсы, бардовская песня. Кто-то с негодованием кричал: «Что за ресторан?», но большинству это нравилось. Позднее мы стали проводить доступные концерты, а в прошлом году в Екатеринбурге и в России мы впервые провели фестиваль «Безумные дни», рассчитанный на те 95% населения, что не ходят в концертный зал на регулярной основе. За короткий — 3 дня — промежуток времени человек получает огромный музыкальный заряд.

— То есть приходится подстраиваться под современный ритм и требования публики?

— Конечно, ведь наша задача — расширять аудиторию. Отсюда и виртуальные концерты. На сегодняшний день филармония располагает целой сетью филиалов в области: семь из них реальных и 35 — виртуальных, которые находятся в основном в библиотеках. Слушатели приходят туда как в концертный зал филармонии, их приветствуют со сцены, в перерыве с ними общаются артисты. Виртуальный зал выполняет ту же функцию, что и реальный концертный зал — соединяет артистов со слушателями. С помощью информационных технологий мы раздвигаем границы нашего Концертного зала.

— В Екатеринбурге открываются площадки, где можно послушать самую разную музыку — от джаза то рока. Как вы относитесь к подобным проектам? Площадок должно быть много и разных?

— Конечно, ведь каждый человек должен иметь возможность удовлетворять свои интересы. Всё зависит не от формы, а от качества музыки. Классическая музыка — это база, из которой может произрастать все, что угодно. На мой взгляд, в нашем городе очень мало музыкальных площадок! Екатеринбург и его жители достойны гораздо большего, чем имеют сейчас. Как так — столица Урала и нет современного акустического концертного зала?! При этом мы еще претендуем на статус европейского города. Власти говорят: «зал нужен и будет», и на этом всё останавливается. А надо засучить рукава и начать работать, сделать хотя бы первый шаг.

Приведу просто пример. Кто посещает филармонию, когда в столице Урала проходят знаковые международные мероприятия? Ходят иностранцы! Они выросли на хорошей музыке и понимают ее ценность. Жаль только, что наши власти не понимают или не хотят понимать, что новый акустический концертный зал очень важен для продвижения территории, для развития ее инвестиционной привлекательности.

Александр Колотурский родился в 1946 г. в Пловдиве (Болгария) в семье военнослужащего. Окончил Хабаровское училище искусств по классу баяна и Уральскую государственную консерваторию им. Мусоргского. С 1989 г. — директор Свердловской государственной академической филармонии. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Впервые в России внедрил систему Виртуального концертного зала, который в настоящее время объединяет 37 населенных пунктов Свердловской области. Женат, имеет троих детей.

www.ural.aif.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору