Директор музыкальной школы, где учатся внучки Лукашенко, — о фееричной молодежи и элитных детях

Добавлено 08 февраля 2016

За 45 лет существования минской городской музыкальной школы № 10 ее выпускники были победителями или дипломантами детского «Евровидения», поют в Большом театре, выступают в «Хоре Турецкого». О том, что здесь учатся и внучки Александра Лукашенко, узнаёшь, как только входишь в здание. На стене у вахтера висят так называемые молнии — объявления о достижениях учеников. Бросается в глаза поздравление Даши и Насти Лукашенко и других детей.

В честь юбилея заведения TUT.BY побывал в школе и узнал у ее директора Тамары Куницкой, почему место, в котором расположена школа, в прямом смысле намоленное, как не оттолкнуть человека от музыки и что значит для директора понятие «элитный ребенок».


Школа с 1995 года располагается в бывшем монастыре бернардинок, который является архитектурным памятником XVII века, рядом с городской ратушей по улице Энгельса, 1. Ее выпускники — Ксения Ситник, Андрей Кунец, Дарья Надина — были победителями и дипломантами детского «Евровидения». Еще один бывший ученик Олег Бляхорчук поет в «Хоре Турецкого». Тенор Александр Краснодубский работает в Большом театре оперы и балета. В молодежной труппе Мариинского театра поет Мария Галкина. Юрий Слепнев раньше играл в оркестре Михаила Финберга.

«Я вдруг увидела, что лестница будет мраморная»

История школы началась в другом здании — в левом крыле Дома офицеров в 1971 году. Тогда в 10-й музыкальной училось 70 детей и было всего две специальности — фортепиано и баян. Под обучение отвели шесть помещений, но в ход пошли и коридоры, и лестничные клетки, и даже подсобки, так как нужно было проводить еще сольфеджио и другие уроки. Тамара Артемовна Куницкая пришла в школу в 1972 году и четыре года была завучем. А с 1976-го она бессменный директор школы. При ней спустя 9 лет после открытия произошел переезд в здание на площади Свободы, 8 в бывший Гостиный двор.

— Сначала нас хотели распределить по школам. Меня это не устраивало, потому что я не хотела лишь числиться директором. Для меня был важен коллектив, который нужно растить и совершенствовать. Это возможно только под одной крышей, — объясняет Тамара Артемовна.

Тамара Артемовна Куницкая
Рассказывает, случайно узнала, что освобождается тогда еще не отремонтированное здание на площади Свободы, горисполком пошел навстречу директору, и школу временно переселили. Но нет ничего более постоянного, чем временное, говорит директор, и школа жила под крышей этого здания 15 лет.

В 1995 году школа въехала в бывший монастырь бернардинок по улице Энгельса, 1. Фундаменту здания около 400 лет, а сам монастырь возвели в 1641 году. Но помещение также не было приспособлено для школы — там жили люди и было печное отопление. А Тамаре Артемовне приглянулась широкая лестница в коридоре.

— Я вдруг увидела, что она будет мраморная, и мы спокойно пронесем рояли, пианино. До этого по витиеватой лестнице только военные нам помогали пронести музыкальные инструменты, — объясняет директор.

Чтобы получить здание, ей пришлось дойти до Совета министров, напомнить о заслугах школы (за 15 лет получил звание образцового коллектив народного оркестра и хора. — Прим. TUT.BY). В итоге мастерская Леонида Левина провела реставрацию и подготовила здание для нужд школы.

С 1998 года школа размещается в бывшем здании монастыря по улице Энгельса, 1.

Тревожная атмосфера и шуршание в подвале

Сама Тамара Артемовна называет здание намоленным, так как здесь размещались кельи. Но после переезда стали происходить странные вещи. По свидетельствам директора, в кабинете у нее постоянно болела голова, а все педагоги жаловались на посторонние звуки из подвала и тревожную и нерабочую атмосферу. В итоге Тамара Артемовна обратилась к директору воскресной школы кафедрального собора отцу Георгию с просьбой освятить помещения. После освящения всего здания никто из учителей больше не поднимал эту тему, а головная боль директора прекратилась и все подозрительные шуршания тоже. Теперь, по словам директора, родители детей из каждого нового набора говорят, что когда сюда заходишь, создается особое настроение.

В кабинете на столе директора стоит селектор — коробка, оснащенная кнопками с номерами классов.

— В первые дни, как только мы сюда заселились, стало ясно, что по этим коридорам можно пройти международную дистанцию по бегу. Трудно было бы искать людей, — поясняет свое решение иметь такой прибор в кабинете директор.

Нажимая кнопки селектора, она слышит, что играют в классах, и может пообщаться с преподавателями, не выходя из кабинета. Но слушать игру учеников у нее нет времени. По ее словам, и пяти минут не бывает без звонка. Это подтверждается и во время беседы: за час Тамаре Артемовне позвонили не меньше десяти раз.

В новое место школа переехала, укомплектованная несколькими оркестрами, имея за спиной внушительный багаж выпускников, которые успели получить высшее образование и вернуться в школу уже как преподаватели. Сегодня здесь работают 24 бывших ученика. А всего преподают в школе 87 основных работников и 49 совместителей, учатся 900 детей по 23 специальностям (инструментам).

Главным заделом на будущее Тамара Артемовна называет подбор кадров, поэтому старается сохранить опытных педагогов, вернуть учеников уже как учителей и набрать молодых специалистов.

— Это сплав опыта, мудрости и феерической молодежи. Феерическая — значит, они могут и сами ярко сыграть, — поясняет директор. Тамара Артемовна и сама раньше играла на сцене, но говорит, что «всему свое время». Момент ее выступления можно заметить на фото на стене в коридоре.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Музыкальная школа для людей от 3-х лет до старости

Директор относится к школе как к своему детищу. Говорит, что ей тяжело видеть, как расстраивается ребенок, если не поступил или неудачно выступил. Но у школы ограничен прием, и поэтому Тамара Артемовна открыла эстетический центр на базе школы. Говорит, что он очень востребован и туда приходят люди любого возраста. Однажды в центр поступила бабушка ребенка, чтобы ему помочь. Ей было за 60 лет, но она дошла до вальсов и танго, изучила музыкальную азбуку, а внук пошел дальше.

Преподаватели школы разработали и программу для детей трех лет, которая также пользуется большим спросом у родителей. Директор отмечает, что уровень сознательности у людей вырос, и родители очень хотят дать своим детям максимум.

— Они же и для себя воспитывают человека, чтобы потом с ним было интересно общаться. И общество получает образованного человека, — объясняет свою мысль директор.

В классе для дошколят малышей привлекают к музыке с помощью шумовичков, ритма, объясняют организацию звуков, учат находить сильные доли в музыке. Но к инструментам им еще не дают подходить, чтобы не испортить постановку руки.

По опыту директора, после школы единицы становятся специалистами, а музыкальную школу оканчивают сотни, и они становятся грамотными слушателями.

— В филармонии, на больших концертах, в оперных театрах — те люди, которые когда-то прикоснулись к музыке и умеют ее слушать.

О внучках Лукашенко

В силу местоположения школы и таких учеников, как внучки президента, возник вопрос об элитности некоторых учеников и самой школы. Но, по словам директора, для нее элита — это дети, и они в школе учатся разные. Есть дети, у которых родители работают на заводе, а есть и дети бизнесменов.

— Мальчик окончил школу и сейчас работает педагогом-баянистом. Его мама была маляром. А это был элитный ребенок, он блестяще учился, окончил школу, училище, консерваторию и пришел преподавать обратно в школу. Элита — те, кто своими данными и трудолюбием достигли в жизни большего. И таких у нас очень много, — заверяет Тамара Артемовна.

Конечно, нельзя не спросить о необычных ученицах школы — Насте и Даше Лукашенко. Директор призналась, что сначала, услышав фамилию, она взволновалась. А потом увидела, что родители — «серьезные люди с внимательным отношением к детям и школе».

— На удивление, это такая ответственная семья! Мама и папа настолько следят за детьми (Настя и Даша — дочери Дмитрия Лукашенко, среднего сына президента. — Прим. TUT.BY). Вы не представляете, какие трудолюбивые у них девочки, как серьезно относятся к занятиям. Если надо, дети выступают на концертах школы и классных уроках. Как-то они приболели, я волновалась за концерт, в котором они должны были выступать. Но за два дня они поправились и выступили.

Сначала очень мешала реакция людей в интернете. Я удивлялась: взрослые люди — и цепляются к детям. Придите лучше на концерт, послушайте. Постепенно этот вопрос растаял. У девочек были первые премии на международных конкурсах, Гран-при на конкурсе белорусских талантов, и я не могла подать их фамилии в специальный фонд президента по поддержке талантливой молодежи. А я же заинтересована в показателях! Но мама очень щепетильная и строгая, и она просила не подавать, пока не будет больше побед. Несколько лет пыталась подать заявку, и только в 2015 году это удалось, — рассказывает Тамара Артемовна и добавляет, что с девочек большой спрос и к ним много внимания, но они это выдерживают.

По словам директора, пока рано говорить, хотят ли Настя и Даша связать свою жизнь с музыкой, потому что у них и в общеобразовательной школе все получается. Но залогом успеха она называет сочетание данных ребенка, темперамента и квалификации педагога и серьезного отношения родителей. По ее заверению, в случае Насти и Даши Лукашенко сошлись эти три фактора.

Время, когда не хочется ни в космос, ни музыкантом быть
Стены коридоров школы обклеены стендами с историей и достижениями школы. По мнению директора, стенды «Наши отличники» уже приелись, и она придумала формат «Наш музыкальный Олимп». Из пяти кругов уже три заполнены фотографиями успешных учеников.

— У детей сразу так горят глазки, они читают, рассматривают. Я спрашиваю: когда же я тебя дождусь на этом стенде? Мне тогда так важно обещают: «Обязательно там окажусь». У сегодняшних детей есть характер, амбиции добиваться чего-то в жизни, — отмечает директор.

Одно из архивных фото на стене в коридоре школы.
Тамара Артемовна говорит, что наблюдает за детьми: кому лучше продолжать музыкальную карьеру, а кого-то направить на другую специальность после выпуска.

— В тяжелый возраст (класс 5−6) я прошу родителей потерпеть, уделить внимание ребенку. В это время дети вообще ничего не хотят: ни в космос, ни музыкантом становиться.

Порой ученики подумывают бросить школу — и тут тоже помогает участие директора. Тамара Артемовна считает, что к детям надо относиться снисходительнее, ведь им интереснее окружающий мир, а только трудиться ребенок еще не хочет. Поэтому некоторым предлагают взять академический отпуск. У детей сильно чувство противоречия, замечает директор и говорит, что как только они лишаются такой возможности, лето проходит, и они хотят вернуться к музыке.

Один мальчик особенно запомнился Тамаре Артемовне. Второклашкой он пришел к ней побеседовать:

— Сел важно в позе мыслителя. Со второй фразы мне стало понятно, что он просто хочет улизнуть от зачета, — вспоминает директор. — Я ему сказала: «Ты же знаешь, трус не играет в хоккей. Он так хитро и немного возмущенно спросил: «А причем здесь трус? Причем здесь хоккей?».

В начале этого учебного года в кабинет Тамары Артемовны заглянул молодой красивый, вытянутый парень — тот выросший второклашка. Оказалось, он учится в мединституте. И при этом признался директору, что ему очень помогает музыка и что он жалеет, что недорабатывал.

— Был ученик лично у меня в классе, Витенька. Он увлекался химией и обязательно что-нибудь каждый раз учудит. Меня как-то вызвали в класс, а он провел каким-то раствором по стульям — и они развалились пополам. Я быстро огляделась украдкой и увидела, что все эти стулья подлежали списанию. Потеря была не очень большая, но меня же вызвали в класс, я пришла, все серьезно. Я тогда сказала: «Вот класс твоих сверстников, педагог, директор. Если ты даешь мне слово сейчас при всех, что ты защитишь кандидатскую по химии, я даже не буду вызывать твоих родителей и буду терпеливо ждать. Он мне тогда дал слово. Прошло несколько лет, это было еще в старом комплексе. И пришел молодой человек ко мне, я его даже не узнала сразу. А он мне с порога говорит, что защитил кандидатскую диссертацию, — вспоминает директор и говорит, что именно человеческое отношение оставляет след в детях.

«Директора профессиональные тоже нужны»

Видя, что директор принимает живое участие во всех делах школы, спросили, не устает ли она. Тамара Артемовна, подумав, говорит:

— Может, это мой масштаб… Мне повезло с педагогами, и у меня большая любовь к этому делу. Конечно, моя педагог в консерватории Элла Григорьевна первое время была недовольна, что я ушла в администрирование. Она хотела, чтобы я больше концертировала. Но потом она успокоилась и сказала, что директора профессиональные тоже нужны.

В 45-летие школы у директора ощущение чего-то недоделанного. По ее словам, много внимания уделялось произведениям белорусских композиторов. И она хочет провести конкурс имени композитора Глебова и 14 апреля — юбилейный концерт «Музыка белорусских композиторов в сердцах детей» в филармонии.

Анастасия Лукьянова / Фото: Вадим Замировский /

news.tut.by

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору