Дирижёр Ульяновского симфонического оркестра Дмитрий Руссу: Пустое занятие — пытаться объяснить словами музыку

Добавлено 12 февраля 2016

Дмитрий Руссу (дирижер), Большой зал Ленинского мемориала, Ульяновская филармония

В Ленинском мемориале завтра, 13 февраля дает большой концерт Ульяновский государственный академический симфонический оркестр «Губернаторский» под управлением Дмитрия Руссу. Накануне Лауреат Всероссийского конкурса дирижёров им. И. А. Мусина, дирижёр Ульяновского государственного академического симфонического оркестра Дмитрий Павлович Руссу дал интервью.

Корр. — Минувший Год литературы привлек внимание к писателям, их творчеству. Что Вам запомнилось особенно? Кто у Вас самый любимый автор, что нравится, заставляет задуматься?

Дмитрий Руссу. — Год литературы лично для меня был связан с постоянными мыслями о том, что сейчас, к сожалению, вынужден читать меньше, чем это было в детстве и во время учёбы — из-за нехватки времени. Прежде всего, имею в виду художественную прозу.

Из-за интенсивной работы с оркестром, львиную долю времени уделяю чтению оркестровых партитур. Тем не менее, во время отпуска люблю перечитывать то, что читал когда-то давно. Из любимейших писателей могу назвать, из русских, — Пушкина, Гоголя, Достоевского и Чехова. Из зарубежных — французы стоят для меня особняком, особенно Эмиль Золя.

Применяю в работе такой метод: стараюсь читать литературу, связанную с тем музыкальным произведением, над которым работаю в данный момент.

Например, если с оркестром репетирую симфонию Сибелиуса, она прозвучит 13 февраля, то заглядываю в финский народный эпос — «Калевалу». Наш концерт приурочен к 150-летию выдающегося финского композитора Яна Сибелиуса. Читаю, конечно, специальную литературу — люблю биографические очерки о выдающихся композиторах и исполнителях.

Корр. — Нынешний Год российского кино только стартовал, что ждете?

Дмитрий Руссу. — Могу сказать, что очень люблю кино как жанр, и с интересом слежу за появляющимися новинками. В кино, кстати, тоже французские картины стоят для меня отдельно: особенно люблю старые исторические картины с Жаном Маре и комедии с Пьером Ришаром и Жераром Депардье. Также отдельно стоит для меня весь Феллини.

Несколько штрихов. Пьер Ришар рассказывал в интервью, что очень любит русскую культуру, с детства обожает литературу и особенно книги Ивана Тургенева. Его внучка учила в институте русский язык.

Многих привлекли показы в России и в Европе российско- французской исторической ленты «Распутин» с Жераром Депардье в главной роли. Фильм стал заметным культурным событием.

До сих пор людей волнует путешествие по России писателя Александра Дюма. Недавно в Барышской епархии сняли документальную ленту, где вернулись к этому событию. Авторы ленты уверены, что Дюма побывал в наших местах.

Прошлое хранит много поучительного и важного для наших дней. В мире искусства и культуры, литературы и музыки, кино и театра есть свои внутренние связи и пружины. О них мало говорят.

Корр. — А какие фильмы смотрите?

Дмитрий Руссу.- Безусловно, шедевры советского кинематографа смотрю и пересматриваю с большим удовольствием. Очень люблю отечественные фильмы, снятые в моём родном городе Санкт-Петербурге — люблю сравнивать, как выглядели какие-то районы города во время съёмок фильма с тем, каковы они сейчас. Особенно люблю жанр документального кино.

Корр. — Что ждете от Года кино?

Дмитрий Руссу. — Чтобы появлялись картины, возвышающие душу человека, наполняли её стремлением к добру и совершенству, и чтобы поменьше было картин, показывающих российскую жизнь исключительно в чёрном цвете (каков, например, нашумевший «Левиафан»).

Корр. — Может ли быть в будущем Год музыки? Обычно, такие события готовятся заранее, что бы Вы предложили включить в его программу?

Дмитрий Руссу. — По правде говоря, не задумывался об этом. Наверное, объявить «Год музыки» — это было бы интересно. Музыка — самая мощная объединяющая сила, способная объединить очень разных людей, — говорящих на разных языках, имеющих разный цвет кожи, вероисповедание и т. д. Вспомним гастроли ульяновких музыкантов в Италию, поездку симфонического оркестра в Китай.

Такие встречи, поддержанные губернатором Сергеем Морозовым, организованные Министерством искусства и культурной политики Ульяновской области оставляют большой след. Их помнят годами, ценят тысячи людей.

Корр. — Люди четко делятся на тех, кто бывает на концертах классической музыки, и кто никогда не приходит в залы. Что они, кто не слушает классику, теряют?

Дмитрий Руссу. — Классическая музыка не может быть «для всех». Она останется искусством элитарным. Иначе это уже поп-музыка. Поэтому я против любой пропаганды, т. е. насильственного навязывания музыки везде и повсюду. Конечно, досадно, что больше пропагандируют как раз поп-музыку. Мне кажется, процесс постижения великой классической музыки (как и постижение искусства вообще) — это некий путь, в основе которого может лежать внутренний импульс, закладываемый в семье, в окружении человека. То есть человек может «прийти к музыке», — так же как, например, «приходят к Богу». Поэтому, когда в парижском метро студенты собираются камерным оркестром и играют в гаме и шуме города симфонию Моцарта — я считаю это кощунством. Никто не пойдёт после этого в концертный зал.

Корр. — Как готовитесь ко встрече с ульяновскими слушателями? В каких городах выступали в последние годы?

Дмитрий Руссу. — Приехал в Ульяновск из Санкт-Петербурга и, конечно, заранее знал, что здесь оркестр, где были заложены высокие исполнительские традиции. Основателем и первым главным дирижёром оркестра явился выдающийся мастер Эдуард Серов, который прививал оркестру лучшие традиции ленинградской исполнительской культуры, высокий артистизм. В 2012 году впервые выступил с Ульяновским оркестром. И тогда, и сегодня у меня присутствует волнение и ответственность перед слушателем — ведь каждый раз концертная программа должна быть исполнена на высоком художественном уровне. Не могу сказать, где я волнуюсь больше, а где меньше — публика в любом городе ждёт концерта как события. Как приглашённый дирижёр, был уже во многих городах России, и везде ощущение примерно одни и те же. Трогает, что в Ульяновске после окончания концерта публика аплодирует стоя. Всякий раз хочется оправдывать ожидания слушателей.

Корр. — Поделитесь, пожалуйста, планами?

Дмитрий Руссу. — Не очень люблю говорить о планах, но кратко могу сказать, что есть большое число произведений, которые хотелось бы исполнить с ульяновским симфоническим в ближайшее время. Стараемся составлять наши программы таким образом, чтобы слушатель, идя на концерт, был бы удовлетворён как с эмоциональной, так и с познавательной точки зрения. Культурно-просветительская деятельность — это основа работы любого творческого коллектива.

Скоро поеду в Санкт-Петербург, — у меня запланировано четыре концерта, в том числе с Академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии в Большом зале им. Д. Д. Шостаковича. Это оркестр, с которым я рос, и для меня это будет особый уровень ответственности.

Корр. — Чем и как музыка будоражит души людей?

Дмитрий Руссу. — Здесь могу только напомнить замечательные слова Бернарда Шоу: «Говорить о музыке — то же, что танцевать об архитектуре». Пустое занятие — пытаться объяснить словами музыку. «Имеющий уши слышать, да слышит».

Корр. — Сергей Рахманинов стал одним из первых примеров, когда музыкант и композитор создавал свое имя за границей сам. Почему сейчас музыканты не повторяют его идеи продвижения музыки, работы со СМИ?

Дмитрий Руссу. — Во-первых, ещё до своей вынужденной эмиграции Рахманинов был уже довольно хорошо известен за рубежом, благодаря своим гастрольным поездкам по Европе и США. Подолгу жил за границей в предреволюционные годы. Поэтому создавать там, что называется, «с нуля» ему ничего не приходилось. После отъезда из России он вынужден был оставить композицию и посвятить себя почти исключительно пианистической деятельности, что было связано с прозаической причиной: ему нужно было обеспечивать семью. Лишь в последние годы появились его знаменитые шедевры: Третья симфония, Рапсодия на тему Паганини, Вариации на тему Корелли, «Симфонические танцы» и ряд других сочинений. И наконец, Рахманинов сам никогда не «работал» со СМИ, скорее, это они тянулись к нему, понимали интерес публики к великому человеку. Он был действительно одной из центральных фигур в музыкальном мире того периода времени. Сергей Васильевич был человеком довольно замкнутым и сдержанным. С годами его роль в искусстве только возрастает.

Корр. — Планируете ли укреплять свое личное присутствие в интернете? Чьи сайты постоянно посещаете?

Дмитрий Руссу. — Сегодня практически все молодые музыканты (и я в том числе), владеющие компьютером, используют его возможности для публикации информации о творчестве. Сам пользуюсь тремя ресурсами: социальными сетями vkontakte, Facebook (для моих иностранных друзей) и каналом видео YouTube.

Мы можем видеть друг друга, кто, где выступил, увидеть афишу концерта, посмотреть и послушать запись выступления, прокомментировать и т. д. Существует сайт muzkarta.info, а также classicalmusicnews.ru, где мы можем узнать о новостях в мире академической музыки и жизни филармоний и концертных организаций. Это, на мой взгляд, очень удобно и важно — быть в курсе происходящих событий в музыкальном мире.

Интервью подготовил Петр Дуюн.

Редакция благодарит Ульяновский Дом музыки (филармонию) за помощь.

ulpravda.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору