Эксклюзивное интервью с Еленой Тарасовой специально для Women's Time

Добавлено 04 апреля 2016 notale

Елена Тарасова (фортепиано)

Раскрой и Познай творческую лабораторию внутри себя.

Внутри каждого из нас есть Творческая Лаборатория! Раскрой и Познай Себя Настоящего!

Любовь к Жизни — тема, которая озаряет однажды каждого человека. У кого-то она остается навсегда, а кто-то теряет ценную ниточку, ведущую личность к раскрытию самого важного дара внутри человека, данного каждому из нас Богом при рождении.

И сегодня, дорогие читатели, вы получите не только ответы на вопросы о жизни, о счастье, но и получите заряд творческой энергии, который поможет многим еще раз прожить свою жизнь и соединить звенья себя самого, горящего чем-то своим, особенным, дающим огонь и страсть в каждом дне своей жизни!

В гостях у Women’s Time Елена Тарасова — человек, который не только обрел свой путь, раскрывает свой талант, но и делает все возможное, чтобы раскрыть творчество и детскую радость в других людях.

ФАКТЫ

Елена Тарасова — пианистка, выпускница Московской консерватории (класс профессора, народного артиста РФ С. Л. Доренского и профессора, заслуженного артиста РФ П. Т. Нерсесьяна; концертмейстерское искусство — класс профессора, заслуженной артистки РФМ. И. Кравченко; камерный ансамбль — класс профессора, народного артиста РФ Т. А. Алиханова), лауреат международных конкурсов, лауреат премии «‘Золотая лира’. Женское лицо года. Творческая элита Москвы», преподаватель Московской консерватории, член World Piano Teachers Association, автор идей и художественный руководитель ряда молодежных музыкальных проектов.


Елена Тарасова:

«Я желаю всем людям найти внутри себя творческий подход к своей жизни и всем ее делам, это очень важно!

Для меня музыкант — не работа и не профессия, это образ жизни и, возможно, естественный ее порядок. „Я иду в консерваторию к студентам“, „у меня вечером концерт“, „иду на репетицию“ — что скрывается за этими словами, что происходит в этот момент? Работа? Формально — да. Но, по сути, это время существования в той реальности, где не чувствуется усталость, незаметно течение времени, не хочется отпуска — это творческая лаборатория, в которой происходит поиск — глубокий и подчас мучительный, выкристаллизовываются идеи, открываются новые смыслы, возникают параллели, аллюзии, образы… Через несколько часов ты оставишь инструмент до следующей встречи, но деятельность твоей внутренней творческой лаборатории на этом не останавливается — теперь процессы осмысления всего сделанного во время репетиции будут развиваться параллельно с твоим существованием в реальном мире и всем его многообразием событий. Чувства, впечатления, переживания, преодоления — это новые краски, новые оттенки твоего мировосприятия, которые не могут не отражаться на процессе творчества. Жизнь и творческий процесс — это нечто единое. Скорее даже жизнь и есть творческий процесс, и наоборот», — с этих замечательных слов началась наша беседа…

WT: Что Вы считаете итогом «работы»?

Елена: Промежуточным итогом я называла бы выход на сцену. Концерт как момент истины, как яркая вспышка света, которая освещает уже пройденный путь творческого поиска и подчеркивает для тебя что-то невидимое ранее. Есть и ощущение счастья — от того, что сейчас ты сделал что-то по-новому, иначе, нежели раньше; смею надеяться, более глубоко и интересно.

WT: Какие концертные залы Вам нравятся?

Елена: Мне очень понравились залы Японии — к примеру, Kioi Hall в Токио, NHK Osaka Hall в Осаке, Alti Hall и Kyoto Concert Hall в Киото или Keyaki Hall в Сендае. Очень приятно было играть в зале консерватории в Лилле или же в LeCorum в Монпелье. Недавно прошли концерты с оркестром в зале Сайдашева в Казани и в филармонии Екатеринбурга — тоже удовольствие! Замечательных, хороших концертных залов много. Но есть особенно любимые и родные — залы Московской консерватории, моей AlmaMater. На сцены Малого и Рахманиновского залов выходила уже в юном возрасте — как ученица школы при консерватории; играть там мне понравилось уже тогда. Что же о Большом зале консерватории — это особое волшебное пространство, ступая на сцену которого ты ощущаешь большие творческие крылья за спиной.

Амбиции должны помогать, а не мешать…

WT: Вы обучались музыке с четырех лет. Сначала — школа при консерватории, затем училище. Появляются лауреатства международных конкурсов, Вы приняты в Фонд Спивакова и Международный Фонд культурного обмена. Начинается активная концертная, гастрольная жизнь. Понятия «амбиции», «звездная болезнь» Вам знакомы?

Елена: Амбиции, безусловно, были и есть — полагаю, без них в этой профессии никуда. Но понимаю, что существуют они во мне ровно в той мере, которая помогает, а не мешает работать. Что касается какой-либо звездности — и в мыслях никогда не было…

Я не знаю своего будущего, не знаю, какие повороты ожидают меня на творческом пути и что предстоит, но в чем я точно уверена — понятие «звездность» не мое, оно не могло во мне проявиться и для него никогда не будет «почвы». Ведь то, что я имею склонность, предрасположенность к этой профессии — это благо Господа Бога; мои знания и умение трудиться — от родителей и педагогов; то, что я делаю сейчас, будучи самостоятельной — это своя точка зрения, основанная, конечно же, на всем перечисленном выше. Не думаю, что есть событие, способное привести к потере этой гравитации.

WT: В интервью Первому Образовательному телеканалу Вы сказали: «Счастье моей жизни — это мои педагоги»…

Елена: Да, и с удовольствием повторяю это всегда. Счастье не только творческое — ведь с ними можно было доверительно поговорить и о жизни. Они очень повлияли на мое мироощущение. Отношений «учитель-ученик» никогда не было; ты становился членом семьи. Мой первый педагог Ольга Евгеньевна Мечетина, понимая все сложности периодов личностного и творческого становления, растила и воспитывала очень бережно. В консерватории меняется стиль общения, с тобой — вполне справедливо! — говорят как со взрослым, но остается ощущение любящей семьи, неравнодушия к тебе, твоим волнениям и проблемам. Бесконечно благодарна Сергею Леонидовичу Доренскому и Павлу Тиграновичу Нерсесьяну, Маргарите Ивановне Кравченко и Тиграну Абрамовичу Алиханову за внимание ко мне и очень счастливое творческое время. В профессиональном плане каждый из них дал мне очень много — возможно, больше, чем я могла воспринять в студенческое время; многие их советы я осознаю, понимаю на практике только сейчас — как в исполнительстве, так и в преподавательской жизни.

WT: Какой вид исполнительской деятельности Вам больше нравится?

Елена: Играю сольно, с оркестром, в ансамблях — мне нравится это многообразие вариантов. Сотворчество в ансамбле — это интересный и важный опыт взаимодействия, который меняет всех участников этого процесса, ведет к новым открытиям и пониманиям; в свое сольное исполнительское пространство ты будешь возвращаться иным. Педагогический процесс тоже рассматриваю как сотворчество. И переосмысление. Возможно, поэтому люблю продолжительную работу в классе, длительный процесс, и не люблю систему кратковременных мастер-классов, которые тоже нужно проводить.

WT: Вы ведете активную исполнительскую жизнь, преподаете в консерватории. Кроме этого Вы — автор идеи и художественный руководитель ряда проектов. Почему Вы работаете и в этом направлении?

Елена: Все эти аспекты имеют общий знаменатель, единую творческую природу. Если тебя увлекает некая концепция, появившаяся в твоей голове, или же возможность открыть для себя и слушателей новый репертуар, который по ряду причин не возникнет в виде «предложения извне» — почему не воплотить эту идею? Мне очень нравится творческий принцип, услышанный от Чулпан Хаматовой: «Не попробовать было бы нечестно».

WT: Какие наиболее масштабные проекты? С какими трудностями приходилось сталкиваться?

Елена: Самым сложным для меня был первый проект — фестиваль «К 110-летию со дня рождения Франсиса Пуленка». Его художественный руководитель двадцати четырех лет от роду обучался в то время в консерваторской аспирантуре, играл на рояле и мало что понимал в процессе организации масштабного проекта / улыбается /. Но увлекала идея представить творческое наследие одного из самых обаятельных композиторов XX века весьма широко. Премудростям нетворческим научилась уже в процессе подготовки проекта — конечно же, при действенной помощи учителей, консерватории, коллег. Фестиваль был поддержан рядом серьезных организаций, прошел в Москве с декабря по апрель, успешно завершился в Доме Музыки, а далее появились новые идеи, которые при полученном опыте воплощать было проще.

Еще один продолжительный проект — «Русские Вечера». Свою биографию он начал как фестиваль-антология русской музыки, объединяющий музыкантов Петербурга и Москвы. События проекта проходили в двух столицах — и в этом заключалась некоторая сложность организационной работы. В дальнейшем он превратился во многоплановый культурно-просветительский проект и просуществовал в общей сложности четыре года. Конечно, были трудности, но стоит ли об этом говорить?

«В поисках Красоты. Experimentum». Путешествие внутрь себя!

Живая Музыка + Художественное слово + Мультимедиа-технологии + Звуки Природы

WT: В проекте 2014 года Вы вышли за рамки только музыкального проекта. В Центре культурных инноваций «Дом Скрябина» состоялось событие совершенно иного формата под названием «В поисках Красоты. Experimentum».

Елена: Да, это был интересный эксперимент. Синтез музыки (в нашем случае — музыки с использованием фонограмм звуков природы, колоколов, звучащих не со сцены, а через акустическую систему зала и объединявшихся в звучании с исполнением на инструментах — так замечательно придумал современный композитор Павел Карманов), художественного слова (фрагменты книги Тонино Гуэрры) и мультимедиа-технологий, создавших в итоге иллюзию расширения пространства, необъяснимого путешествия в творческий, яркий мир, дополненного воображением каждого, кто пришел в зал.

В опыте «В поисках Красоты» мне понравилось то, что этот формат на некоторое время устраняет навязанные стереотипы, придающие человеку инерцию существования, и заставляет его быть самим собой.

Давайте представим…

Человек приходит в концертный зал. Он знает, какой формат традиционен для этого места, как надо слушать… Первые же минуты действа заставляют его обо всем забыть, и он превращается в ребенка, который не понимает, как это сделано, и удивляется всему.

Современный текст иллюзорен — естественен, но сиюминутен, можно сохранить лишь ощущение его, дышать им. Вокруг тебя идет дождь, звуки грозы, ливня, грибного дождя (да, мы начинаем слышать разницу, отличать ее!) незаметно сливаются с живой музыкой со сцены, и ты понимаешь, что сегодня в реальной жизни музыку природы ты уже не слышишь. Вместе с развитием этого ансамбля дождя и музыкальных линий ты ощущаешь и холод одиночества в предгрозовой ночи, и бесконечность потока леденящей воды, и просветление, появляющееся утреннее солнце, легкий восторг от искрящихся капель грибного дождя, в каждой из которых хочется увидеть не преломление света, а эффект радуги — не оптическое явление, а подаренное природой сиюминутное чудо, которое сейчас не находит своих зрителей — всем некогда.

Текст и музыка бесконечны — в этой партитуре нет точек; незавершенность текстов Гуэрры становится импульсом для музыки, развивающей предыдущую мысль. Партитура действа сделана так, что музыка тоже не ставит точек — она растворяется в пространстве без окончания, утверждения, передавая линию развития тексту. В зале тем временем обращение к детству, свет и радость которого, кажется, уже давно не приходят к нам по-настоящему. Вновь удивление — вокруг тебя снег, вместе с музыкальным развитием превращающийся в метель, уносящую с собой все ненастоящее, чем мы живем. Световая партитура — чистота сказки, чистота детства… Давно забытое детское ощущение счастья, которое невозможно отнять. Вместе с музыкой вновь звучит звук метели, позже — рождественских колоколов…

В этот момент человек не знает, как это воспринять и оценить, он воспринимает эмоционально, удивляясь и веря этой иллюзии как ребенок — а значит, и чувствует по-настоящему. В этот момент человек такой, какой он есть по своей природе, а не такой, каким его делает жизнь в сложном мегаполисе, с работой как стилем жизни и стереотипами как средством существования по причине отсутствия времени на серьезные размышления.

Музыка снова тает в воздухе и вновь появится слово — с очень счастливым вектором в будущее, заставляющее задуматься о настоящем в нашей жизни. Музыка вернется на финальных строках текста! Впервые, развиваясь в одном направлении — к Красоте, они зазвучат вместе. И впервые музыка и текст будут завершены.

Мне кажется, после всего прожитого в зале в мир реальный зритель выйдет другим. Обращение к себе, к своему воображению, странствие по волнам памяти, по страницам жизни, обретение самого себя в результате долгих духовных исканий, путешествие в мир фантазий и грез, неизменное возвращение к Красоте и Любви, обращение к более глубокому пониманию жизни — таков спектр тем, которые вновь оживут, зазвучат в нем под впечатлением увиденного.

WT: Можно ли попасть на такое представление?

Елена: Да, конечно. Я планирую развивать эту идею как отдельное направление творчества и в скором времени представить не один проект такого формата, а несколько, объединенных общей идеей — идеей путешествия навстречу самому себе.

Не ищите в искусстве новое, ищите вечное!

WT: Какие проекты у Вас впереди?

Елена: В октябре 2016 года начнет свою работу Международный музыкальный проект «OpusUniversum» (лат. «опус универсум» - «всеобщий труд», «всеобщее творение», «целая профессия» — прим. авт.). Он объединяет исполнителей, своеобразным кредо каждого из которых могла бы стать фраза актера и театрального режиссера Юозаса Мильтиниса «Не ищите в искусстве новое, ищите вечное». Обращение к вечному — и потому всегда новому — предполагает глубокий духовный поиск и смелость творческих решений; «целая профессия» является образом жизни. Очень надеюсь, что проект будет ежегодным.

WT: Есть ли у Вас хобби, увлечения, свободное время?

Елена: Очень люблю читать. В числе любимых искусств — балет и драматический театр; когда появляется время — стремлюсь пойти на спектакль. Восхищает и необыкновенно вдохновляет происходящее в театре Вахтангова! Римас Туминас представляется мне творческим волшебником. Его эстетические взгляды мне очень близки.

WT: А что Вы слушаете в свободное время?

Елена: В разное время слушала разное. Сегодня хочется восхищаться чем-то очень простым, но при этом глубоким, масштабным, имеющим вселенский смысл. Поэтому сейчас часто слушаю наших современников Арво Пярта, Георгса Пелециса. В будущем концертном сезоне впервые сыграю программу из сочинений Пярта и Пелециса.

WT: Как Вы определите роль искусства, его необходимость в нашей жизни?

Полагаю, искусство — то явление, которое делает нас людьми. Соответственно, важность его присутствия в нашей жизни невозможно переоценить.

Однако мне кажется, что в этом времени самая необходимая роль — это миротворец. И если деятельность творческого человека, направленность его искусства происходит в этом направлении, тогда оно не просто очень важно, а остро, жизненно необходимо.

В чем заключается счастье!

WT: В чем для Вас заключается счастье?

В ощущении свободы, существовании в творческом пространстве, возможности транслировать добро и свет в этот мир, радости ощущения любви окружающих и чувстве благодарности.

WT: Вы счастливый человек?

Елена: Абсолютно. Но сразу скажу, что человека с молоточком слышу. Помните, как у Чехова? «За дверью счастливого человека должен стоять кто-нибудь с молоточком, постоянно стучать и напоминать, что есть несчастные…»

Сайт Елены Тарасовой — www.elenatarasova.ru

На этом мы не прощаемся с Еленой, мы будем всегда в курсе проектов и с удовольствием будем не только наблюдать, но, думаю, и вы, дорогие читатели, присоединитесь к путешествию в детство, путешествию к самому себе через Музыку и Искусство!

womenstime.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору