Предстоящие мероприятия













Читайте на эту же тему






Элисо Вирсаладзе выступила с оркестром Musica Viva

Добавлено 20 января 2016

Московский камерный оркестр «Musica Viva», Концертный зал имени Чайковского, Элисо Вирсаладзе (фортепиано), Борис Березовский (фортепиано), Александр Рудин (виолончель, дирижер)

Элисо Вирсаладзе в ансамбле с Musica Viva достигла волшебной и неожиданной звуковой картины. Фото: Ирина Шымчак
Выступление выдающейся пианистки с Московским камерным оркестром Musica Viva под руководством Александра Рудина прошло на сцене Концертного зала Чайковского в рамках филармонического цикла «Великие фортепианные концерты». Элисо Вирсаладзе исполнила Концерт Моцарта N 17 (КV 453) и Концерт Шопена N1.В качестве «увертюры» к фортепианным концертам прозвучал балетный дивертисмент, написанный Моцартом для оперы «Идоменей» (КV 367). Из пяти танцевальных номеров Александр Рудин выбрал Чакону и Соло, которыми Моцарт завершал свою оперу — блестящие по инструментовке. В Чаконе падеде, написанное когда-то для госпожи Хартинг и господина Антуана, сменялось подвижными танцами кордебалета и лирическим соло Larghetto. Александр Рудин развернул эту драматургию с оркестровой грацией — легкостью «парящих» деревянных, мягкими рокотами литавр, «альпийскими» перекличками валторн и струнных. В Соло «господина Леграна» пружинистое быстрое движение оркестра сопровождалось фирменным для Musica Viva шелестом скрипок, напоминающим эффект мендельсоновского «полета эльфов» и прослушанными чутким музыкальным ухом бегущими гармониями в большом финальном крещендо.

Изысканная оркестровая картина и стала вводом в моцартовский Фортепианный концерт N 17 (соль мажор), исполненный в харизматичной манере Элисо Вирсаладзе — воздушным звуком, дышащим живой красотой, мерцающим трелями, с переливающимися пассажами, четко попадающими при этом в конструктив формы. Самым сложным в ансамбле с Вирсаладзе для любого оркестра мог бы стать динамический баланс, поскольку звук интерпретируется здесь как звук fortepiano моцартовских времен: более тихий. И поразительно, какой волшебной и неожиданной звуковой картины достигли в ансамбле Musica Viva и Вирсаладзе, выдержавшие весь концерт в динамике пиано, пианиссимо, меццо-пиано, ни разу при этом не оборвав тонких линий моцартовских тем. А в медленном Анданте фортепианная партия просто завораживала хрупкостью звука, окутанного «волнами» струнных.

В исполнении Вирсаладзе не было никакой эффектности, концертной виртуозности, наоборот, даже в сложнейшей третьей части — в вариациях на тему записанной Моцартом трели скворца, проступали простота пальцевой техники, ясность, красота фортепианного звука, сливающегося в целостную звуковую картину с оркестром.

Такой же музыкальной целостности удалось достичь и в Первом концерте Шопена, где более драматичные коллизии романтического опуса лишь добавили ощущения, что это негромкое, не «пиарящее» себя за инструментом искусство, эта высочайшая культура звука, качество ансамбля — стали уже на современной сцене не эталоном, а раритетом. Пока еще, слава богу, не музейным.

Справка «РГ»

Следующий концерт из цикла «Великие фортепианные концерты» состоится 29 апреля в Концертном зале Чайковского. Пианист Борис Березовский исполнит с Национальным филармоническим оркестром России 2-й и 3-й концерты Людвига ван Бетховена.

Ирина Муравьева

www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору