Фабио Мастранджело: «Каждый фестиваль рождается из мечты»

Добавлено 01 июля 2015

Тольяттинская филармония, Новая Опера

Впервые в качестве художественного руководителя фестиваля «Классика над Волгой», который проходит с 18 июня по 2 июля в Тольятти, выступил итальянский дирижер и пианист Фабио Мастранджело, работающий с несколькими российскими оркестрами. Сегодня он — собеседник Волга Ньюс.

Впервые в качестве художественного руководителя фестиваля «Классика над Волгой», который проходит с 18 июня по 2 июля в Тольятти, выступил итальянский дирижер и пианист Фабио Мастранджело, работающий с несколькими российскими оркестрами. Сегодня он собеседник Волга ньюс.

— Как случилось, что вы стали художественным руководителем тольяттинского фестиваля «Классика над Волгой»?

— В прошлом году мы встретились с директором фестиваля Алексеем Возиловым в Москве, и он предложил мне стать художественным руководителем. Мы и не заметили, как уже на той встрече стали обсуждать детали. Алексей — мне кажется, чуть-чуть сумасшедший человек. И это замечательно. Ведь без сумасшествия в жизни ничего не достигнешь. Когда он только организовывал этот фестиваль восемь лет назад, многие считали эту идею — собрать летом в Тольятти публику на концерты классической музыки — безумием. Тем не менее, сегодня это замечательный фестиваль, который вышел на международный уровень. Для Тольятти, думаю, он является предметом гордости. Было бы хорошо, если бы подобные музыкальные праздники проводились в каждом городе мира. Вообще, нужно всегда ставить перед собой задачи, которые кажутся невыполнимыми. Конечно, при этом надо очень тщательно отбирать участников фестиваля и держать высокую творческую планку. На нынешнем фестивале были собраны замечательные музыканты. Среди них — мой друг, дирижер из Екатеринбурга Энхе, который привез «Чайковский-оркестр». В этом коллективе он собрал талантливых музыкантов из многих стран.

— Что вы думаете о российской исполнительской школе?

— В мире она очень высоко ценится, особенно фортепианная, струнная и дирижерская. И это справедливо. Таланты в России рождаются в каждом городе. А вот советская вокальная школа, мне кажется, недотягивала до мировых вершин. Хотя были такие исполнители, как Галина Вишневская и Владимир Атлантов, которые ездили по всему миру и учились лучшему. Но, в целом, вокальная школа в России оставалась как-то на обочине. Мне кажется, сегодня есть все возможности, чтобы подтянуть ее до мирового уровня, учитывая то количество талантов, которые есть в России.

— Сейчас, как я понимаю, вы живете на две страны…

— Я гражданин России и Италии. Достаточно долго, с 2001 года, живу в Санкт-Петербурге. Мне очень нравится здесь работать. Вообще, российской культурой интересуюсь давно. В пять лет я впервые сел за рояль и прикоснулся к творчеству русских композиторов Прокофьева и Кабалевского. Их фортепианная музыка очаровала меня, мне стала интересна история страны, в которой жили эти люди. В девять лет я самостоятельно выучил русский алфавит. Однажды случайно наткнулся на объявление в газете, что в Петербурге будет проводить мастер-класс Илья Мусин, самый известный российский педагог для дирижеров. Собрал все документы, отправил заявку… Так в 1999 году я впервые оказался в России. Вообще, наши души очень похожи, у нас с вами богатый внутренний мир. И вы, и мы, как правило, принимаем все близко к сердцу, не можем оставаться равнодушными к чужой боли.

— Свою супругу, флейтистку Олесю Тертычную вы встретили в России?

— Как ни странно, мы познакомились в Италии. Это было в 2001 году, она была там на гастролях. Я влюбился с первого взгляда и как истинный джентльмен сразу предложил пожениться. Кстати, я всегда почему-то знал, что моей женой станет иностранка…

— В Тольятти вы раньше бывали?

— Про город Тольятти я много слышал. Но приехал сюда впервые. Первое впечатление — красивый город, замечательная природа. Это какой-то подарок Бога.

— Вы очень хорошо говорите по-русски. Обучались ли вы языку специально?

— Русский язык я изучал как ребенок. Самостоятельно, просто находясь в русской языковой среде. У меня не было никакого репетитора. Я считаю, что самые красивые языки в мире — русский и итальянский. Именно на этих языках лучше всего исполнять оперные произведения.

— Что вы думаете о миссии музыки в нынешнем мире?

— Музыка вне политики. Но она несет мир, способна примирить народы. И я мечтаю, что, оставаясь в своей профессии, я буду способствовать урегулированию тех глобальных проблем, которые есть в нынешнем мире. Так, как это делают Гергиев, Спиваков. То, что на Украине запретили выдающимся российским музыкантам выступать в этой стране, — по-моему, большая глупость. Поэтому я подписал коллективное письмо деятелей культуры против такой политики.

— Что вы думаете о будущем фестиваля в Тольятти?

— Надо всегда мечтать о большем. Создавать список желаний. Когда я родился, моему папе было уже 52 года. Казалось бы, такая разница в возрасте… Как найти взаимопонимание? Но мы прекрасно понимали друг друга. И я на всю жизнь запомнил слова отца, который говорил: «Никогда не переставай мечтать. Когда перестанешь — ты станешь мертвым». Я считаю, что в будущем участниками фестиваля в Тольятти должны стать такие замечательные артисты, как Нетребко, Гергиев, Темирканов, Башмет. Почему бы и нет? Каждый фестиваль вырастает из мечты. Кто знал раньше маленький итальянский городок Сполето? А сейчас здесь уже несколько десятилетий проходит престижный фестиваль, который собирает замечательных музыкантов, художников, артистов. А в начале ведь тоже была мечта. Когда в 1990 году в Италии проходил чемпионат мира по футболу, в рамках этого соревнования в Риме прошел грандиозный музыкальный праздник с участием трех великих теноров — Пласидо Доминго, Лючано Паваротти и Хосе Каррераса. Почему бы и здесь, в Тольятти, в 2018 году, когда Самара будет принимать чемпионат мира, тоже не организовать музыкальный праздник высочайшего уровня? Хотя для фестивалей сегодня, конечно, сложная ситуация. Я считаю, что она во многом стала такой из-за той политики, которую ведут Украина и США. Американцы почему-то считают, что им надо во все вмешаться и отрегулировать все вокруг так, как они считают нужным. Как следствие, возникают культурные провалы. Это отразилось и на фестивале, который я организовал в Санкт-Петербурге, — «Опера — всем». В прошлом году на фестивале сократилось количество площадок — денег не хватает. Но, я думаю, эти трудности переживем. Ведь тяга к музыке у публики не угасла. В сложное время люди всегда ищут что-то для души.

— А какова сейчас в России ситуация для музыкантов?

— Она гораздо более благоприятна, чем 15 лет назад. В 2001 году, помню, моей жене, флейтистке, предложили зарплату аж в 3,5 тысячи рублей. Сейчас же хорошие музыканты в России получают достойные гранты.

Фабио Мастранджело родился 27 ноября 1965 года в итальянском городе Бари. Его отец был пианистом, дед — скрипачом. В последние годы Фабио живет в Санкт-Петербурге. Супруга — флейтистка Олеся Тертычная, сын — Стефан. Имеет российский паспорт. Главный дирижер оркестра государственного эрмитажа. С 2007 года Мастранджело является главным приглашенным дирижером Новосибирского академического симфонического оркестра и художественным руководителем ансамбля «Новосибирская камерата». С 2012 года он — главный дирижер оркестра Государственной филармонии Республики Саха (Якутия). C 2013 года — приглашенный дирижер театра «Новая Опера» им. Колобова и художественный руководитель и директор Санкт-Петербургского государственного театра «Мюзик-Холл». Продюсер и руководитель многих музыкальных проектов, в том числе проекта «Опера — всем».

Aвтор: Вадим Карасев,
Фото: Сергей Богатюк,

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору