Предстоящие мероприятия












Москва
с 9 января 2017 по 15 января 2017

Читайте на эту же тему







Галина Иванова о дорогом дирижере, филармоническом буфете и «Танцах» на ТНТ

Добавлено 16 ноября 2015

Елизавета Панченко (клавесин, композитор, орган), Псковская филармония, Музыкальный фестиваль «Crescendo», Денис Мацуев (фортепиано), Владислав Лаврик (труба, дирижер), Борис Андрианов (виолончель)

Несмотря на «все тяжкие»: проблемы в экономике страны, напряженность во внешней политике, подчас негативные новости, россияне продолжают жить своей обычной жизнью, отдыхают, читают, посещают концерты отечественных и зарубежных звезд музыкальной культуры, классической и эстрадной; музыканты участвуют в конкурсах и фестивалях. Учреждения культуры, так или иначе, обновляются, наращивают свою материально-техническую базу, поскольку всем понятно: без современной аппаратуры — никуда. Что происходит с Псковской областной филармонией, как псковский зритель переживает экономический кризис, от чего отказывается, а от чего отказаться никак не может, Псковской Ленте Новостей рассказала директор Псковской филармонии Галина Иванова.

— Галина Александровна, несмотря на финансовые трудности в экономике страны и экономию бюджетных средств, в Псковской областной филармонии прошли фестивали, полюбившиеся публике. По-вашему мнению, все ли удалось осуществить, что задумывалось?

— Все фестивали прошли на высоком уровне. Нужно сказать огромное спасибо администрации области за то, что Crescendo мы провели в полном объеме и получили финансовую поддержку со стороны спонсоров. Программа, которая была заявлена, вся была представлена публике. Трудности возникали при оформлении документации, поскольку в дирекции (Театрально-концертной дирекции Псковской области — прим. ред.) до этого мы еще не работали с учредителями фестиваля. Но в итоге все сработали прекрасно, были заключены необходимые договоры, PR-кампания была организована отлично. Зритель покупал билеты, даже несмотря на то, что в этом году мы вынуждены были увеличить цены. Два концерта Crescendo с участием Дениса Мацуева прошли при аншлаге. В первом концерте были очень интересная программа и очень интересные солисты. Это пианист Александр Малофеев, который, несмотря на свой юный возраст, успел завоевать все мыслимые и немыслимые награды множества международных конкурсов, виолончелист Борис Андрианов — один из ведущих российских музыкантов своего поколения, трубач Владислав Лаврик, флейтист Максим Рубцов — лауреат международных конкурсов и обладатель премии Grammy. На фоне классических произведений XIX–XX века необычно и неожиданно прозвучали две фестивальные премьеры: пьеса «Через лавры и рубцы» Андрея Семенова и композиция «Con Cello» Павла Карманова.

— Как прошел фестиваль исполнителей на многострунных инструментах?

— Из-за финансовых трудностей мы не смогли провести традиционный свой международный фестиваль-конкурс исполнителей на многострунных инструментах, хотя заявок было очень много — Москва, Санкт-Петербург, Прибалтика, Белоруссия и другие регионы. Но, увы, с финансированием было сложно. Очень хороший выход придумал художественный руководитель нашего фестиваля Борисов Сергей Васильевич — организовать конкурс на кубок города Пскова в рамках международного фестиваля. Все наши исполнители на гуслях приняли в нем участие. Отрадно то, что было более 20 исполнителей-солистов и ансамблей на гуслях в разных возрастных категориях. Был интереснейших гала-концерт, в котором участвовали симфонический оркестр, ансамбль русской музыки «Псков», солистами были члены жюри и юные исполнители на гуслях. Педагоги были довольны тем, что их воспитанники — юные псковские гусляры — получили возможность продемонстрировать свои умения, именно такие конкурсы дают импульс и стимул к дальнейшему совершенствованию исполнительского мастерства. Важно, что они смогли пообщаться друг с другом, выступить с профессиональными коллективами на большой сцене, поработать на мастер-классах с преподавателями Московской и Санкт-Петербургской консерваторий — членами жюри. На гала-концерте симфоническая музыка и гусельная сплелись воедино — было очень красиво. Специально для фестиваля пишутся произведения, инструментовки. Например, петербургский композитор Елизавета Панченко написала специально к фестивалю произведение для симфонического оркестра с солирующими гуслями «Oriental». Несмотря на сложные партии, симфонический оркестр сыграл его безукоризненно — автор была в восторге.

Очень хотелось бы выразить надежду на то, чтобы международный фестиваль-конкурс исполнителей на многострунных народных инструментах жил у нас на Псковщине. Как никто понимает самобытность данного мероприятия наш руководитель Дмитрий Дмитриевич Месхиев (директор ТКД Псковской области — прим. ред.), пообещавший сделать все, что в его силах. Есть очень много исполнителей и педагогов, посвятивших себя сохранению и развитию гусельного исполнительства. Дмитрий Дмитриевич понимает это, понимает необходимость существования этого фестиваля-конкурса и поддерживает его.

— Есть вероятность, что фестиваль могут закрыть?

— Я не думаю. Несмотря на то, что в Пскове нет высших музыкальных учебных заведений, мы в принципе являемся родоначальниками движения, объединившего исполнителей на гуслях. Сергей Борисов нашу идею поддержал, взлелеял, столько лет уже поддерживает. Этот фестиваль-конкурс — уникальное по своему содержанию событие для Псковской области. Не первый год, увы, наблюдается финансовая заминка. В связи с чем, в один год проведение конкурса пришлось перенести в Петербург. В 15-м году некий подобный конкурс, чем-то напоминающий наш, но регионального масштаба, проходил в Москве. На международный уровень они не вышли, но все же… Думается, Псков не должен уйти в сторону. В этом году Москва и Московская область провели международный фестиваль «Садко», где наш коллектив — ансамбль «Псков» — принимал участие. Приезжали исполнители из разных регионов России. В гала-концерте участвовали музыканты из Китая, Петрозаводска, многих других регионов. Примечательно, что в столичных коллективах нередко встретишь и наших выпускников. Очень отрадно, что Псков музыкальный присутствует везде, наши выпускники играют в престижных и профессиональных коллективах Москвы и Санкт-Петербурга. Ансамбль «Псков» на фестивале поразил всех своим исполнительским мастерством, хотя сами музыканты очень скромны и непритязательны в желаниях, а поддержка для развития коллектива необходима, как воздух.

— Денис Мацуев на пресс-конференции, посвященной Crescendo, говорил о том, что фестиваль ждут изменения. Можно ли то же самое сказать о проектах Псковской областной филармонии?

— Конечно, да. Уже сейчас мы разрабатываем концепцию фестиваля-конкурса русской музыки. Традиционно фестиваль проходил в марте. Дмитрий Месхиев поставил перед нами задачу провести его как фестиваль-конкурс, в котором примут участие учащиеся музыкальных колледжей, училищ от 14 до 18 лет. В конкурсе будет несколько номинаций. Положение о конкурсе находится в работе. Задача этого конкурса — сделать престижной нашу профессию, чтобы победители конкурса имели преимущество при поступлении в консерваторию, чтобы наши талантливые исполнители раскрыли по-новому свой талант, сыграв на одной сцене с выдающимися именитыми музыкантами в гала-концерте фестиваля русской музыки.

Пушкинский праздник поэзии тоже ждут изменения. Впереди юбилейный 50-й Всероссийский Пушкинский праздник поэзии. Уже задействованы все силы культурной общественности нашего региона, чтобы праздник перерос границы нашей области, чтобы Пушкинские дни заняли достойное место в перечне самых значимых культурных событий в России.

— С этого сезона вы несколько изменили подход к главному дирижеру симфонического оркестра. Довольны ли вы тем, какой результат приносит эта концепция?

— Наверное, наступил такой момент, что нужно было внести изменения в жизнь оркестра. Я понимаю, что Геннадий Борисович Чернов переживал, что мы не подписали с ним контракт, но все это было согласовано и с дирекцией, и с комитетом по культуре. Наступил момент, когда надо задумываться о бюджете каждого мероприятия. Дело в том, что приезжий дирижер обходился нам очень дорого. Нужно было оплачивать проживание, проезды, выплачивать гонорар. Нужно отдать должное, Геннадий Борисович внес достойный вклад в развитие оркестра. Он хороший дирижер, мы не говорим о нем плохо. Хотя коллектив по-разному к нему относился. На данный момент, глядя на работу оркестра, на представленные публике серьезнейшие программы, с уверенностью могу сказать, что коллектив ничего не потерял. Эдуард Иванович Банько показал себя профессиональным дирижером, он готовит интересные программы. Но самое главное, что коллектив постоянно совершенствуется, очень кропотливо работает над каждой программой. Теперь налажена система работы и индивидуально с артистами и с группами. Например, 7 ноября был очень сложный концерт с солирующим бандонеоном «Танго. Новые времена». Для наших музыкантов программа оказалась очень «тяжелой на подъем», но они справились, сыграли великолепно.

Кроме того в этом сезоне внедряем общемировую практику — работу с приглашенными дирижерами. Вместе с Эдуардом Ивановичем мы подобрали несколько кандидатур дирижеров, которые будут приезжать к нам. Уже с успехом прошли два концерта, с Арифом Дадашевым (Москва) и Максимом Конаревым (Новосибирск). Каждый дирижер работает по-своему, каждый дает новый толчок для творчества. Артисты нашего симфонического оркестра привыкли, как говорится, «к одной руке», а теперь музыканты получают новый опыт. И они сами признаются, что стало интересней работать.

— То есть можно сказать, что Геннадий Чернов просто слишком дорого обходился филармонии?

— Экономическая составляющая — это одна из причин, но не ведущая. Геннадий Чернов, когда только пришел к нам работать, делал очень интересные проекты, даже вкладывал в них свои средства, но это стало причиной раздора в коллективе оркестра. Около года назад было письмо от коллектива о недовольстве коллектива. После переговоров с руководством оркестра музыканты продолжили работу.

— А чем именно музыканты были недовольны?

— Недовольны тем, что дирижер не работает с ними постоянно, приехал-уехал. Быстро — за три дня готовил программу, от чего страдало качество исполнения. А чтобы исправить положение, приглашал музыкантов из Санкт-Петербурга, которых приходилось оплачивать (гонорар, дорогу, проживание). Наши псковские музыканты отодвигались на вторые пульты, а на первые сажали приглашенных музыкантов из именитых коллективов Санкт-Петербургских оркестров. Так, конечно, было проще. Мы и сейчас приглашаем, но по мере необходимости, для исполнения определенных партий недостающих в оркестре инструментов. Приглашенные Геннадием Борисовичем музыканты, обходились нам в половину бюджета оркестра. Наши музыканты стали возмущаться, почему исполнители, которые приезжают на 2–3 дня, зарабатывают в два раза больше, чем местные зарабатывают за месяц.

Прокатилась волна возмущения в оркестре и после совместного проекта с Финляндией — гастроли на лучших площадках в 8 городах Финляндии. Геннадий Борисович взял на гастроли только половину псковского коллектива, остальные голоса доукомплектовал питерскими музыкантами. Получается, мы свозили на гастроли петербургских музыкантов за наш счет. Выходит, что на все крупномасштабные проекты мы приглашали музыкантов из Петербурга, а наши музыканты полным составом выезжали только в школы и районы области.

— Уровень оркестра от ухода дирижера не пострадал?

— Практика показала, что уровень оркестра не упал. С успехом в этом сезоне прошли уже 6 концертов на сцене Большого концертного зала и 8 в районах области. Мы приглашаем музыкантов только на необходимые партии. У нас, например, не хватает валторн, трубачей. Сейчас мы разослали письма в консерватории с предложением о сотрудничестве — приглашением выпускников для работы в нашем симфоническом оркестре. Единственная наша большая беда — это заработная плата. Хотелось бы увеличить заработную плату нашим артистам симфонического оркестра, ансамбля «Псков». Нашим музыкантам просто неудобно говорить коллегами из других городов про свою зарплату…

— Насколько остро стоит проблема кадрового голода?

— Проблема большая. В Ансамбле «Псков» положение получше, сейчас в коллектив пришли два молодых исполнителя — бас-гитарист и балалайка. А вот в симфоническом оркестре не хватает скрипачей, духовиков. Приходят, конечно, музыканты из колледжа искусств. Ударная группа нашего оркестра сейчас укрепилась, это важно. Но этого не хватает. Слабое утешение — кадровый голод есть не только у нас, но и у столичных коллективов. При этом каждый готов наших музыкантов переманить.

— Судя по афише, сотрудничество филармонии с Геннадием Борисовичем Черновым будет продолжено?

— Мы нашли консенсус — один-два концерта в сезон он будет дирижировать. В январе мы ему предложили (и он согласился) работать с оркестром на концерте «Новогодний калейдоскоп». На сегодняшний день с ним ведутся переговоры по программе концерта и финансовой составляющей. Сейчас все дирижеры, которые к нам приезжают, не хуже Геннадия Борисовича, школа у них практически одна, они однокурсники. Они едут за малые гонорары, так как, в первую очередь, им интересна работа с нашим оркестром. Какую цену нам обозначит Геннадий Чернов, пока неизвестно.

— Как в такое непростое для бюджета время ведет себя зритель?

— Покупательская способность зрителей снизилась примерно на 40–50%. Я говорю, конечно, о коммерческих концертах. Детский абонемент оркестра, детские программы идут «на ура» — по 600 билетов продается.

— То есть псковичи отказывают себе в развлечении?

— Не то, чтобы отказывают. Они просто не могут себе этого позволить. Я иногда прихожу в кассу, смотрю на зрителей — они приходят, рассматривают афиши, выбирают, а средств не хватает.

— Но при этом афиша в филармонии очень разнообразная и расписана на полгода вперед…

— И слава богу, что она есть, выбор неплохой. Пытаемся работать с продюсерами над тем, чтобы цены были адекватные. Но сейчас время нестабильное. Зритель наш перестроился, а артист никак не может принять новые реалии. Я думаю, что скоро все изменится. Многие артисты уже стали работать на кассу — какова продажа билетов — таков и гонорар. Прежде работали только за гонорар. Сейчас идут нам навстречу, на уступки.

— А на что зритель идет лучше всего?

— По-разному. Но, в основном, люди идут на известных артистов, на громкие, медийные имена.

— Про репертуар, кадровый потенциал вы рассказали. А что в этом сезоне будет сделано в материально-техническом обеспечении?

— Я надеюсь, что на деньги, вырученные от Crescendo, мы купим несколько хороших микрофонов для пополнения звукового оборудования, мониторную линию немного увеличим. Сейчас подходит к завершению реализация проекта по модернизации светового оборудования в рамках проекта Всемирного банка «Сохранение и использование культурного наследия России». В рамках этого же проекта поменяна механика сцены, теперь на очереди следующая задача (техническое задание мы уже отправили) — это приобретение светодиодного экрана. Многие артисты сейчас возят оборудование с собой, но у большинства — желание, чтобы все уже было в зале. Например, звонит продюсер проекта «Танцы» на ТНТ: «Мне нужен светодиодный экран». А у нас его нет. Это значит, нужно в прокат брать, а это добавляет затраты на проведение концерта и, как следствие, растут цены на билеты. Но сейчас вопрос решается. В феврале мы рассчитываем, что «Танцы» к нам приедут.

— Значит, необходимо будет увеличивать штат, приглашать в команду специалистов?

— Да, я уже обсуждала с Дмитрием Дмитриевичем, что нам нужны будут два человека на обслуживание этого экрана и для работы с ним. И операторы нужны будут.

— Как вы ведете работу с маломобильными группами населения?

— Сейчас мы работаем в рамках целевой федеральной программы «Доступная среда». Много внимания уделяется работе с инвалидами, которые приходят к нам в зал. Кстати, практически на каждый концерт к нам приходят люди с ограниченными возможностями. Технические службы оказывают всевозможное содействие, чтобы эти люди комфортно чувствовали себя в нашем зале. Пока у нас только пандус, даже без подъемника, поэтому наши мужчины поднимают их и буквально на руках в зал.

В этом году нам выделены средства — 700 тысяч рублей — для того, чтобы начать работу по федеральной программе «Доступная среда». В первую очередь осуществляются проектные работы для всей системы, которая будет в зале. 17 ноября мы должны получить готовый проект и смету. В этом же году по плану и осуществление самих работ по ремонту пандуса, установке подъемников, оборудованию мест в зрительном зале и санитарной кабины. Работы будут проводиться поэтапно.

Реализация данной программы — очень важное для нас дело. Мы много работаем с ветеранами, инвалидами, общественными организациями, с деревней SOS. На концерты нашего симфонического оркестра мы порой снижаем цены на билеты на 20, 30, 50% для таких групп населения. И люди с ограниченными возможностями здоровья — частые гости на наших мероприятиях.

— В рамках Довлатовского фестиваля в зале филармонии прошли несколько показов фильмов. Многие говорили о том, что зал, как площадка для кинопоказов, очень даже интересен. Нет ли в планах каких-то кино-проектов?

— Пока нет. Я сама об этом думала, потому что зритель пришел и был доволен. И звук был хороший, и четкая картинка. Я сама с удовольствием смотрела фильм Говорухина «Конец прекрасной эпохи». Но, знаете, превратить зал в кинозал… Нет, мы против. Нельзя зал превращать в кинозал. Люди привыкли приходить на фильмы с попкорном, с напитками. А мы пытаемся сохранить большой концертный зал, в первую очередь, как зал, в котором царит классическая музыка. И хотя уже отошли в прошлое дресс-коды, но наш зритель приходит к нам нарядно одетый. Мы поддерживаем такую культуру поведения в зале, и хотим, чтобы зал оставался престижным. А вот какие-то разовые проекты — я «за». Единственное — все это затратно по аренде специального оборудования.

Многие продюсеры говорят, что зал у нас очень хороший, приятно к нам приезжать, и зритель, приходящий к нам, культурный и доброжелательный. Концертный зал филармонии мы пытаемся насытить интересными культурными проектами. Я внедряю в концертную афишу большое количество детских мероприятий. Хочется предлагать зрителям музыкальные детские спектакли, даже театральные. Мы стараемся придерживаться принципа разножанровости.

— Вы затронули вопрос культуры зрителя. Как вы сами относитесь к тому, что некоторые зрители, не дождавшись окончания концерта, буквально бегут за вещами в гардероб, когда артисты еще на сцене? Можно ли как-то на это повлиять?

— Мне это тоже не нравится, но так бывает не всегда. Когда концерт или спектакль затрагивает душу, люди встают, приветствуя артистов, аплодируют и, наоборот, ждут продолжения концертов (бисов).

— Вопрос от постоянных зрителей филармонии — появится ли когда-нибудь в БКЗ буфет?

— Когда в концерте два отделения, мы пытаемся организовать выездные буфеты. Сейчас мы ведем много переговоров с университетом о том, чтобы их буфет использовать. Единственное — он у них уменьшился, поэтому проблему он все равно не решит, всех наших восемь сотен зрителей не обслужит. Ректор Юрий Демьяненко не против, если найдется человек, который будет кормить и студентов, и наших гостей, но предложений немного. Фойе очень тесное. Если бы там не было гардероба, мы, как мечтаем, вынесли бы его в пристройку, тогда бы можно было сделать стоечки буфета, чтобы зритель мог придти, сесть, отдохнуть и попить кофе или чай. Этого очень бы хотелось, но места мало. Человек 700 приходит — в холле дышать нечем. Университетский буфет вопроса не решит — зрителя много. Это наша проблема. Надеемся на Ганзейские дни в Пскове…

— Уже есть какие-то договоренности?

— Дмитрий Дмитриевич и Комитет по культуре ведут соответствующие переговоры. Хотим, чтобы реконструкция БКЗ была включена в программу подготовки к Ганзейским дням.

— Какие работы намерены провести?

— Построить пристройку к залу, обновить фасады, кровлю. У нас много проблем. Отопительная система, канализация, все трубы ржавые… Если даже не пристройка, то хотя бы внутреннее содержание, а то ведь нет-нет, и кровля протечет. Хочется сделать все, но вот будут ли средства? Вот в чем вопрос.

Беседовала Светлана Аванесова, фото ПЛН и ТКД Псковской области

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору