Игорь ДУЛУШ: «НАДЕЮСЬ УСЛЫШАТЬ В КЫЗЫЛЕ МУЗЫКУ ШНИТКЕ»

Добавлено 20 февраля 2014

Тувгосфилармония

Директор Тувинской государственной филармонии, отмечающей в апреле этого года 45-летие, заслуженный деятель искусств Республики Тыва рассказал о том, как в Туве появился симфонический оркестр, поведал о традициях горлового пения и о творческих поисках молодых тувинских композиторов

– Игорь Дыртык-оолович, какие задачи сейчас определяют репертуарную политику Тувинской филармонии?


– Как и у всех филармоний на территории России, наша задача – продвижение профессионального искусства в области классической музыки, причем как мировой, так и российской, и тувинской в том числе. После распада СССР в национальных республиках начался подъем национального искусства, что, с одной стороны, хорошо, так как во времена советского периода многое ушло в небытие; с другой, произошел некий обратный перекос. Сейчас мы нацелены на то, чтобы, насколько возможно, обеспечить единое культурное поле Российской Федерации. Исходя из этого, выстраивается вся концертная политика Тувинской государственной филармонии. Тем более наше учреждение – государственное и бюджетное, артисты получают зарплаты, утвержденные в Москве. Республика Тыва – дотационная, у нас нет своей промышленности, нет меценатов, и в этом плане нас нельзя сравнить с Ханты-Мансийским автономным округом, Красноярским краем, Пермью, Екатеринбургом, Самарой...


У нас есть свои трудности. Для того чтобы, например, сыграть «Ночь на Лысой горе» Мусоргского, необходим полный состав симфонического оркестра, и это целая проблема. Тувинский государственный симфонический оркестр был создан в 1966 году решением генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева как подарок Тувинской АССР за достижения в народном хозяйстве и личные заслуги секретаря Тувинского обкома КПСС Салчака Токи. Музыканты были собраны со всего Союза, от Магадана до Калининграда, приехали оркестранты из Одессы, Петербурга, Москвы – всего около 60 человек, и всем им дали квартиры, инструменты, предоставили все условия. Это был очень широкий жест. Но партия не просчитала, что симфонический оркестр может успешно развиваться только в городах-миллионниках, потому что миллионник может позволить себе обучать детей с малых лет в детских музыкальных школах, потом в музыкальных училищах, а затем доводить их до уровня консерватории. Всем известно, что из тысячи детей, которые поступают в ДМШ на скрипку, консерваторию заканчивает не больше десяти. А у нас население всей республики тогда было 200 000 человек, включая город Кызыл, и в малых населенных пунктах, конечно, не хватало специалистов. В 90-е годы было закрыто оркестровое отделение Кызылского колледжа искусств. И когда струнный состав оркестра, собранный в 60-е, состарился, заменить его оказалось некем. На данный момент в симфоническом оркестре филармонии нет струнного состава. Но мы выходим из положения благодаря тому, что пригласили играть старшеклассников Республиканской музыкально-художественной школы искусств им. Р.Д. Кенденбиля. Вот таким образом на уровне Министерства культуры РФ было решено восстановить струнный состав и уже здесь, на практике, создать «лесенку» образования школа – училище – вуз. Вместе с ними у нас получается камерный состав симфонического оркестра.


К сожалению, из Красноярска и Новосибирска в Туву никто из скрипачей не едет – уровень жизни здесь совершенно не тот, в разы отличается заработная плата. И хотя наша республика была приравнена к северным территориям – у нас 90% доплаты за суровые условия жизни, – для молодых и талантливых скрипачей этих средств недостаточно. Играя на втором-третьем пульте новосибирского оркестра, они получают заплату больше, чем работая у нас в трех местах. Но в РШИ преподает много скрипачей и виолончелистов родом из Монголии, которые в свое время окончили Свердловскую консерваторию и пришли работать к нам, так как в Монголии зарплата еще ниже. Возможности сложившегося состава оркестра, конечно, накладывают отпечаток на выбор репертуара. Мы стараемся представить публике классику советской и русской композиторской школы, а также несложные произведения венских классиков.


– Как развивается творческая судьба других филармонических коллективов?


– Один из самых прославленных наших коллективов – вокально-инструментальный ансамбль «Аян», завоевавший в 1980 году Гран-при на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады в Сочи. Сейчас у нас несколько коллективов, работающих в эстрадном жанре и опирающихся в основном на этнический материал. Искусство мастеров тувинского горлового пения по праву признано за рубежом – такие ансамбли, как Хуун-Хуур-Ту, Чиргилчин, Алаш, Tыва Кызы, ЯТ-ХА постоянно выступают и в Европе, и в Америке, и в Азии. Их творчество во многом соприкасается, хотя по составу они отличаются. На сегодняшний день именно тувинцы – законодатели мод в горловом пении. Наши мастера преподают даже в Китае, который включил горловое пение в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО как собственное достижение. Даже в Монголии горловое пение очень сильно пострадало во времена советского периода – многие выпускники, окончившие вузы в Москве, Ленинграде, Новосибирске, Свердловске, вернувшись на родину, стали учить своих соотечественников, «как надо петь», и в результате живая традиция была нарушена. В Туве, хотя она и являлась с 1944 года автономной областью СССР, возможно, из-за труднодоступности региона традиция сохранилась лучше. Наш народ, включая простых табунщиков и пастухов, генетически ее помнил, и в 90-е годы ее удалось очень быстро восстановить. С точки зрения тувинца, горловое пение – самое естественное. Бурдон внизу, сохраняющий свою высоту, – это как ветер в пещере, это естественный воздушный столп, проходящий через человеческое тело. Одновременно с ним может звучать субтон, тон и обертон, с помощью которых певец выписывает на самом верху сложные мелодические рулады. Способности к такому звукоизвлечению в каждом человеке заложены природой!

Что касается ладового строения тувинской музыки, она основана на сложнейшей пентатонике – это не просто пять черных клавиш, а одни из самых старых ладов человечества. Огромную роль в исследовании нашей культуры сыграл профессиональный композитор и исследователь тувинского фольклора А.Н. Аксенов – в 1964 году вышла его монография «Тувинская народная музыка». Некоторые тувинские песни пришли из очень древних времен и родились еще до Тюркского каганата, образованного в VI веке. Композиторы-классики тувинской музыки советского периода успели за семьдесят лет написать много произведений, основанных на национальных ладах. И мы хотим, чтобы мир эту музыку услышал. Именно поэтому мы обязаны сохранить симфонический оркестр филармонии. В 2006 году Чикагский симфонический оркестр сыграл III часть «Таежной симфонии» Владимира Тока, и после исполнения американцы очень заинтересовались творчеством этого автора, захотели исполнить всю партитуру целиком. Эту симфонию исполнял также симфонический оркестр Хакасской республиканской филармонии в Абакане, и публика была поражена. Тока – уникальный композитор, его музыка, может быть, поначалу звучит непривычно для уха европейского музыканта, но постепенно раскрывается ее естественная красота и близость к природе, в ней слышна наша степь и тайга. Добавлю, что он был сыном первого секретаря Тувинского обкома КПСС Салчака Токи, который руководил Тувой с 1933-го и до самой смерти в 1973 году. Это был самый успешный руководитель среди регионов и республик Союза, он попал в книгу рекордов Гиннеса как обладатель семи орденов Ленина. Именно его заслуги в 60-е годы и повлияли на постановление Совета министров СССР о создании Тувинской государственной филармонии и симфонического оркестра. Оба его сына стали замечательными музыкантами: Виктор Тока был дирижером, Владимир – пианистом и композитором.


– Как обстоят дела с композиторским творчеством в Туве сейчас? Появляются ли новые имена?


– В Кызыльском колледже искусств на отделении теории музыки действует класс композиции, наши выпускники поступают в Новосибирскую консерваторию, Красноярскую государственную академию музыки и театра. Но пока мы сдержанно относимся к их сотрудничеству с филармонией. На мой взгляд, многие из тех, кто гонится за современностью, потеряли естественное ощущение национального лада. В их творчестве гораздо сильнее проступают влияния китайской музыки, татарской, чувашской, что меня удручает. Мы очень внимательно следим за молодежью, но пока тувинские классики не раскрыты широкому слушателю даже у нас, в Туве. И одна из задач филармонии – сохранить традиции и показать всему миру эту красоту.


– Каковы ваши приоритеты на ближайший сезон?


– Республика Тыва вступила под протекторат Российской империи в 1914 году – это уникальное событие в истории, когда целая территория со своим народом добровольно входит в состав большого государства. Так что в этом году мы отмечаем 100-летие единения Тувы с Россией, и все мероприятия посвящены этой теме. К сожалению, в 90-е годы произошел отток интереса у русскоязычного населения к филармонии, и эту потерю мы стараемся восстановить: проводим концерты, на которые русскоязычный зритель пойдет с охотой.


В Тувинской государственной филармонии очень хорошая акустика, лучшая в Кызыле, хотя само здание – деревянное, было построено в 1934 году специалистами из Петербурга. Здание является историческим памятником, первоначально в нем располагался Дом офицеров советского контингента, потом военкомат, откуда тувинцы в 1943-м добровольцами уходили на фронт. Сейчас мы с надеждой ждем поддержки на уровне Министерства культуры РФ проекта строительства нового концертного филармонического зала в Кызыле. Ко времени его создания наши юные скрипачи и виолончелисты уже подрастут, и симфонический оркестр сможет исполнять обширный классический репертуар, от Моцарта и до Шнитке – надеюсь, что и он когда-нибудь в Кызыле прозвучит.


– Желаем исполнения всех ваших планов!


Мусаелян Е.
http://gazetaigraem.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору