«Истории любви» Евгения Бушкова

Добавлено 11 февраля 2014 Евгения Почернина

Симфонический оркестр Белгородской филармонии, Большой зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония

31 января в Большом зале Белгородской государственной филармонии в абонементе «Виват, Маэстро!» с симфоническим оркестром БГФ выступил заслуженный артист РФ Евгений Бушков. В программе «Истории любви» прозвучали известные симфонические произведения Чайковского, Равеля, Гершвина.

В программу концерта вошли сочинения «золотого фонда» симфонической классики ХIХ–ХХ вв.: «Ромео и Джульетта» и «Франческа да Римини» П.И. Чайковского, 2-я сюита из балета «Дафнис и Хлоя» М. Равеля и симфоническая картина (сюита) из одноимнной оперы «Порги и Бесс Дж. Гершвина.
Такие программы, появляясь в филармонической афише один-два раза в месяц, всегда оставляют впечатление «академического события» — крупного, мощного, содержательно-значимого. И могут ли сегодня выглядеть иначе программы концертов, составленные из сочинений, за которыми (от момента их рождения) тянется поистине «королевский шлейф» знаменитых исполнений, и к которым постоянно приходят всё новые и новые поколения исполнителей и слушателей?
Две одночастные инструментальные трагедии зрелого Чайковского (1878–1880 гг.) на сюжеты Шекспира и Данте соединились (по одной в каждом отделении) с роскошной симфонической феерией балета Равеля (1912 г.) и благоухающим симфоджазом оперы Гершвина (1935 г.) в оркестровой обработке Рассела Беннета.
Примечательно, что все сочинения — не премьеры, они не раз звучали на белгородской эстраде за двадцать лет существования оркестра БГФ. В его постоянный репертуар они вошли с приходом на пост главного дирижёра и художественного руководителя оркестра заслуженного деятеля искусств Украины Рашита Нигаматуллина (в частности, «Дафнис и Хлоя» звучала в сезоне 2009/2010 гг. под управлением Р. Нигаматуллина). Все сочинения концерта «Истории любви» неоднократно звучали под управлением главного дирижёра и ряда приглашённых дирижёров, шлифуя и совершенствуя мастерство исполнителей и оттачивая убедительность воплощения замысла дирижёра.
Кроме того, за прошедшие три года оркестр БГФ пополнился немалым количеством талантливых молодых музыкантов, отчего партитуры для тройного («Франческа да Римини») и четверного («Дафнис и Хлоя») оркестра теперь зазвучали во всей роскоши своих оркестровых красок.
Евгений Бушков выступает с оркестром Белгородской филармонии ежегодно, начиная с сезона 2010/2011 гг. Эти встречи происходят в двух абонементах — «детском» и «взрослом», и уже с первого раза стали событиями ожидаемыми и предвкушаемыми. Концерты Евгения Бушкова в Белгороде, сколь бы различны они не были, всегда несут в себе особенное удовольствие от соприкосновения с его спокойным, зрелым и отточенным дирижёрским мастерством.
В текущем филармоническом сезоне Евгений Бушков дирижировал (все четыре партитуры наизусть!) хорошо известными сочинениями, которые от этого не стали менее привлекательными для слушателя. Напротив. Известные сочинения показывались новыми гранями, заставляя заново оценить красоту музыки в мастерстве исполнителей.
В «Ромео и Джульетте» темы, символизирующие неумирающее зло всех времён — ненависть и вражду — прозвучали с ошеломляющей силой и остротой (нельзя не отметить безукоризненное соло трубы А. Андрейкина в кульминации разработки).
«Франческа да Римини» (1876 г.) завершает первый, московский период творчества Чайковского. В ней состав оркестра увеличен, расширены группы духовых и ударных. Фантазия наполнена многочисленными соло духовых, самое знаменитое и продолжительное из которых — т. н. рассказ Франчески (кларнет — Ю. Макаренко).
Изобразительные задачи продиктовали композитору форму, основанную на противопоставлении трёх больших разделов, которые построены на самостоятельных темах, и непосредственно не воздействуют друг на друга. Крайние разделы, которые изображают адские вихри и образы мятущихся грешников, содержат много эпизодов tutti, но они всегда кратковременны, а их фактура состоит из непрерывно движущихся в разных направлениях мелодических и тембровых линий.
Во 2-ю сюиту Равеля «Дафнис и Хлоя» целиком вошла музыка 3-й картины (Рассвет, Пантомима, Вакханалия) его одноименного одноактного балета. С первых же звуков громадного четверного состава оркестра слушатель погружается во вдохновенный импрессионистический звуковой пейзаж, в котором особая роль поручена высокому дереву (альтовая флейта — М. Пидручный, флейта-пикколо — П. Гапонов, гобой — С. Гончаров).
Холодновато и бесстрастно звучащие соло (особенно деревянных) здесь оказываются как нельзя более уместными, чего, к сожалению, нельзя сказать о музыке Чайковского, которой бесстрастность противопоказана.
Превосходно прозвучала в партитуре Равеля — одной из вершин признанного мастера оркестра ХХ века — финальная Вакханалия с её непрерывным экстатическим вихрем танцевальных ритмов и точными передачами тембро-мелодических линий в группах духовых, особенно меди.
В завершившей программу сюите Гершвина появились не только саксофоны, но и настоящее американское банджо, на котором Эд. Никитченко «спел» знаменитую песенку знаменитого героя-калеки Порги «Богат я только нуждою».
Первый, прошедший, как всегда, успешно, «большой» симфонический концерт нового года открыл новый список музыкальных событий в симфоническом оркестре в Год культуры в России: в феврале им должен стать концерт из произведений Сергея Прокофьева (премьера 2-й симфонии и 2-й скрипичный концерт). Музыка не только сложная, но и белгородскому слушателю пока малоизвестная.
А-фишки
Муз. обозреватель БГФ Нина Синянская
Фото Антона Черева

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору