Иван Ярошовец: Второй концертный день фестиваля «Другое пространство»…

Добавлено 09 декабря 2012

Ансамбль «Галерея актуальной музыки», Московская академическая филармония

Второй концертный день фестиваля «Другое пространство» открылся блестящим выступлением вроцлавского электронного дуэта ElettroVoce, прошедшим в Концертном зале имени Чайковского. Вокалистка Агата Зубель, едва очутившись у микрофонной стойки, поприветствовала зал и тут же приступила к исполнению первого номера программы, причём граница между собственно приветствием и началом совместной импровизации с другим участником дуэта, пианистом Цезарием Духновским, оказалась весьма зыбкой. Тембр голоса Агаты Зубель сочетается с электронными звучаниями неким удивительным и труднопостижимым образом – он казался чуть ли не чистой синусоидой, чуть уплотнённой и облагороженной, ну а говорить о блестящей и внутренне свободной манере Агаты обращаться со своим «инструментом» - излишне. Пан Духновский резко разбрасывал по клавиатуре пассажи в манере Сесила Тейлора, но с более рациональным и выверенным оформлением своего материала. Он же снабжал саунд порцией электронных звучаний, используя ту же философию: найдя какой-то удачный баланс между дионисийской неистовостью, густотой и насыщенностью электротембровых звучностей и точностью, рациональностью звука, получающегося на выходе.

Далее в программе прозвучали произведения, по большей части, польских композиторов: Славимира Купчака, Ричарда Осады, самих Духновского и Зубель, а также аргентинца Алехандро Винао и финки Кайи Саарьяхо. Нужно заметить, что у всех сочинений, прозвучавших сегодня, наблюдалось много общих черт, весьма показательных для осознания некоторых тенденций и путей движения актуальной европейской музыки. Стараясь не вдаваться в мелкие подробности и утомительную аналитику, мы лишь кратко их обозначим.

Самым заметным выводом и впечатлением, вынесенным из прослушанной программы, была мысль о возвращении в музыку ритуального начала, импровизационности (пусть и выписанной в партитурах). А кажется, что именно этого во многом так не хватает человеку в современном мире. Агата Зубель подкрепляла эти умозаключения, возглашая в своей неповторимой мягкой манере квазиритуальные фонетические структуры, отдельные слоги с гласными (большинство из которых – переднего и среднего подъёма, и почти не было звуков замкнутых и агрессивных – например, «у»). Так звучали вокальные структуры в “Lohn” («Награда») Саарьяхо, и мягком франкоязычном “Chant d’ailleurs” (буквально: «Песнь из иных мест»). Агрессивный настрой выражался вокально в согласных звуках, например в пьесе “Parlando” сочинения самой Зубель, были использованы практически все специфические польские жёсткие и шипящие согласные: g, c, dź, ź, ś.

Гармонии почти всех пьес были ясны, просты, естественны, легко воспринимаемы. Искренность и простота здесь были не императивно декларируемой установкой – это была простота «сама по себе» и музыкальное самовыражение «так как есть». И кажется очень позитивным моментом, что музыка впервые после долгого времени, начиная чуть ли не с конца эпохи барокко, вновь научилась обретать способность быть проще – без нарочитых звуковысотных усложнений, детерминированной структурной громоздкости. Свобода, ясность, естественная ритмическая энергетика музыки, будучи взятыми на вооружение, в данном конкретном случае сработали на ура и воплотились в мало с чем сравнимое впечатление от шикарного концерта. Спасибо, ElettroVoce!

Иван Ярошовец

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору