Из «гетто» — на большую сцену

Добавлено 17 сентября 2014

Тюменская филармония, Зал имени Гуляева

Открытие сезон в Тюменской филармонии стало сюрпризом и своеобразным вызовом для привыкших к классической музыке посетителей филармонии.

15 сентября в рамках концерта, посвященного столетию начала Первой мировой войны, со сцены прозвучало совершенно новое произведение — Концерт № 1 («1914») для скрипки с оркестром Габриэля Прокофьева. Тюменцы присутствовали на втором исполнении этого произведения в России и третьем — в мире.

Государственный академический оркестр имени Е. Ф. Светланова в последний раз приезжал в Тюмень больше пяти лет назад, и вчера тюменцы вновь смогли услышать его на сцене нашего города, но под управлением уже нового дирижера — выдающегося, востребованного не только в России, но и в мире (за его плечами, в честности, четыре года в должности главного приглашенного дирижера Лондонского филармонического оркестр) Владимира Юровского.

Во втором отделении оркестр сыграл первую симфонию № 1 Чайковского, первое же было посвящено теме Первой мировой войны и состояло из трех довольно разных произведений. О том, что ожидает зрителей в это вечер, перед началом концерт рассказал сам дирижер.

Вечер открыла симфоническая картина «Из Апокалипсиса», написанная Анатолием Лядовым около 1912 года, в то время, когда мир был пропитан ожиданием конц света, но когда он воспринимался лишь как страдание, после которого откроется небо в алмазах — и потому Лядов живописует предстоящие события фантастическими, почти сказочными красками. Но возгоревшаяся война оказывается куда более ужасной, чем все предполагали, и через несколько месяцев после ее начала Клод Дебюссии пишет произведение, ставшее вторым в программе концерта — «Героическую колыбельную». Оксюморон разрешается просто: это колыбельная за упокой души, плач по погибшим солдатам.

Центральным же произведением вчерашнего концерта стал, безусловно, концерт для скрипки к оркестром Габриэля Прокофьева, внука известного композитора. Концерт, как рассказал Юровский, был написан по идее скрипача Даниэля Хоупа, лично солирующего в этом произведении.
«Первое исполнение концерта Прокофьева было в Лондоне, второе — два дня назад в Москве. Произведение еще только вылупилось из яйца».
«Неправильно было бы сказать, что это концерт про Первую мировую войну, — заметил Юровский. — Музыка вообще не бывает „про что-то“, музыка — про саму себя и не может ничего описывать, хотя и пытается. Но настроения, которые лежат в основе этого концерта — именно те, которые превалировали в мире в 1914 году: сначала какие-то непомерная заносчивость и гордость всех наций, которые принимали участие в этой войне, подготовка к войне как к празднику, как к пиршеству, потом смятение, потом — ужас и шок как от контузии… И заканчивается это произведение очень странной медленной музыкой, которая является, с одной стороны, просветлением, а с другой стороны понятно, что как и в героической колыбельной Дебюсси, это музыка за упокой души погибшего солдата».

Полистилистическое, необычное произведение — Габриэль Прокофьев хоть и ссылается на наследие знаменитого предка, все же сознательно пишет совершенно другую музыку, цитируя суперсовременные ритмы, раздавая музыкантам вместо инструментов камни — не оттолкнуло тюменских зрителей. Почти никто не ушел из зала раньше времени, а многие воспользовались возможностью лично обсудить концерт с дирижером и солистом.
«Музыка, которую мы играем — это напоминание и даже предупреждение. Мир опять на пороге тревожных событий, опять в воздухе пахнет порохом…»
«Первое исполнение концерта Прокофьева было в Лондоне, второе — два дня назад в Москве. Произведение еще только вылупилось из яйца, — рассказал тюменцам Юровский. — Безусловно, для оркестра это сочинение трудное. Обычно есть солист и аккомпанирующий оркестр, здесь же солист и оркестр постоянно в диалоге».

«К сожалению, до сих пор существует разделение между тем, что мы называем филармоническими и симфоническими оркестрами и тем, что мы называем экспериментальной, новой музыкой. Она существует в гетто — в маленьких клубах, маленьких концертных залах, где ее играют для узкого круга избранных знатоков. С моей точки зрения, это неправильная ситуация, и музыку эту, безусловно, нужно вынимать на большую сцену. Но для этого надо иметь такого скрипача как Даниэль и такой оркестр как госоркестр, которые с таким артистизмом смогут это подать. Потому что эта музыка еще нуждается в помощи. Я считаю, что сегодня — большая победа не только этой музыки, но и слушателей, которым, хоть большинство и не было подготовлено по-настоящему, понравилось это произведение, а значит, мы не зря проливали слезы и пот», — отметил Юровский. С дирижером согласился и Даниэль Хоуп, добавивший, что умение композитора сплавлять воедино различные эпохи и звуки делает произведение особенно привлекательным для молодых слушателей.

Впрочем, концерт, открывший сезон, важен был не только своим стилем, но и темой. «Мы живем в очень неспокойное и страшное время, — напомнил Юровский. — Нам иногда кажется, что первая мировая война — это событие, которое нас напрямую не касается… Нет, это про нас, и не только про нас — „тех“, но и про нас — сегодняшних. Поэтому музыка, которую мы играем — это напоминание и даже предупреждение. Мир опять на пороге тревожных событий, опять в воздухе пахнет порохом, и надо об этом помнить, потому что третьей мировой войны мир не переживет».

Дарья Мышленникова
Фото Сании Биккиной
http://www.nashgorod.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору