Известный пианист Осип НИКИФОРОВ в гостях у «ШАНСА»

Добавлено 13 августа 2016

Большой зал Хакасской филармонии, Хакасская филармония

Когда музыку исполняет профессионал, виртуоз, забываешь о времени, в реальности — лишь музыка, твои мысли и чувства.

Мой собеседник — именно такой одаренный музыкант. И общаться с ним — сплошное удовольствие, скажу честно. В гостях у «ШАНСА» — известный пианист, воспитанник абаканской школы им. Кенеля Осип НИКИФОРОВ. Не первый год он получает музыкальное образование в Америке, но ежегодно старается давать концерты в Хакасии.

Концерт на родине

Окончив девять классов в Абакане, Осип продолжил свое музыкальное образование в США. В международную частную школу-пансионат Shattuck-St. Mary’s его пригласил будущий учитель — профессор Александр Иосифович Брагинский.
Он увидел выступление юного пианиста в 2008 году на конкурсе в Миннесоте, где Осип получил третью премию, и был очень впечатлен. Это была ключевая встреча, определившая будущее 14-летнего подростка.

Через два года, в сентябре 2010-го, Осип начал учиться в Америке. Сначала — в Shattuck-St. Mary’s. А, окончив школу, юный музыкант поступил в Университет Минессоты и стал победителем национального американского конкурса «Shubert-club».
В этом году Осип получит степень бакалавра фортепианного исполнительства. Дальше — обучение до степени магистра.

Каждый год одаренный пианист прилетает в Хакасию не только для того, чтобы повидаться со своими родными, но и чтобы порадовать публику концертом.
Выступление музыканта с симфоническим оркестром Хакасской республиканской филармонии всегда проходит при полном аншлаге.

Сибирские мишки

— Наверное, поначалу нелегко тебе было в Америке…

— На самом деле, не так уж и трудно, ведь я уже бывал там. Америка не была для меня внезапным открытием, я понимал, куда еду.
В любом случае адаптация, конечно, требовалась. Люди, школа, культура, сама страна — все другое!

— Что стало главной проблемой?

— Первое время, конечно, язык был преградой. Несколько месяцев мне было действительно трудно. Постепенно я уже освоился, появились друзья.

— Интересно, насколько русские стереотипы неправильны в отношении Америки и наоборот?

— Стереотипов особенно много именно о Сибири! Американцы не представляют, что здесь живут люди. В основном, образ такой — людей нет, страшный мороз, и медведи по улицам ходят.
А насчет наших… Говорят, мол, американцы тупые и бездушные. Это неправда. Там люди щедрые и гостеприимные, много умных, наблюдательных — как и в каждой стране.

— Думаю, твое время расписано по минутам!

— Да, мой день очень насыщенный: лекции, занятия на фортепиано, подготовка к концертам и конкурсам, выполнение заданий по предметам.
Отдыхаю я только в выходные дни. Люблю ходить в бассейн или тренажерный зал, а также читать.

Магия вдохновения

— Расскажи немного о своей семье.

— Папа и мама — пианисты, окончили Новосибирскую консерваторию. Папа, Александр Иванович, родился в Норильске, а потом с семьей переехал в село Идринское. А мама, Ирина Николаевна, родом из Иркутской области. У меня есть младший брат Марк.

— Когда ты потянулся к музыке? Как родители заметили твой талант?

— Я был самым обычным мальчиком. В семь лет поступил в детскую музыкальную школу № 1 имени А. А. Кенеля. Учился в классе у своего папы. Он стал моим первым учителем. Я занимался с ним все годы до отъезда, и он знает меня лучше всех.

— Когда ты осознал, что музыка — твое призвание?

— Думаю, поначалу мне не сильно хотелось заниматься музыкой. Но лет в 11 я уже понял, что надо работать в этом направлении, что я хочу стать пианистом.

— Что было для тебя самым сложным в первые годы обучения? Сольфеджио? Либо техника игры?

— Нет, с сольфеджио у меня трудностей не возникало. В любом случае, сначала всегда нелегко, если изучаешь что-то новое. Музыка — это ведь совсем другое, нежели школа, это искусство. И при ее изучении свои проблемы.

— А были ли моменты, когда ты прямо заставлял себя заниматься? Хотелось все бросить?..

— Знаешь, не всегда хотелось сидеть и скрупулезно заниматься музыкой. Я был ребенком, порой мечтал просто побегать во дворе с мальчишками. Но о том, чтобы бросить музыку, мыслей не возникало никогда.

— Вспомни свой дебют.

— С оркестром я впервые выступил в десять лет в Абаканском дворце молодежи. А первый сольный концерт дал, когда мне было двенадцать.
Я играл в филармонии и, если честно, очень сильно волновался.

— Что тебя вдохновляет, и важно ли тебе быть вдохновленным?

— Да, конечно, вдохновение влияет на меня очень сильно. Если его нет, то даже у зрителей пропадает чувство смысла и настроения музыки, которую я исполняю. А вдохновляют меня родные люди, семья. И, естественно, сама музыка, потому что, когда я ее играю, приходят чувства, мысли.

— Что тебе интереснее играть — грустное, трогательное либо же помпезное произведение?

— Это зависит от моего настроения. В принципе, попробовать хочется все. Любой жанр и любое настроение музыки приятны в разные моменты жизни.

Когда заметна импровизация?

— Помню, в 2012-м на концерте в Абакане ты исполнял музыку Сергея Прокофьева. Я слушала эту серьезную, красивую музыку, однако мне было очень интересно наблюдать за тобой.

— Произведение, которое я исполнял тогда, Концерт для фортепиано с оркестром № 2, считается одним из самых сложных, и, конечно, на него ушло много времени.

— Да, я и хотела спросить! Несмотря на неимоверные переходы, твои пальцы были легки, они порхали… Насколько сложен и долог процесс обучения технике игры?

— Техника игры находится, прежде всего, в голове. Конечно, на физическом уровне это тоже важно, но большой процент — именно на уровне головного мозга. Если вспомнить то произведение Прокофьева, такой масштабный концерт, столько нот… огромное количество! И только слух, память, процесс осмысления всей фактуры вместе с движениями пальцев и составляют технику игры.

— Может ли твое настроение повлиять на манеру исполнения? Так, чтобы зритель почувствовал, что тебе грустно или, наоборот, хорошо?

— Обычно на сцене я стараюсь контролировать это. Если ты играешь музыку, она не должна страдать от твоего настроения. Стараюсь абстрагироваться, передать именно тот характер музыки, который ей присущ. Не привносить свои чувства и эмоции — пусть она звучит так, как задумана.

— Ты хочешь сказать, что у любого произведения — заданная форма? Неужели личность исполнителя не влияет на музыку?

— Нет, конечно, влияет. Причем всегда, ведь исполнитель играет «от себя», здесь задействована его интерпретация, его понимание. Но настроение — это совершенно другое. Оно мгновенно, это не твоя индивидуальность.

— Тогда… любишь ли ты импровизировать? И все ли произведения предполагают импровизацию? Музыка Баха, положим…

— Импровизирую под настроение. И, думаю, если исполнитель играет, интерпретирует музыку по-своему, он уже в той или иной мере привносит импровизацию. К тому же чем ярче индивидуальность исполнителя, тем заметнее его импровизация.

— А что тебе ближе — классика или современные композиторы?

— В каждой эпохе были свои гении. Я не знаю даже, какое время мне ближе, — думаю, в любом веке можно найти «своих» композиторов.

Ностальгия неизбежна

— У тебя есть истина, которая поддерживает тебя в сложную минуту?

— Я думаю, если человек предан своему делу, усердно работает над ним, то, в конце концов, неважно, где он будет, его самоотдача все равно вознаградится. Это главная мудрость, на мой взгляд.

— Вот мы и подошли к вопросу определяющему: что для тебя музыка?

— Очень сложный вопрос…

— Ну, а смог бы ты жить без музыки?

— Я думаю, мало кто смог бы жить без нее. Она дает воодушевление, мысли, настроение. Это же искусство! Оно и понятно, и непонятно одновременно, потому что ты не знаешь, почему чувствуешь именно так, и не можешь объяснить эти ощущения.

— Без каких качеств, на твой взгляд, невозможен музыкант?

— Прежде всего, работоспособность. Без нее ни развития, ни продвижения не будет. Терпение, конечно. Все приходит не сразу, требует времени и сил.
В настоящем музыканте, думаю, не должно быть внутренней скупости. Именно это отличает хорошего музыканта от великого. Здесь важно все — и степень общения с залом, и умение тонко и точно передать музыку.

— Можно ли найти в интернете видео твоей игры?

— У меня есть достаточно записей с конкурсов и концертов как в аудио-, так и в видеоформатах, многие из которых помещены в YouTube.

— Какие свои концерты ты запомнил особенно?

— Самые запоминающие концерты — это сольный концерт в Чикаго в красивейшем зале «Престон Брэдли холл», выступление в зале «ACT center» на конкурсе в Хаммаматсу в Японии. В Тель-Авиве на конкурсе Рубенштейна, а также в Абакане, где мне очень приятно выступать перед своими земляками.

— Насколько для тебя важен успех?

— Очень важен, но я не думаю, что нужно гнаться за ним. Надо работать, любить свое дело, и успех придет.

— Скучаешь ли ты по России?

— Я очень занят, на ностальгию времени крайне мало. Но, конечно, бывают порой моменты, особенно в свободное время. Или когда вдруг видишь что-то, связанное с Россией. В такие минуты ностальгия неизбежна…

P. S. :
Концерт Осипа Никифорова пройдет в Абакане 3 сентября на сцене Хакасской республиканской филармонии им. В. Г. Чаптыкова.
Справки по тел.: (3902) 35-75-65, 35-73-28.

автор Лика КРАСКО

shans.online

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору