«К волку в пасть 2»: скрипка, маримба, контрабас

Добавлено 31 июля 2015 Anna Savkina

Анастасия Петрунина (скрипка), Денис Петрунин (ударные), Анна Савкина (скрипка)

Эта серия концертов появилась на слиянии инициативы завсегдатаев и музыкантов МАМТ. Сольные и ансамблевые произведения знакомят слушателей с солистами оркестра. В результате «просто инструменты», которые мы обычно слышим из ямы, превращаются в тех самых музыкантов, которых слушали в музыкальной гостиной и которых теперь знаем в лицо и по именам. Не говоря о том, что в сольных номерах и возможности инструментов, и возможности музыкантов раскрываются на другом уровне. Важная особенность концерта — музыканты в репертуаре не ориентируются на хиты, а играют то, что интересно им самим. Такой подход на корню ликвидирует дежурность и усиливает эмоциональный контакт между музыкантами и слушателями. Рассказ о первом концерте — здесь, а в этот раз в пасти у волка нас ожидали…

Скрипка — царица полей

На протяжении спектакля у многих инструментов случаются значительные паузы. В особо удачных случаях музыкант, отыграв соло, может отправляться домой. И лишь смычковые играют практически всегда. Реже — сольно, в основном — группами. Это и фундамент, и значительная часть красоты оркестровых произведений.

Скрипку — традиционный инструмент с большой историей, без которого немыслим оркестр, — на этот раз представляла самая юная скрипачка оркестра Анна Савкина. Девушка получила международное признание еще в детском возрасте, а ныне ведет активную концертную деятельность, выступая в самых знаменитых концертных залах России и Европы.
Для нас в исполнении Анны Савкиной и Шолпан Барлыковой прозвучала виртуозная соната для скрипки и фортепиано № 2 (ре мажор) Сергея Прокофьева, первоначально написанная для флейты и переложенная композитором для скрипки по просьбе Давида Ойстраха.

Маримба — экзотическая гостья

Помнится, едва узнав об этой серии концертов, я еще думал: как будут представлять музыкантов, играющих на ударных? Согласитесь, не самая тривиальная задача. Оказывается, литаврист оркестра Денис Петрунин играет на маримбе. Этот экзотический инструмент с латиноамериканскими корнями проще представить как ксилофон, скрещенный с органом — под пластинами, по которым ударяют палочками (малетами), находятся трубы-резонаторы. В результате звук обретает тропическую сочность, позволяющую использовать маримбу как эффектный сольный инструмент.

Следствие экзотики — отсутствие произведений для маримбы в строгом академическом репертуаре. Музыканты перекладывают произведения для других инструментов (например, «Danse macabre» Сен Санса) или исполняют сочинения наших современников. Пьеса «Мариэль» — произведение американского композитора Освальдо Голихова для маримбы и виолончели, написанное в 1999 году — прозвучало в исполнении Дениса Петрунина и уже знакомой по предыдущей встрече Натальи Кислицыной — концертмейстера группы виолончелей оркестра МАМТ. Второе произведение — «И восстанут легионы», написанное американским композитором Кевином Путсом для маримбы, скрипки и кларнета — с Денисом играли Анастасия Петрунина (скрипка) и Антон Прищепа (кларнет).

Денис рассказал, что изначально планировались сольные номера, но он решил показать ансамблевые возможности маримбы на примере двух своих любимых произведений — в итоге прозвучавших в программе. Оказалолсь, что самобытный и, казалось бы, слишком яркий для ансамблей звук маримбы на контрасте красиво сочетается с легато смычковых и чистым «академическим» тембром кларнета. Одна из особенностей маримбы — она может звучать и остро, и «акварельно», растушеванным звуком, выходя за рамки представления о возможностях ударных инструментов.

Контрабас — инструмент для мужчин

Знаю, знаю, что есть предостаточно женщин, играющих на контрабасах. Но все-таки старшинство (по габаритам), диапазон и тембр звучания, а также объективные требования к усилию для прижимания струн (да и для манипуляций со смычком, подозреваю) больше ассоциируют контрабас с мужчиной.

Слушателей концерта ждал сюрприз — пусть даже подготовленный и частично объявленный в программке. Инструмент представлял Александр Парсаданов — известный контрабасист, которого театралы могут увидеть не только в МАМТ, но и в составе оркестра Большого театра.

К сожалению, в спектаклях контрабасам чаще отводится роль фундамента — своим низким звучанием группа контрабасов придает музыке объем, оставаясь неприметной и если выделяясь, то, обычно, в особо драматические моменты (вспомните марш в сцене аутодафе «Дона Карлоса»). А соло, тем временем, достаются виолончелям — и в том же «Доне Карлосе» и, если продолжать вердиевскую тему, — конечно, в «Разбойниках». Впрочем, как раз у Верди в «Отелло» есть-таки соло и для контрабаса, но в целом это, пожалуй, самый обделенный оперными композиторами инструмент (да, дорогие буквоеды, — конечно, после тубы).

Что ж, тем более сильным стало впечатление от живой встречи с произведениями, написанными для солирующего контрабаса. Ведь инструмент не уступает смычковым родственниками в разнообразии палитры голосов: здесь и строгая задумчивость на легато, и «разговор» фразами, близкими по выразительности человеческому голосу — когда в ход идет диапазон инструмента, редко использующийся в составе симфонического оркестра. Все это было в виртуозном и как бы непринужденном (кстати, без пюпитра!), обаятельном, сдержанно артистичном исполнении Александра Парсаданова. Озарение — из тех, с которых у слушателей начинается любовь к инструменту. И уж точно собравшимся в музыкальной гостиной не требовалось представлять Веру Часовенную, партией фортепиано составившую дуэт с контрабасом. Грандиозное впечатление от музыки, попадающей прямо в сердце!

Были исполнены соната ля минор Франца Шуберта для арпеджионе (переложение для контрабаса) и фортепиано, следом — элегия для контрабаса и фортепиано Иосифа Кечакмадзе. Затем, очаровательная и чувственная, в зале появилась Наталья Петрожицкая, исполнившая романс Шуберта «Auf dem Strom», в котором сопровождение валторны было переложено для контрабаса.

Где-то здесь восторженная реакция слушателей окончательно перешла в овацию. Вот только молодой человек из охраны строго-настрого запретил мне фотографировать даже во время аплодисментов (когда играет музыка я о фотоаппарате вообще не вспоминаю). Поэтому остались не запечатлены на фото самые трогательные моменты — проводы артистов с цветами и вызов на бис. Ну, значит, не судьба. Вот последний кадр, которым столь внезапно завершилась моя фотосессия этого концерта. Жаль, не видно и не слышно зал. Вера Васильевна и Александр — брави!

Да, программа не была исчерпана, и намек на это прозвучал в конферансе второго отделения. Первым «внеплановым» номером стала «Sababa» Георгия Махошвили, контрабасиста и композитора, участника ансамбла «Bassiona Amorosa». Причем, собравшиеся в музыкальной гостиной стали первыми слушателями произведения — оно было написано специально для концерта! К слову, уже в этом номере финал приобрел черты джазового джема — когда по завершении программы музыканты, участвовавшие в концерте, выходят на сцену для совместных номеров. Здесь с Александром Парсадановым играла выступавшая в первом отделении Анна Савкина.

Анна Савкина и Александр Парсаданов исполняют пьесу «Sababa» Георгия Махошвили. Фото: Анна Орлова»
Затем «смычковый» контрабас был заменен на инструмент для игры пиццикато (более радикальная манера, когда струна бьет по грифу, называется «слэп») и, утверждая джазовые ассоциации, совершенно естественно в заключении прозвучали две пьесы Клода Боллинга, в которых к музыкантам присоединилась Шолпан Барлыкова с партией фортепиано. Не хватало лишь ударных, отбывших на концерт в МЗК, да, пожалуй, заявленного в названии волка (возможно, отбывшего в том же направлении?)

Спасибо музыкантам, спасибо театру и всем причастным к чудесной идее организации этих концертов. Отдельное спасибо Дмитрию Абаулину, рассказывавшему о музыкантах, инструментах и исполняемых произведениях. До следующей встречи in bocca al lupo!

Автор: Федор Борисович, МАМТ 03.03.2015
golos-publiki.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору