Предстоящие мероприятия








Читайте на эту же тему







Клин отметил юбилей Чайковского масштабным фестивалем

Добавлено 10 мая 2015

Юрий Башмет (альт, дирижер), Валерий Гергиев (дирижер), Денис Мацуев (фортепиано), Михаил Плетнёв (фортепиано, дирижер)

В подмосковном Клину в день рождения П. И. Чайковского завершился Международный музыкальный фестиваль его имени. В концертах фестиваля приняли участие музыканты с мировым именем — Риккардо Мути, Валерий Гергиев, Михаил Плетнев, Владимир Федосеев, Денис Мацуев и другие.

Событие, произошедшее в Клину с 30 апреля по 7 мая (а это даты дня рождения по старому и новому стилю П. И. Чайковского) вызвало огромный интерес и одновременно множество вопросов к организаторам, местной и федеральной власти, которые неизбежны, когда возникает серьезное, важное дело, вызывающее уважение и живой интерес.

Фестиваль к 175-летию композитора, которого в России, как Пушкина, можно назвать нашим «все», не случайно возник в подмосковном Клину. Здесь находится фактически первый музыкальный музей России — мемориальный​ музей-заповедник П. И. Чайковского. Он был создан в конце XIX века (1894), вскоре после неожиданной смерти композитора, который уехал из этого дома в Петербург на премьеру Шестой симфонии, внезапно заболел и умер. Благодаря усилиям Модеста Чайковского, который сделал все, чтобы сохранить дом в Клину в том виде, каким он был при жизни его великого брата, теперь здесь уникальный музей, аналогов которому трудно найти во всем мире.

Прежде всего, потому, что здесь все «настоящее» — мебель, предметы, рояль, библиотека, архив, всего свыше 200 тыс. единиц хранения. Это «живой» дом и он сохранил дыхание того времени, в котором жил композитор. В прихожей кресло на очень коротких ножках — невольно представляешь, как посетители, погрузившись в него, протягивали ноги и задремывали в ожидании хозяина. В спальне железная, довольно узкая кровать, по нашим меркам совершенно некомфортная. Понимаешь, что в этом доме не принято было валяться на кровати — это непозволительная праздность для такого труженика, как Петр Ильич. Отсутствие возможности сочинять, работать, вызывало у него всяческие недомогания вплоть до болезней. Покрывало на кровати ручной работы его родственницы. Туалетный столик тоже накрыт рушниками ручной работы француженки, прислуживающей в парижском доме его друзей. На столике французские духи. Композитор был признанным «денди». Шляпы в специальном коробе (его можно увидеть в витрине вместе с другими личными вещами композитора) он возил с собой в путешествиях по миру, который рукоплескал его таланту. Но пространство дома о славе не напоминает, оно очень скромное, наполнено душевным, теплым отношением к человеку. Во всех комнатах иконы. Семья была православной, и воспоминания клинчан говорят о том, что Петр Ильич постоянно посещал воскресные службы в местной церкви, любил стоять под хорами и слушать церковную музыку. В спальне находится и его рабочий стол. Простой стол из березы, сделанный клинскими плотниками по заказу его слуги Алексея Сафронова.

Такой стол мог бы стоять в доме любого деревенского жителя. За ним композитор делал черновые, а потом и чистовые правки своей великой Шестой симфонии. И вот стоя в этой спальне может почудиться, что через пару минут сюда вернется хозяин, и будет неловко. Здесь сохранено ощущение личного присутствия композитора. Библиотека, в которой все сочинения любимого им Моцарта, вся современная ему русская литература, издания на иностранных языках. П. И. Чайковский владел несколькими языками и был прекрасно образован. Дом в Клину, который стал центром его наследия и до сих пор сюда стекаются раритеты, связанные с именем композитора, был пристанищем П. И. Чайковского в последние десять месяцев его жизни из отведенных ему судьбой 53 лет. О таком доме, где можно в уединении работать и отдыхать, композитор мечтал давно. В Клину он жил и раньше — в усадьбах Майданово, Фроловское, Демьяново, которые подыскивал для него его слуга Алексей, сам уроженец этих мест. Именно Алексей унаследовал имущество композитора после его смерти и выкупил дом в Клину. Лишь через два года хозяином дома стал Модест Чайковский и смог осуществить свою давнюю мечту создать в нем музей.

Сегодня все эти усадьбы, связанные с именем композитора, присоединились к музею и стали единым комплексом, которому предстоит новая жизнь. С этим комплексом связаны и новые идеи города Клина, как места для туристического паломничества, а возможно фестивального центра. Вот почему фестивалю к 175-летию П. И. Чайковского было важно привлечь такие авторитетные в музыкальном мире имена, как Михаил Плетнев, Владимир Федосеев, Валерий Гергиев и Риккардо Мути, который открыл программу фестиваля вместе со знаменитым Венским филармоническим оркестром. И это выступление стало беспрецедентным событием для маленького Клина, где главный концертный зал музея вмещает 300 мест. Но это очень правильное начинание, лишний раз подтверждающее, что Клин особенное место притяжения для всех, кто осознает величие и мировое значение музыки Чайковского. Выдающийся дирижер современности Риккардо Мути рассказал перед выступлением в Клину, что русские композиторы всегда играли важную роль в его жизни.

«С Лондонским филармоническим оркестром я записал все произведения Чайковского. В этом году с оркестром Чикаго мы исполнили все симфонии Скрябина и Чайковского. Уже в начале моей творческой карьеры моим партнером был Святослав Рихтер, я очень много работал с Эмилем Гилельсом, Гидоном Кремером, Юрием Башметом и т. д. Я считаю, что итальянцы и русские имеют похожее восприятие, которое ощущается в жизни, в искусстве, скажем так, мы не холодные. И не будем забывать, что Чайковский был очень близок к Италии и проводил многочисленные отпуска во Флоренции».

В Клину маэстро не впервые. Он был здесь 25 лет назад и тогда уже посетил дом-музей композитора. Для выступления в Клину Рикардо Мути выбрал произведения Шуберта, Моцарта и Пятую симфонию Чайковского. Она прозвучала совершенно неожиданно для уха российского слушателя, привыкшего к многочисленным «тиражированным» трактовкам этого сочинения. Голосоведение подчеркнуто певуче, почти «вокально». Вальс, наоборот, непривычно танцевален, почти скерцо. Было очевидно, что любой нюанс, любая «мелочь» драгоценны для дирижера. Несколько небрежных киксов у духовых хотелось не заметить, потому что волшебной красоты звуки на три пиано, выигранные с филигранными подробностями, которые они подарили слушателям, вызывали восторг и понимание высочайшего уровня музыкантов. Сама пластика маэстро удивляла не только эмоциональностью (дирижеру 73 года), но и парадоксальностью. Некоторые сильные доли он четко обозначал взмахом палочки вверх, а не только вниз. И не боялся делать глубокие наклоны, показывая маркато, как будто хотел физически передать всю тяжесть звуков симфонии Чайковского.

«Чайковского любят во всем мире, потому что его музыка искренна и глубока, — сказал маэстро. — Все его симфонии прекрасны. Я не хотел исполнять здесь Шестую, потому что, возможно, это бы закончилось большой грустью и болью, а Пятая заканчивается некоторым триумфом. И вторая часть Пятой симфонии — это сама любовь». Очень хочется верить, что этот триумф и любовь музыки Чайковского смогут разбудить весь потенциал этого притягательного места, вдохнуть в него новую энергию. И пожелать всем, от кого зависит развитие культурного, музыкального Клина, удачи и бережного отношения к великому наследию. В нем — любовь к России.

tribuna.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору