Кому заказывать музыку?

Добавлено 01 августа 2013

Московская академическая филармония

Директор Московской филармонии Алексей Шалашов о перспективах музыкальной культуры в России, рейтингах и демократии

Алексей Шалашов: Серьезная музыкальная критика - атрибут любого солидного издания в мире. Фото: ИТАР-ТАСС

Финалом филармонического сезона в России уже в седьмой раз стал съезд директоров филармоний и руководителей концертных организаций России в Москве.


Более сотни участников Союза концертных организаций (СКОР), собравшихся в Концертном зале им. П.И. Чайковского, обсудили проблемы и стратегии концертной деятельности в России, актуальные технологии менеджмента, перспективы развития рынка академической музыки в стране. Артикулировалась проблема внесения изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в РФ" и т.д. Комментарий по итогам съезда, а также представление об афише нового филармонического сезона в Москве дал читателям "Российской газеты" президент СКОР, гендиректор Московской филармонии Алексей Шалашов:

12 часов до "Лоэнгрина"


Формат СКОР, существующего в России уже семь лет, оправдал себя?

Алексей Шалашов: Главная цель сообщества изначально состояла в том, чтобы объединить коллег из разных городов, помочь им общаться, взаимодействовать друг с другом по разным вопросам. Прежде, в советские времена концертное пространство объединялось из столицы, существовала жесткая централизованная система распределения артистов, коллективов. И филармонии часто даже не знали своих соседей. Сегодня условия рынка изменились: филармонии должны сами делать выбор предложений, соответственно - понимать, что будет востребовано, какого это качества, сколько стоит. И здесь важна профессиональная поддержка. Конечно, у нас есть города с прочными филармоническими традициями - Москва, Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, Казань, Новосибирск, города с консерваториями, оперными театрами, симфоническими оркестрами. Но большинство российских филармоний имеют сегодня в лучшем случае небольшой камерный коллектив. И им особенно важно общаться с коллегами, знать, кто что делает, смотреть афиши, программы абонементов, устанавливать контакты.

Как СКОР помогает развитию малых филармоний?

Алексей Шалашов: Почти 10 лет проводятся семинары по экономике, маркетингу, планированию, рекламе. Процесс коммуникации в любом профессиональном сообществе ценен. Особенно когда страна такая большая, что легче с Дальнего Востока долететь в Китай, чем в Москву. А это очень существенная деталь для филармонической жизни. У нас если поставили в Челябинске замечательный, уникальный спектакль "Лоэнгрин" Вагнера, увидеть его могут немногие. Кто поедет на спектакль12 часов на поезде? Кроме того, даже в городах, где есть залы и оперные театры, публика не всегда может посмотреть оперный или балетный спектакль: на сцене идут развлекательные мюзиклы и оперетты.

Уникальный спектакль "Лоэнгрин" Вагнера, поставленный в Челябинске, увидеть могут немногие. Фото: ИТАР-ТАСС

Это базовый вопрос: идти ли на поводу массового вкуса?

Алексей Шалашов: Мое мнение, что оперный театр просто обязан иметь минимальный набор классического репертуара: Чайковский, Верди, Минкус, Мусоргский, Римский-Корсаков. Это основа культуры. Вот составили обязательные списки 100 книг и фильмов, вероятно, надо и в сфере музыки это сделать. На съезде СКОР, кстати, все без исключения выражали обеспокоенность, что многие филармонии изменяют сегодня соотношение академической и популярной музыки в сторону популярной. А это ключевой вопрос нашей серьезной культуры: в него всегда будут упираться все законы о культуре, о льготах, о меценатстве. Ведь если мы говорим о поддержке культуры, то какую культуру имеем в виду? Безусловно, государство должно поддерживать высокое серьезное искусство.

Демократия и валторны


Но сегодня ситуация складывается так, что критерием значимости события становится не само искусство, а его "рейтинг", то есть показатель "массового". И, конечно, никакого отношения этот показатель к художественному смыслу не имеет.

Алексей Шалашов: Здесь более широкий вопрос - культуры и демократии: тема, актуальная еще с XVIII века. Именно тогда впервые было высказано предположение: чем демократичнее культура, тем меньше в ней достижений, меньше колебаний, все выравнивается под средний вкус, и в конечном итоге на "осциллографе" появляется сплошная полоса, наступает смерть культуры. Позже многие страны переживали период, когда элита задалась целью приобщить массы к высокой культуре. И в России был такой период: началось строительство залов, устраивались публичные концерты, появилось Русское музыкальное общество. Люди тратили свою жизнь, силы, деньги на то, чтобы приобщить массы к музыке.

Причем приобщали не "Калинкой-Малинкой".

Алексей Шалашов: Да, приобщали к высшим достижениям классической культуры. А сейчас, получается, мы дошли до какой-то крайней точки, когда нам вообще надо что-то другое придумывать, формировать новый слой элиты. И здесь, на мой взгляд, нужна качественная профессиональная критика и пресса. Потому что, в конечном итоге, люди хотят на что-то ориентироваться. Серьезная музыкальная критика - атрибут любого солидного издания в мире. И мы уже слышим высказывания от зарубежных коллег: если у вас в газетах нет статей о классической музыке, как они могут существовать, они рано или поздно уйдут из общества? Вот недавно в Берлине закрылся Год культуры России и Германии. И закрылся он классическим концертом с участием Валерия Гергиева и Дениса Мацуева с оркестром Берлинской филармонии. На концерте присутствовала вся элита Германии, представители власти из России. Это была наглядная демонстрация места классической музыки в обществе.

В России эта ситуация выглядит иначе. Особенно если коснуться фундаментальной проблемы - музыкального образования в стране и возможностей реализации музыкантов.

Алексей Шалашов: Эта ситуация настолько острая, что мы уже стоим на пороге неизбежного приглашения оркестровых музыкантов из-за рубежа. Нам просто негде взять собственных: старое поколение уходит, а новое поколение уезжает. Уровень квалификации выпускников российских консерваторий падает катастрофически. До последнего времени во многих консерваториях еще преподавали выпускники Московской и Петербургской консерваторий, они были носителями определенных культурных традиций. Сейчас эти школы прервались. Но ведь исполнительское мастерство передается из рук в руки: по книжкам его не выучишь! Педагог - уникальное штучное явление, которое надо беречь под стеклянным колпаком. Но у нас же этого нет!

Филармония


Жизнь отдельно взятой Московской филармонии выглядит более благополучной: к вам выстраиваются десятичасовые очереди в дни продажи абонементов. Кто они - ваши посетители и какую сумму готовы выложить за музыку?

Алексей Шалашов: Наша постоянная аудитория - люди самых разных возрастов, разного достатка, это люди, искушенные в музыке и просто любящие ее. Но мы дорожим каждым нашим слушателем, стараемся удовлетворить все вкусы, одновременно - формировать их. Из 200 абонементов, которые мы предлагаем в новом сезоне, каждый сможет выбрать то, что ему нравится. Многие наши постоянные слушатели покупают по 5-10 абонементов, выкладывая по 30-50 тысяч рублей.

На что бы вы сами обратили внимание в предложенных двух сотнях филармонических абонементов?

Алексей Шалашов: Будет много интересного. Замечательные программы предлагают ведущие московские оркестры. У нас появился новый абонемент "Грани бессмертия", где прозвучат редко исполняемые в Москве выдающиеся произведения: "Немецкий реквием" Брамса и "Торжественная месса" Бетховена. Из наших новых тем - барокко: в абонементе выступит хорошо уже известный в Москве французский ансамбль Les arts Florissants (Цветущие искусства) и знаменитый Амстердамский барочный оркестр с Тоном Коопманом. Еще одна интересная новинка: абонемент, где мы впервые представляем не исполнителей, а концертный зал. Это совместная программа с парижским залом "Плейель".

Сегодня критерием значимости события становится не само искусство, а его "рейтинг"

Что предложите в популярном оперном абонементе?

Алексей Шалашов: Редкий для Москвы репертуар: "Чужестранку" Беллини, "Саломею" Рихарда Штрауса, "Орфея и Эвридику" Глюка. Владимир Юровский исполнит "Тристана и Изольду" Вагнера. И еще: огромный праздник для нас - приезд оркестра Концертгебау с Марисом Янсонсом, который в каком-то смысле подытожит огромную серию выступлений лучших мировых оркестров в Москве.

При такой афише, кажется, можно более оптимистично смотреть на перспективы музыкальной жизни в России?

Алексей Шалашов: На музыкальную жизнь в России я как раз смотрю без особого оптимизма: она все больше дифференцируется. Я имею в данном случае не людей, не организации, а регионы. Уже лет 20 назад произошло резкое сокращение концертов академической музыки в стране, во многих городах разрушаются традиции филармонической аудитории, когда родители или бабушки регулярно ходят с детьми на концерты. Боюсь, скоро эту аудиторию нам придется заново создавать, а это значит - снова проходить через долгий период исполнения только популярной музыки, а не полноценного репертуара. Кроме того, я почти не вижу в стране среди руководителей культуры регионов таких подвижников, миссионеров, которые были бы одержимы идеей укрепления филармоний, поддержки академической музыки. И это вопрос, который должен решаться на уровне государственной политики, а не формате исполнения рекомендаций. С другой стороны, в последние год-два появились просветы: открыли новые залы в Омске, в Белгороде, укрепили Казанский симфонический оркестр, было принято решение о строительстве нескольких залов. Скоро отроется новый зал в Новосибирске. Это уже движение вперед. Ну, а Московская филармония уже сегодня делает афишу, сопоставимую с лучшими концертными залами мира.

Текст: Ирина Муравьева
http://www.rg.ru
02.08.2013, 00:03

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору