Конкурс Чайковского: Лидером дня у скрипачей стала Клара-Джуми Кан

Добавлено 19 июня 2015

Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Малый зал Московской консерватории

Клара-Джуми Кан, лучшая из выступавших во второй день. Фото: tchaikovskycompetition.com
Во второй день скрипичного соревнования на сцене Малого зала консерватории выступили шестеро. В дневном прослушивании приняли участие россияне Степан Стариков и Тихон Лукьяненко (оба — воспитанники Московской консерватории), а также кореец Стивен Чи Вон Ким, представляющий США. Вечернее прослушивание было полностью отдано исполнителям из Азии: это Пом Сори Ким (Южная Корея), Юй-Чень Цзэнь (Тайвань) и Клара-Джуми Кан (США). Как ни печально, представители нашей страны в этот день явно проиграли зарубежным коллегам. Репертуарная картина второго дня заметно отличалась от первого: с одной стороны, была менее разнообразна, с другой — пополнилась новыми именами авторов и сочинениями. В первый день, помимо обязательных сочинений Баха, Паганини, Чайковского, звучали пьесы Лютославского, Чугаева, Бацевич, Равеля, Крейслера, Брамса, Мессиана, Шуберта. Во второй афишу обогатили произведения великих романтиков Шопена и Шумана, а также французских композиторов Сен-Санса и Шоссона. Из предложенных на выбор двух сочинений Баха все конкурсанты второго дня выбрали Чакону из Партиты № 2 ре минор, причем трое начали именно с нее. Между тем, это произведение такого масштаба, что слушателю для его восприятия необходим вдох, а исполнителю — разгон. Поэтому решение еще троих исполнителей поставить Чакону на второе место выглядело более логичным.

Открывший дневное прослушивание Степан Стариков решил начать как раз с Чаконы и едва ли правильно сделал: к ней с точки зрения артистической зрелости он был явно не готов, она прозвучала скучно. Стариков включил в программу также Этюд Ми мажор из цикла «Шесть полифонических этюдов» Эрнста — эффектную пьесу, с которой естественно было бы стартовать: увы, и она звучала без присущего ей блеска. Более или менее достойного уровня музыкант достиг в финальной Сонате № 1 соль минор Изаи. Ее исполнение не обошлось без сюрприза: паузу в середине сочинения публика приняла за финал и зааплодировала. Доиграть сонату скрипач смог лишь после окончания аплодисментов.

Стивен Чи Вон Ким, единственный из выступавших за первые два дня, не только поставил Паганини в начало программы, но и не стал играть два его каприса подряд, исполнив Одиннадцатый перед Чаконой Баха и Двадцать четвертый — после. На фоне предыдущего конкурсанта Ким звучал куда увереннее. Он закончил Ноктюрном Ре-бемоль мажор Шопена в транскрипции А. Вильгельми; здесь его партнером выступила пианистка Евгения Смирнова — лучший концертмейстер из тех, кого довелось слышать за два дня.

Практически без перерыва романтическую линию подхватил Тихон Лукьяненко, чью программу открыла Фантазия До мажор Шумана-Крейслера. В исполнении Лукьяненко более или менее одинаково звучали и Бах, и Паганини, и Чайковский, и есть серьезные сомнения насчет того, пройдут ли участники дневного прослушивания в следующий тур.

Вечер с выступления Пом Сори Ким. К обязательным сочинениям она решила добавить «Интродукцию и рондо-каприччиозо» Сен-Санса, существенно обогатив репертуарную картину соревнования. Технически она была на голову выше тех, кто играл в этот день до нее, однако техникой дело и ограничилось. Даже Чакону Баха она пыталась подать как произведение виртуозного характера, а в соцсетях ее исполнение назвали «идеальной имитацией совершенной человеческой игры».

Юй-Чень Цзэнь представил программу, почти буквально повторяющую ту, что шестью часами раньше исполнил Стивен Чи Вон Ким: отличались лишь порядок пьес и номер одного из каприсов Паганини. Тем не менее, его несколько интровертная манера игры привлекла публику, всё громче кричавшую «браво» с каждым номером.

Финальное выступление Клары-Джуми Кан стало кульминацией дня, и шестая за этот день Чакона воспринималась по-новому; казалось, скрипачка — единственная из выступавших, кому во время игры удается забыть обо всем, кроме музыки. Заслуженную овацию вызвала исполненная ею «Поэма» Шоссона: редкий на любом конкурсе момент, когда забываешь собственно о состязании и наслаждаешься музыкой как на хорошем концерте. И даже Двадцать четвертый каприс Паганини Клара-Джуми Кан смогла освежить. Можно уверенно сказать, что за эту конкурсантку будут болеть многие.

Текст: Илья Овчинников
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору