Контратенор в Абхазской филармонии

Добавлено 18 июля 2018

Абхазская филармония, Юрий Башмет (альт, дирижер), Новая Опера

В зале Абхазской филармонии прошел необычный концерт. Оригинальность его составил весьма красивый и экзотический голос победителя певческого конкурса «Большая опера» Владимира Магомадова, вместе с ним выступила солистка филармонии Кристина Эшба.

Концерт открылся дуэтом № 1 Stabat mater dolorosa из средневековой католической секвенции (песнопения) Джованни Перголези Stabat Mater
Владимир Магомадов приехал в Абхазию, чтобы принять участие в концертах, которые проводятся в Пицундском органном зале. Заехать в Сухум и спеть перед публикой с Кристиной Эшба ему предложили органист Лука Гаделия и художественный руководитель филармонии Эсма Джения. Первый раз Владимир Магомадов побывал в Абхазии в 2014 году, когда в рамках проекта «Культурные сезоны Россия-Абхазия» с абхазским органистом Лукой Гаделия выступал в Пицундском органном зале.

Магомадов родился в Грозном, окончил ГИТИС, был учеником профессора Тамары Синявской. Сегодня он — приглашенный солист Большого театра России, театра «Новая опера» имени Колобова и Новосибирского театра оперы и балета. Обладатель гран-при V Всероссийского конкурса «Золотой Орфей», лауреат премии народного артиста России Бориса Покровского и победитель телевизионного конкурса «Большая опера» 2013 года.

Надо отметить, что Магомадов — обладатель довольно редкого певческого голоса, который называется «контратенор», в буквальном переводе это означает «выше тенора», этим термином обозначают мужские голоса, поющие в женском регистре.

Кристина Эшба известна в Абхазии как обладательница красивого колоратурного сопрано — высокого женского певческого голоса. Выпускница Российской академии музыки имени Гнесиных, она занималась в классе академического вокала. В 2014 году стала дипломантом Третьего международного конкурса имени Муслима Магомаева. По приглашению Большого театра Кристина Эшба принимала участие в проекте «Барокко. Путешествие» и выступала на сцене главного театра России. С 2013 года является солисткой Абхазской Государственной филармонии.

Концертмейстером была Мария Шигаева, пианистка из Абхазии, выпускница Сухумского музыкального училища и Краснодарской консерватории, которая сейчас живет в Сочи и работает в Сочинском колледже искусств. Мария Шигаева — лауреат международных конкурсов, несколько лет подряд она принимает участие в проекте «Музыкальная академия», который проводится в рамках сочинского Зимнего международного фестиваля искусств Юрия Башмета.

Концерт открылся дуэтом № 1 Stabat mater dolorosa («Мать скорбящая стояла») из средневековой католической секвенции (песнопения) Джованни Перголези Stabat Mater:

В концерте прозвучали арии из опер Генделя, Глюка, Вивальди, Моцарта, Россини, Верди, Римского-Корсакова, а в финале — две арии из оперетт Кальмана. Публика не отпускала артистов, и на бис они исполнили баркаролу из оперы Оффенбаха «Сказки Гофмана».

После концерта о своих впечатлениях рассказала Наталья Фомина из Твери: «Потрясающий голос у Кристины, потрясающий концерт, очень хороший репертуар от Вивальди до Римского-Корсакова, исполнение шло из души, конечно, такие концерты должны быть. Единственное, что жалко, что не было рекламы. Почему, когда подходишь к филармонии с одной стороны у нас реклама рок-концерта, но с другой — хотя бы поставьте рекламу, где будут арии, где будет классика! Конечно, перед концертом было достаточно больно сидеть в полупустом зале, потому что около филармонии рекламы реальной не было… Жалко, что люди не смогли этого увидеть!»

С рекламой, действительно, были проблемы. Дело в том, что у рок-концерта есть спонсоры, которые заказали большой баннер. А у концерта оперной музыки «спонсора», увы, не оказалось. В бюджет филармонии деньги на рекламу не заложены, и Минкульт, видимо, не счел нужным подключиться и помочь. Жаль, конечно, потому что кому же еще пестовать и поддерживать культуру, привлекать на подобные мероприятия взрослую публику и молодежь, приобщать людей к высокому искусству, как ни Министерству культуры?

Несмотря на то что публики в зале было на самом деле немного, это никак не отразилось на качестве исполнения. Музыканты завоевали горячие симпатии слушателей, заслужили громкие и долгие аплодисменты и несмолкающее «Браво!»

Владимир Магомадов после концерта выглядел умиротворенным, общался с публикой, с мягкой улыбкой соглашался сфотографироваться со всеми, кто пришел за кулисы выразить слова благодарности артистам. А Кристина Эшба удалилась в гримерку, чтобы покормить свою дочку Мирославу, родившуюся месяц тому назад.

Владимир Магомадов поделился ощущениями от акустических свойств зала и публики: «Потрясающая филармония, зал — замечательный, и даже акустика есть. Только нужно искать места. Буквально на репетиции мы нашли это место. Для вокалиста важно, чтобы он слышал отражение своего голоса, хотя нам все говорят, что нужно петь по ощущениям, что это — правильно. Я только, наверное, на втором или третьем произведении нашел это ощущение и почувствовал себя уверенно. Публика была замечательная, очень добрая! Хотелось петь! Я в первый раз в вашем городе, он на меня произвел большое впечатление, я как будто оказался в европейском городе, он какой-то особенный! Я даже у Эсмы (Джения) спросил, что за архитектура, какого века? Очень красивая. У меня 16-го июля концерт в Пицундском храме, а 17-го я уже уеду.

Е. З.: Вы к нам еще приедете?

В. М.: С удовольствием! С удовольствием!»

Историческая справка: Контратенор — самый высокий из мужских голосов, получил особое распространение в XV—XVIII вв. еках, в эпоху барокко. Обладателями таких голосов были певцы-кастраты. Подростков подвергали кастрации ради того, чтобы сохранить на всю жизнь высокие детские голоса, их называли «ангельскими». Пели они в храмах, так как женщинам петь там запрещалось. Для певцов-кастратов писали партии все величайшие композиторы: Верди, Вивальди, Перголези, Россини, Гендель, Бах, Глюк, Скарлатти, Кончини, Моцарт, Сальери и многие другие. Голоса кастратов соединяли юношеское звучание с силой взрослого человека. Приход певцов-кастратов в оперу ознаменовал начало и расцвет эпохи бельканто, что означает буквально «прекрасное пение». В XVIII веке певцы-кастраты составляли около 70% всех оперных певцов. Партии в высоком регистре пели, исполняя даже роли царей и полководцев.

В первой четверти XIX века искусство кастратов умерло. Последним певцом-кастратом был Алессандро Морески, который служил в Сикстинской капелле до 1913 года. Сохранились уникальные записи с его исполнением. В XX веке интерес к экзотическим мужским голосам начал расти, и их научились создавать искусственным путем: опытные педагоги «ставили» певцам высокие голоса. Сегодня это стало исключительно результатом определенного способа обучения пению. Молодой, начинающий карьеру тенор может принять решение сконцентрироваться на использовании только верхнего диапазона своего голоса и специализироваться на этом. Сегодня контратенор — это специализация мужского голоса. В современной России историю конратеноров начал легендарный Эрик Курмангалиев, обладатель удивительно красивого голоса, который пел даже партии, написанные для женщин.

www.ekhokavkaza.com/a/29372…html

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору