Предстоящие мероприятия










Москва
21 июня 2018





Москва
22 июня 2018




Москва
23 июня 2018














Москва
28 июня 2018



Москва
29 июня 2018






Москва
с 14 сентября 2018 по 5 февраля 2019



Москва
с 2 октября 2018 по 25 марта 2019


Москва
с 14 октября 2018 по 5 июля 2019


Москва
с 28 ноября 2018 по 22 апреля 2019

Москва
с 16 декабря 2018 по 19 мая 2019

Москва
с 18 декабря 2018 по 12 марта 2019


Читайте на эту же тему







Концерт Константина Волостнова «Органные символы Лейпцига»

Добавлено 02 мая 2017 prhelp

Константин Волостнов (орган), Малый зал Московской консерватории, Московская консерватория

Концерт «Органные символы Лейпцига» выдержан в стилистике настоящих академических вечеров, как и присуще тематике программы. Строгая и масштабная, включающая три крупных и не так часто играемых опуса Баха, Мендельсона и Брамса, она, как принято в концертах Константина Волостнова, имеет свою драматургию и динамику.

Откроет концерт Прелюдия и фуга до минор Феликса Мендельсона, относящаяся к 37 опусу — первому официально опубликованному органному циклу автора, состоящему из трёх прелюдий и фуг. Основатель Лейпцигской консерватории Мендельсон, прекрасно знавший творчество своего предшественника И. С. Баха, а также отлично разбиравшийся в органе, создавал эти сочинения, ориентируясь именно на баховские образцы. Две драматичные, развёрнутые по форме минорные прелюдии и фуги (№№ 1 и 3), отсылают нас к образности поздних органных циклов «Великого кантора» церкви Св. Фомы в Лейпциге. Средняя же, Соль-мажорная прелюдия и фуга, которая прозвучит в середине первого отделения — свидетельство проникновения в органный обиход удивительной по красоте интонации мендельсоновской лирики, ведь создал новый истинно романтический жанр — песен без слов.

Первая часть концерта включает и две пьесы другого приверженца и продолжателя «лейпцигских традиций» — Иоганнеса Брамса. Обратившись к органу ещё в середине XIX столетия, Брамс использует исключительно баховские методы в написании музыки для этого инструмента. Более того, в сравнении даже с Мендельсоном, творившем почти на полвека раньше, Брамс намеренно консервативен, но в том числе и это качество сообщает его музыке колоссальную силу. Брамс зрит в корень духовного самопознания, отсюда берётся глубина воздействия его органных сочинений. Хорал и фуга (на хорал), а также Фуга ля-бемоль минор с её сумрачным уже позднеромантическим колоритом (не смотря на то, что они появляются на подступах к знаковому «последнему опусу» 122) — тому ярчайшее доказательство.

Второе отделение отдано двум циклам: Одиннадцати хоральным прелюдиям Брамса (op.122) и семи фрагментам «Искусства фуги» И. С. Баха.

В последний год жизни, когда Брамс необратимо терял здоровье, на свет появляется цикл хоральных обработок. Безусловен и неоспорим факт продолжения Брамсом именно баховской традиции в написании хоралов. Особо стоит отметить то, что как и Бах, Брамс был лютеранином, таким образом, его отношение и восприятие Святого писания формировалось в совершенно идентичном ключе. Все эти биографические детали — ключ к пониманию замысла.

Семь контрапунктов из «Искусства фуги» Баха образуют цикл, составленный Константином Волостновым на основе анализа и опыта исполнения полного собрания баховского органного наследия, а также его сочинениями в других жанрах. В итоге форма цикла представляет собой прообраз сюиты, состоящей из прелюдии и фуги, лирического трио, французской пьесы, «кредо», «хорала» и финальной фуги с первым cantus firmus в педали. Само собрание «Искусство фуги» принадлежит к числу произведений, в которых Бах выступает, своего рода, монахом-схоластом, отгороженным от мира бытового и повседневного и одновременно проникающим в тайны мироздания. Путь организации Бахом собстенного музыкального материала всегда был сложен. Не смотря на всеобщее (по мере приближения к середине XVIII века) упрощение фактуры, Бах становился всё более и более комплексным и, в известное степени, старомодным. Но даже на этом фоне «Искусство фуги», вместе с другим похожим циклом «Музыкальное приношение» и Каноническими вариациями для органа выглядят уникальными. В отрыве от обиходных, а в случае с «Искусством фуги» и от любых других нужд, Бах приоткрывает в этой музыке тайны своего мастерства и обозначает направление своих творческих исканий — он как бы пытается понять и, как глубоко верующий христианин, ответственно реализовать тот дар, который ему был ниспослан Творцом. Происходит это в поздний — «лейпцигский» период творчества.

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору