Ковчег музыкального завета: Фестиваль камерной музыки в Иерусалиме

Добавлено 04 сентября 2016

Елена Башкирова, дочь известного пианиста Дмитрия Башкирова и жена знаменитого музыканта — пианиста и дирижера — Даниэля Баренбойма, проводит в Иерусалиме удивительный, не имеющий аналогов фестиваль камерной музыки. Он проходит уже почти 20 лет — без помпы, без светской тусовки, без громкого пиара, без политической окраски. Но именно потому он и пользуется огромным уважением в среде музыкантов и любителей музыки, что в нем царствует чистое искусство, высокий профессионализм и огромное уважение к публике. Обозреватель «МК» погрузился в атмосферу фестиваля и задумался не только о прекрасном, но и об особенностях национальных фестивалей в осенний период.

фото организаторов фестиваля

Елена Башкирова, дочь известного пианиста Дмитрия Башкирова и жена знаменитого музыканта — пианиста и дирижера — Даниэля Баренбойма, проводит в Иерусалиме удивительный, не имеющий аналогов фестиваль камерной музыки. Он проходит уже почти 20 лет — без помпы, без светской тусовки, без громкого пиара, без политической окраски. Но именно потому он и пользуется огромным уважением в среде музыкантов и любителей музыки, что в нем царствует чистое искусство, высокий профессионализм и огромное уважение к публике. Обозреватель «МК» погрузился в атмосферу фестиваля и задумался не только о прекрасном, но и об особенностях национальных фестивалей в осенний период.

История

Елена Башкирова, покинувшая в свое время СССР, даже не завершив образования в Московской консерватории, — активно концертирующая пианистка. Камерная музыка — сфера ее приоритетных интересов. И особенно камерно-вокальная музыка, которая в настоящее время, увы, становится почти раритетом. Башкирова настойчиво продвигает ее на мировом концертном рынке. Многие помнят концерт в Большом зале Московской консерватории, в котором дуэт Анна Нетребко и Елена Башкирова исполнял романсы русских классиков. Идею создания музыкального фестиваля в Иерусалиме предложили местные журналисты, сетовавшие на бедность музыкальной жизни столицы Израиля. Это было в 1997 году. Башкирову увлекала неожиданная затея, и она развернула поистине бурную деятельность для ее реализации. Маэстро Баренбойм, по ее словам, относился поначалу к ее энтузиазму скептически, однако вскоре увидел, что фестиваль складывается самым серьезным образом. Сейчас он старается запараллелить собственные концертные программы в Израиле с временем проведения фестиваля и иногда принимает в нем участие.

Особенности

Фестиваль камерной музыки в Иерусалиме действительно не похож ни на крупные разножанровые форумы, ни на авторские домашние посиделки известных персон. Здесь занимаются исключительно музыкой и исключительно в интересах иерусалимской публики. Например, в этом году за 10 дней пройдет 14 концертов — дневных и вечерних. Сопоставив население города (830000 человек) с количеством концертов и мест в зале, мы получим соотношение 8 400 к 830 000. Это значит, что 1% населения за 10 дней слушает концерты классической музыки. Понятно, что у фестиваля есть завсегдатаи, которые имеют абонементы на все концерты. Но цифра эта, даже условная, ошеломляет.

фото организаторов фестиваля
Здесь нет постоянной тусовки, дружественной главной фигуре фестиваля, которая, как правило, составляет ядро большинства персональных европейских форумов, отчего они нередко приобретают привкус «домашних радостей». Башкирова постоянно расширяет круг участников: каждый год появляются новые имена, много молодых музыкантов, которые с огромным интересом играют в ансамблях с мэтрами. Наряду с сформированными коллективами (в этом году в программе участвует Микеланджело-квартет), в ансамблях играют музыканты, встречающиеся впервые. Не всегда это творчески оправдано — камерный ансамбль требует сыгранности, понимания друг друга, совпадения энергетик, но, как поделился с обозревателем МК молодой скрипач Александр Ситковецкий, «если тебе знаком виолончелист, а пианист способен своей волей выстроить форму, то квинтет, в котором с остальными ты встретился впервые, может прозвучать очень неплохо». И он прозвучал более чем неплохо — знаменитый Второй Квинтет Шостаковича, буквально заставивший зал разразиться шквалом оваций. Очень много прекрасных профессиональнейших музыкантов: нет возможности перечислить всех, но следует хотя бы упомянуть меццо-сопрано Марину Пруденскую, пианистов Пламену Мангову и сэра Андраша Шиффа, баритона Маттиаса Герне, баса Роберта Холла, виолончелиста Александра Князева, скрипача Александра Ситковецкого. Ну и, конечно, саму Елену Башкирову, которая ухитряется соединять обязанности арт-директора с участием в концертах в качестве пианистки. Эти музыканты из разных стран, но здесь как-то особенно чувствуется необязательность национальной идентификации. Все они родились и живут в интернациональной стране под названием Музыка.

Программа.

Это еще одна специфическая штука, которая делает каждый фестиваль не похожим на предыдущий. Афиша невероятно насыщенна. Обратимся вновь к статистике: за 10 дней исполнено порядка 70 сочинений, причем большинство из них — крупные многочастные формы, а также вокальные циклы. Концерты проходят в замечательной атмосфере творчества и чистого музицирования: никаких элементов шоу, никакой «визуализации», скромные, лишенные броской «концертности» костюмы музыкантов, обстановка почти репетиционная. Концепция существует, но она внутренняя, а не внешняя. Каждый год — премьера нового сочинения современного композитора, который фестиваль специально заказывает автору. В этом году — кларнетовый квинтет под названием «Тоскующий» израильского композитора Йинама Лифа. Сочинение, показавшееся вполне нормативным для сегодняшнего дня, чтобы не сказать банальным: мрачная тема одиночества человека в рушащемся мире. Актуально, но очень тяжело. Но сразу за этим — виолончельная соната Шопена, а потом удивительные песни Листа, написанные на стихи разных поэтов, в том числе Лермонтова (на русском языке!). Бесплатно раздается листок с переводом текстов песен на иврит. Люди должны понимать, что они слушают.

Выстраивая программу, Елена Башкирова каждый раз продумывает «красную нить». В этом году она чрезвычайно интересна: объединить парами композиторов, которых почему-то принято таким образом объединять. Ну, например: Малер и Брукнер, Гуго Вольф и Регер, Шостакович и Прокофьев, Шопен и Лист. Соединение их в рамках одного концерта позволяет профессионалам с наслаждением и почти детективным азартом анализировать различия между этими традиционно сопоставляемыми личностями. Ну, а любителям — прочувствовать это на интуитивном уровне. Впрочем, про любителей — особо.

фото организаторов фестиваля
Публика.

Это могло бы стать темой отдельного исследования. Не столько культурного, сколько социального. Можно подумать, что на программке установлен возрастной ценз: 70+. 90% слушателей — очень пожилые люди. Есть родители с детьми: маме 90, дочке под 70. Очень много мужчин-стариков — то, что в нашей стране, увы, редкость. Все они прекрасны одеты. Не просто нарядно — креативно: авангардные стрижки, асимметричные туники, экстравагантная бижутерия. Увидеть пожилую даму в инвалидной коляске с волосами, подстриженными «ежиком» (потому что явно проходит курс химиотерапии), но при этом выкрашенными в ярко красный цвет, здесь — норма. Они живут полной жизнью — не выживают, не доживают, а живут, получая удовольствие от концертов, за которые заплатили немаленькие по здешним меркам суммы, от бокала красного вина, разливаемого прямо из бочки. На мой вопрос: «Ну вот уйдут эти старики, где же рекрутировать публику?», Елена ответила просто гениально: «К этому времени постареют те, кому сейчас за 40 и за 50. Вот они и придут». Может быть и на самом деле к восприятию этого не самого простого слоя музыкального искусства, надо подготовиться точно так же, как к духовному преображению, к религиозному просветлению и вообще к мудрости. Ведь если вдуматься, то, прослушав, к примеру, фа мажорый квинтет Брунера или си бемоль мажорное Трио Шуберта, не так просто вернуться к работе менеджера по продаже компьютеров. Нужно остановиться, подумать, помедитировать… А на это время есть только у пенсионеров.

Слушают они, как профессионалы. Ни одного хлопка между частями, полная погруженность в сложнейшие музыкальные тексты: ведь в программе не только Бетховен с Шуманом, но Барток, Шенберг, Кодаи, Уствольская… Адекватность слушателей озадачивает — впечатление, что у каждого консерваторский диплом.

Место

Концерты проходят в здании, которое называется YMCA — Центр христианской молодежи, который вобрал в себя характерные особенности Святой Земли: синтез символики трех монотеистических религий в храмообразном зале (он называется Золотой) с огромным куполом и сценой в виде алтарного пространства. Христианский крест, Звезда Давида, арабский орнамент, люстра в форме кадила с шестиконечными звездами. Здание, построенное в 1917 году заново отделано и акустически просто безупречно. Один из элементов здания — высоченная башня со смотровой площадкой, откуда виден весь Иерусалим. С башни раздается колокольных звон, исполняющий самую различную музыку. Например, в один из вечеров нежным перезвоном играли культовую советскую песню «Синенький скромный платочек».

Информация.

Организаторы фестиваля никогда не ставили целью прокричать о нем на весь мир. Но вот в Иерусалиме появилась организация, которая озадачилась темой более широкой информационной поддержки: Иерусалимский Пресс-клуб. Главная их цель — рассказать миру, что в столице Израиля создаются не только политические информационные поводы. Город живет насыщенной культурной жизнью, в которой происходят, порой, уникальные события. Как вот этот фестиваль.

фото организаторов фестиваля
Деньги.

Естественный вопрос: как все это финансируется? А очень просто: из частных источников. Государство в этом участия не принимает, и никто к этому даже не стремится: Башкирова дорожит независимостью и полной отстраненностью от каких бы то ни было политических обязательств. Охотно содействуют частные компании — отели, авиаперевозчики, транспортные фирмы. Обслуживают фестиваль волонтеры — девочки и мальчики в форменных синих фестивальных майках, которые продают билеты, раздают программки, звонят в колокольчик, возвещающий завершение антракта. Ну и, конечно, уникальна позиция самих музыкантов, для которых участие в этом фестивале не содержит никакого прагматического мотива. Так не бывает? А вот бывает. Есть, оказывается, мотивация для весьма успешных и востребованных профессионалов, собраться на Святой Земле, где когда-то был обретен Ковчег Завета, чтобы позаниматься чистой музыкой, помузицировать с друзьями, познакомиться с новыми музыкантами, поделиться музыкальными пристрастиями. И может быть, создать своей Ковчег — Ковчег Музыкального Завета.

Иерусалим.

Екатерина Кретова

www.mk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору