Лариса Гергиева: Почему партии Канио и Отелло не стоит петь на конкурсе

Добавлено 24 июня 2015

Международный конкурс имени П. И. Чайковского

Последними в конкурс Чайковского вступают вокалисты. Сегодня в зале Мусоргского на Новой сцене Мариинского театра начинаются прослушивания первого тура. Член жюри у вокалистов Лариса Гергиева, художественный руководитель Академии молодых певцов Мариинского театра рассказала о том, почему многие певцы не сумели убедить представителей отборочной комиссии.

Фото: PhotoXPress.ru
Вы принимали участие в отборочных турах конкурса вокалистов. Каким вам показался средний уровень участников?

Лариса Гергиева: Средний уровень в этом году мне показался очень высоким. Было много впечатляющих мужских голосов. Отборочных туров было два — по видео и «живьем». Мне показалось, что обладатели так называемых больших голосов на видеозаписях выглядели незащищенными, обнаженными, а во время живого прослушивания, производили лучшее впечатление. К сожалению, не все участники предоставили качественные видеозаписи, что, разумеется, сказывалось на оценке. Должна заметить, что наши оценки почти не расходились, когда мы слушали певцов в записи.

Насколько правильна система оценки по принципу «да-нет»?

Лариса Гергиева: Система «да-нет» мне нравится, хотя я понимаю, что нет совершенной, абсолютно объективной системы голосования, учитывая, что у всех членов жюри свои вкусы и представления. В то же время никто не заинтересован кого-то «топить», потому что в жюри соберутся профессионалы очень высокого класса, которым интересно, прежде всего, выявить самых сильных и достойных.

Корректирует ли акустический фактор живое прослушивание?

Лариса Гергиева: Второй отбор проходил в Москве, в зале им. С. В. Рахманинова, где акустика несколько гудящая. Два первых тура конкурса будут проводиться в камерном зале Мусоргского на Новой сцене Мариинского театра, где обладателям больших голосов будет нелегко. А вот заключительный финальный тур пройдет в зале с феноменальной акустикой — в Концертном зале Мариинского театра, где уже никаких проблем ни у кого не должно быть.

В чем заключались главные профессиональные ошибки тех, кто не прошел отборочные туры?

Лариса Гергиева: Конкурс Чайковского по праву считается не только одним из самых престижных, но и самых трудных конкурсов. На отборочных турах певцы должны были показать себя эрудированным, технически подкованными, способными показать и пиано, и красивое легато, владение голосом, а не просто умение ворваться в пространство сцены. Мне запомнился певец из Узбекистана с невероятно ярким голосом, буквально ворвавшимся на сцену, сокрушительно исполнившим все три произведения. Но этот громоподобный голос в гулком зале Рахманинова прозвучал не в лучшем виде. Хотя я его запомнила и хотела бы услышать в будущем на оперной сцене. Очень серьезная проблема россиян, которые на конкурсе представляют большинство, — произношение. Были потрясающие голоса, слушая которые приходилось неприятно поражаться, задаваясь вопросом, почему педагоги не обращают внимания на такой важный аспект, как язык? Много проблем было и в итальянском, не говоря о французском. Молодые люди смело берутся за шедевры, не имея представления, как эти шедевры еще и исполнить на уровне. Не исчезает и проблема выбора правильного репертуара, который помог бы певцам максимально выгодно представить голоса. Когда тенор представляет свой тур, скажем, арией дона Оттавио из «Дон Жуана» Моцарта, с одной стороны, и ариозо Канио из «Паяцев» Леонкавалло, с другой, — возникают вопросы о том, имеет ли певец правильное представление о своем голосе. На мой взгляд, такие партии как Канио и Отелло вообще не стоит петь на конкурсе: эта музыка исполняется мастерами с жизненным и профессиональным опытом, позволяющим передать эмоции персонажа. Камнем преткновения становились для многих и сочинения Чайковского. Многие молодые вокалисты бесстрашно хватались за его самые трудные оперные произведения — и теряли баллы, имея роскошные голоса.

Многих интересует судьба молодой Василисы Бержанской, поразившей своим талантом тысячи россиян на телевизионном конкурсе «Большая опера» на «Культуре». Почему она не прошла отборочный тур?

Лариса Гергиева: Я впервые услышала ее живьем. Очень талантливая девушка. Ее подвел не совсем правильно выбранный репертуар и очень кричащие верха, о чем я ей и сказала после прослушивания. Но она еще молодая, и у нее все впереди. Мне бы очень хотелось ее услышать на оперной сцене. Не могу не сказать, что очень многие молодые, только начинающие певцы рвутся на конкурсы, хотят попасть на оперную сцену, что не может не радовать, с одной стороны, но не стоит в таком юном, младенческом возрасте хвататься за такие трудные вещи, когда нет понимания, как это надо исполнять. Демонстрация чувствительности, эмоций, порыва замечательна, но без должной техники это, к сожалению, ни к чему хорошему не приводит.

Достаточно ли международный состав участников?

Лариса Гергиева: Учитывая нынешнюю ситуацию, вполне. Выступят музыканты из Армении, Китая, Южной Кореи, Монголии, Украины, Эстонии и Польши. Не могу не сказать, что нам пришлось столкнуться с запредельно низким уровнем исполнения многих участников из-за рубежа еще на уровне отбора по видеозаписям. Были на отборочных турах и представители восточного крыла нашего земного шара, которые поражали техникой, стремительностью колоратур, хорошим тембром голоса при бесчувственности, отсутствии артистизма. Возникало ощущение слушания автомата. Мы искали певцов с уровнем, соответствующим конкурсу. В результате были выбраны очень сильные, интересные вокалисты, представители разных школ.

Текст: Владимир Дудин

www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору