Максим Федотов: Конкурс — это борьба творческих интеллектов

Добавлено 28 июня 2015

Максим Федотов (скрипка, дирижер), Международный конкурс имени П. И. Чайковского

Кишима Майю. Фото: tchaikovskycompetition.com
Подведены итоги второго тура в конкурсе Чайковского у скрипачей. Сегодня финалисты вступают в третий тур. В Концертном зале Чайковского будут звучать концерты с оркестром и обязательный для всех — Концерт для скрипки с оркестром Петра Чайковского в авторской редакции. Один из членов жюри нынешнего конкурса в номинации «скрипка» Максим Федотов, лауреат VIII Конкурса Чайковского прокомментировал свои впечатления от конкурса для «Российской газеты».

Кто лидирует на XV конкурсе: рационалисты или романтики?

Максим Федотов: Думаю, в каком-то смысле, романтики. Время идет, и у нас сейчас — абсолютно иной цветовой, звуковой ассоциативный ряд. Поменялся контекст, в котором существует произведение, по-другому воспринимается игра на инструменте. Особенно видны изменения, если сравнивать с тем, VIII конкурсом, в котором я играл. В исполнении тогда приветствовался академизм, точность прочтения авторского текста, жесткие вкусовые, профессиональные каноны, на которые должны были опираться представители советской школы. Основные постулаты, конечно, остаются: все должно быть профессионально, чисто и талантливо. Но вот что считать хорошим и талантливым — вопрос.

Что отмечаете для в современных участниках, программах?

Максим Федотов: Сейчас у конкурсантов значительно больше свободы — и в выборе произведений и в вариантах их трактовок. На I туре прозвучали 23 Чаконы Баха. Играют очень по-разному: ряд участников склонны к традиционной манере исполнения баховских сочинений (так играли еще наши педагоги); многие играют в так называемой барочной манере, что тоже очень интересно. Побеждают мастерство, талант и собственное оригинальное прочтение. Конечно, на конкурсе сделано многое, чтобы программа его несколько актуализировалась, а стиль стал более современным. И мне, как москвичу и петербуржцу, приятно, что второй раз конкурс проводится в двух столицах. Также должен сказать, что «живые» отборочные прослушивания, в которых я принимал участие, в каком-то смысле стали необъявленным I туром. Мы увидели всю палитру «подошедших» к XV конкурсу, и почти все они были достойны принять в нем участие. Поэтому I тур и прошел без неприятных случайностей. XV конкурс — очень сильный. В жюри — замечательная атмосфера: мы общаемся, шутим, обмениваемся мнениями. Но мнения эти очень разные, и голосуют все по-разному.

В финале дождемся новых мировых имен?

Максим Федотов: Думаю, да. Интрига любого конкурса сохраняется до конца. Любой конкурс приносит первые, вторые и третьи премии. Но жизнь показывает, что это важно только в определенный период, когда конкурс только прошел, когда живы контракты, которые появляются в результате победы. Мне, опытному музыканту, хочется, чтобы победили сильнейшие — по моему убеждению. Но далеко не каждое состязание рождает новые имена. Важно, чтобы этот конкурс дал выдающихся музыкантов для мирового музыкального искусства. И в этом смысле для меня XV конкурс уже удался.

Ваш отец Виктор Федотов почти 40 лет был дирижером Мариинского театра. Сильна ли на нынешнем конкурсе питерская скрипичная школа и сохраняются ли ее особенности по отношению к московской?

Максим Федотов: Я бы в настоящий момент вообще не разграничивал исполнительские школы. Петербургская, московская, немецкая, американская школы уже не существуют в том смысле, который придавался этому еще недавно. Наши известные педагоги преподают за рубежом. Великолепные скрипачи играют от европейских стран, но с таким же успехом они могли бы играть от России и от Южной Кореи. Многие участники живут в Европе, а занимаются у наших педагогов. Есть на конкурсе музыканты, которые играют от России (и являются россиянами), но учатся в Европе. Чем больше музыкант в себя впитывает, тем шире его кругозор, безгранична возможность к совершенствованию. Я считаю, все это приносит огромную пользу. У поколения музыкантов, выступающего на этом конкурсе, огромные возможности в плане обучения и перемещения по концертным площадкам. Но все участники, вне зависимости от школ и стран, подошли потрясающе ответственно к этому конкурсу, и, помимо подготовки чисто профессиональной, они экипированы редчайшими инструментами. Можно сказать, наш конкурс стал одновременно и фестивалем уникальных скрипок. Такого не было никогда.

В чем особенности III тура на конкурсе Чайковского?

Максим Федотов: Конкурс это всегда борьба творческих интеллектов и стечение многих обстоятельств. Сами исполнители от прослушивания к прослушиванию производят разное впечатление. Есть исполнители первого, исполнители второго и третьего туров. Везде ставятся разные задачи: I тур — может быть, немножечко нервный, технически сложный; это первое появление исполнителя на публике. Крепкая нервная система, виртуозные данные, выносливость, — и музыкант выходит во второй тур. Во II туре уже нужно быть исполнителем со своими идеями. Те, которые лидировали на I туре, на II-м могут выглядеть скромнее, и наоборот. Иногда, чудом прошедшие, вдруг раскрываются! А в финале — другие задачи. Это совершенно иной масштаб: нужно заполнить собой, своим звучанием, своим талантом большой зал, взаимодействовать с оркестром; здесь требуется и опыт, и степень выдержки, и масштаб мышления.

Текст: Татьяна Эсаулова

www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору