Предстоящие мероприятия








Читайте на эту же тему







Мацуев проводит фестиваль классической музыки в Астане

Добавлено 14 мая 2013

Денис Мацуев (фортепиано), Павел Нерсесьян (фортепиано), Жания Аубакирова (фортепиано)

Денис Мацуев, не являясь официально членом жюри, тем не менее присутствовал на большинстве прослушиваний и горячо переживал за конкурсантов.

В столице Казахстана проходит Первый международный конкурс юных пианистов


В Астане закончился первый тур Международного фестиваля классической музыки Astana Piano Passion, художественным руководителем которого стал прославленный российский пианист Денис Мацуев. Столь серьезный смотр классической музыки проходит здесь впервые. Обозревателя «Труда» впечатлил контраст между юностью участников и артистической зрелостью лучших из них.

В шаре на вершине этой сюрреалистической башни проходила жеребьевка участников

Идея праздника классической музыки принадлежит акиму (мэру) Астаны Имамгали Тасмагамбетову. Год назад, принимая знаменитого российского пианиста Дениса Мацуева, градоначальник спросил, что тот думает насчет конкурса молодых исполнителей. Денис ответил, что обеими руками за, хотя год — очень малый срок для поднятия такого крупного проекта с нуля. Отличным стартовым толчком стало то, что Мацуев согласился возглавить фестиваль как арт-директор. Имеющий большой опыт поддержки юных дарований (он координатор известного фонда «Новые имена», когда-то помогшего ему самому), Денис предложил посвятить смотр самым молодым исполнителям — не старше 18 лет. С февраля 2013 года начали поступать заявки, Денис вместе с членами жюри отсмотрел все 132 видео, пришедших из 30 стран. И вот 30 наиболее ярких претендентов слетелись в Астану.

О фестивале «Астана. Страсти по роялю» знает весь город

Для юношеского конкурса трудно придумать более подходящее место. Астана хоть и существует двести лет, но в своем нынешнем статусе и виде юна: лишь полтора десятка лет она столица Республики Казахстан, за это время посреди степи вырос поразительный город, над обликом которого работали ведущие зодчие мира. Признаюсь, меня, москвича, взяла белая зависть: пока мы ломаем копья, имеет ли право, скажем, Норман Фостер вторгаться со своими зданиями — апельсинами, пятилистниками или конусами — в ткань наших городов, тот же Фостер или, допустим, Манфредо Николетти активно строят в Казахстане — концертные залы, общественные центры... Авангардным духом веет от зданий Центрального концертного зала, похожего на громадный цветок — здесь проходил концерт открытия фестиваля, — или Университета искусств, напоминающего срезанный стебель громадного растения, — здесь играют перед жюри конкурсанты. Даже факт, что жеребьевку участники соревнования проходили не в обычных стенах, а в стеклянном зале-шаре на вершине сюрреалистической ажурной башни «Байтерек» на высоте 97 метров — это самая популярная в Астане панорамная площадка, — говорит о футуристической атмосфере конкурса.

Жеребьевка на высоте 97 метров над городом стала чем-то вроде посвящения в конкурсанты

Хотя сам Мацуев категорически против слова «конкурс»:

«Это именно фестиваль — сказал он на открытии праздника, — потому что здесь не будет проигравших, все, кто выступят — яркие звездочки, искорки того огня, которым светят разнообразные культуры стран, откуда эти ребята приехали».

«Искорки» блеснули уже на концерте открытия. Мацуев в качестве своеобразного приветствия привез целый отряд воспитанников фонда «Новые имена». Признаюсь, на меня наиболее яркое впечатление произвела самая юная пианистка — Беназир Парпиева из Алма-Аты: слушая ее смелую, красочную игру, трудно поверить, что столь уверенно держащейся на эстраде исполнительнице всего 8 лет. Лишь по этому показателю она не прошла в число участников — там самому младшему 9.

В свои 9 лет Варя Кутузова (Москва) - уже опытный конкурсант

Рабочие прослушивания конкурса (не в обиду Мацуеву, для удобства будем пользоваться этим словом) начались в субботу, в трех возрастных группах. В младшую вошли восемь ребят от 9 до 10 лет. Но их программы выглядят вполне по-взрослому: фуги Баха, сонаты Моцарта и Гайдна, этюды Шопена... Сразу выявился лидер — по эмоциональности, уверенности, напору не было равных10-летнему австралийцу Шуан-Эрну Ли — говорят, уже опытному концертанту и конкурсанту в своей стране. Но на пятки ему наступали 10-летний Роман Борисов из Новосибирска, 9-летний Санжарали Копбаев из Алма-Аты (отлично сыгравший виртуозного «Полишинеля» Вила-Лобоса), Коля Варламов, Володя Иванов и Варя Кутузова из Москвы (всем троим по 9 лет). Было жаль, что нельзя пропустить в следующий тур всех. Например, автору этих строк немножко обидно за Алию Жакпарову из Караганды: да, ее программа чуть попроще, чем у других, она сыграла не фугу, а «всего лишь» двухголосную инвенцию, но очень музыкально, с точно воспитанным чувством стиля — и потом, она едва ли не самая младшая, ей только в декабре прошлого года исполнилось 9, а в таком возрасте год, даже несколько месяцев разницы очень заметны, ведь дети развиваются стремительно... Впрочем, жюри в составе известной казахской пианистки, ректора Алма-Атинской консерватории Жании Аубакировой, профессоров Московской консерватории Павла Нерсесьяна и Валерия Пясецкого, казахского композитора Толегена Мухамеджанова, профессоров Джона О’Коннора из Ирландии и Мириан Дауэльсберг из Бразилии упрекнуть в недостатке человечности никак нельзя — оно и так пропустило во второй тур шестерых из восьми, т.е. три четверти претендентов.

14-летняя Юкине Куроки (Япония) после удачного выступления охотно давала автографы

Но уже к следующей, средней возрастной группе (до 16 лет) судьи отнеслись строже. Здесь участников было 10 и конкуренция очень остра. Хотя, как и у малышей, сильнейшей оказалась та, что играла первой: 14-летняя японка Юкине Куроки из города Чиба. Воспитанница известного педагога Фумико Игучи, считающейся специалистом по русской музыке, так сыграла произведения наших композиторов, будто сызмальства росла в Москве или Петербурге, ходила на концерты в консерваторию или филармонию, смотрела спектакли Большого или Мариинского театра. Что же касается фрагментов из прокофьевской «Ромео и Джульетты», то даже не хочется углубляться в профессиональный разбор игры (хотя тонкой работе Юкине, скажем, с микроакцентировкой мог бы позавидовать любой взрослый мастер) — это был живой спектакль, драма столь любимых нами героев, которую мы буквально видели перед собой — хотя на сцене никого, кроме миниатюрной девочки-подростка за роялем, не было.

Однако талант Юкине сверкнул вовсе не на пустынном фоне. Какой отличный артистический кураж показал 11-летний москвич Саша Малофеев — особенно в романтическом репертуаре: вальс из «Фауста» Гуно, анданте маэстозо из «Щелкунчика» Чайковского, скерцо казахского композитора Аиды Исаковой... А какое уверенное чувство стиля, точное ощущение звуковой краски у 12-летнейЮ Пёл Ми, представляющей совсем экзотическую страну для концертных эстрад сегодняшнего мира, — КНДР. Правда, как раз эта девочка, дочка северокорейских дипломатов, работающих в Москве, учится в столичной ЦМШ у известного пианиста Андрея Диева, то есть, в отличие от японки, она может постигать сокровища русской музыки непосредственно в ее окружении. Но, кстати, успех Ю говорит и о потенциале северокорейской музыкальной школы, о которой мы сегодня так мало знаем: ведь первые профессиональные шаги она сделала у себя на родине.

Единственное, в чем бы я поспорил с жюри — в допуске на второй тур 14-летнегоОлексия Канке из Киевской специальной средней школы имени Лысенко. Показалось, что Баха он недостаточно прочувствовал, а Листа и Шопена сыграл в штампах бравурного «романтического» пианизма. Тем более жаль, что за бортом следующего этапа оказались романтичный уже без кавычек Владислав Хайрутдинов из Харькова, очень интересная, тонкая и артистичная пианистка (а еще она играет на скрипке и пишет музыку) Маша Андреева из Москвы, ее землячка Таня Федорова (редкий пример стилистически точной игры Баха), чудесно исполнившая «Жаворонка» Глинки жительница далекого Сингапура Аманда Ли Юн Йи, воспитанница республиканской средней музыкальной спецшколы из Алма-Аты Назерке Кабдрахманова (отлично сыгравшая сонату Гайдна и вариации Шопена)...

В воскресенье прошел первый тур и у старших участников. В этой группе больше всего конкурсантов: 12. И тоже досадно, что не всех достойных пропустили на следующий этап. Например, я бы предпочел, чтобы вместо энергичных, но, на мой слух грешащих шумной и не слишком чистой игрой Ильи Бахтина (московская ЦМШ) и Николая Кузнецова (средняя специальная школа имени Гнесиных) в списке удачливых числился Давид Ованнисян (ереванская школа имени Саят-новы), заметно более зрелый личностно и умеющий достойно подать даже не очень яркие сочинения (например, балладу № 2 Листа). Может быть, именно это — безошибочный выбор ярких, образующих стройную программу композиций (среди которых редко играемая, но очень броская соната Дютийе) — стало одним из выигрышных козырей Сэй Юн Чона из Республики Корея. А вот датчанин Густав Крог Хансен Пьекут, напротив, продемонстрировал пренебрежение неписанными правилами и взял в качестве стержня программы совершенно «не конкурсное» произведение — 31 сонату Бетховена, где от пианиста требуется не внешняя броскость, а подлинная человеческая глубина. Надо отдать должное жюри Astana Piano Passion — на большинстве конкурсов такое выступление не имело бы успеха, но здесь арбитры справедливо оценили высокую интеллектуальную культуру исполнителя и его страстную влюбленность в Бетховена.

Думаю, именно между Пьекутом и двумя другими старшими конкурсантами развернется в дальнейшем главная борьба в этой возрастной группе. Имею в виду итальянца Джорджио Ботоли-Трионе, сыгравшего вальс Гуно и скерцо № 1 Шопена точно и с неотразимым куражом — и тверичанином по началу биографии, а ныне москвичом Александром Кутузовым, вся программа которого (до-диез мажорная «фуга-полька» Баха, Вариации на тему Корелли Рахманинова, головокружительно-агрессивная «Лестница дьявола» великого современного венгерского композитора Дьердя Лигети) явила образец выстроенности, культуры звука и мысли. Впрочем, не забудем и про шестую участницу финала среди старших — Юи Накамура, ученицу все той же Фумико Игучи, которая, напомню, так блестяще подготовила к конкурсу великолепную исполнительницу «Ромео и Джульетты» Прокофьева Юкине Куроки. Зал принял ее тепло, и она может внести свои коррективы в итоговое распределение мест.

Во вторник на конкурсе начинается второй, финальный тур — исполнение концертов для фортепиано с оркестром. Тогда же даст сольный концерт идейный вдохновитель фестиваля Денис Мацуев, имеющий также статус почетного члена жюри. До него с сольными программами выступили арбитры Павел Нерсесьян и Жания Аубакирова. Итоги соревнования станут известны вечером 15 мая. А до того с ходом фестиваля, включая трансляции всех концертов, прослушиваний и мастер-классов, можно следить на официальном сайте конкурса.

Сергей Бирюков
http://www.trud.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору