Михаил Архипов: главный среди равных

Добавлено 08 ноября 2013 miarch

Михаил Архипов (дирижер)

В дирижерском мире стремительно проходит процесс омоложения. На смену поколения великих приходит поколение молодых. Уже несколько месяцев внимание хабаровских зрителей привлекает конкурс на должность главного дирижера Дальневосточного академического симфонического оркестра. Недавно один из кандидатов, московский дирижер Михаил Архипов, представил хабаровской публике эксклюзивную программу из редко исполняемых произведений Грига и Дворжака.

Почти десять лет опыта работы с различными оркестрами России, постановки опер, музыкальное руководство творческими проектами, а также преподавательская работа в Гнесинке - вот далеко не полный список направлений деятельности маэстро.

О СЕБЕ

Когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь с музыкой?
Музыкой я начал заниматься, по многим меркам, достаточно поздно, в одиннадцать лет. Сначала она была для меня просто приятным хобби, но увлечение оказалось настолько сильным, что я продолжил обучение уже на профессиональном уровне. Тогда постепенно сложилась идея, что я могу начать учиться дирижированию.

Своим главным учителем я считаю дирижера Большого театра, Народного артиста РФ Владимира Андропова, который открыл для меня качественно новый уровень дирижерского мастерства.

Без каких качеств вы себя как дирижера не представляете?
Дирижер должен быть главным среди равных, он не может жить без оркестра, не имеет возможности реализовать себя вне коллектива. Но чтобы повести за собой почти сто человек, важны лидерские и организаторские качества. Я уверен, что дирижеру необходимо умение построить правильную концепцию, помочь музыкантам раскрыться, показать максимум того, на что они способны. Некоторые музыканты думают, если они остались в оркестре, значит, не реализовались как солисты. Каждый музыкант оркестра - солист с еще большим уровнем ответственности, ведь если ошибешься или собьешься - подведешь не только себя, но и весь коллектив, дирижера.

Дирижер не должен быть диктатором, которого устраивает только свое видение. У меня с разными оркестрами получаются совершенно разные интерпретации одних и тех же произведений. Каждый артист вносит какую-то свою изюминку, и это очень интересно.

Что вы любите дирижировать больше всего?
Новое. Не люблю повторять старые программы. Музыки в мире так много, что исчерпать этот ресурс практически невозможно. Например, публике Хабаровска я представлю симфонию Грига, которая практически не исполняется в России.

Чем, кроме музыки, вы еще увлечены?
Очень люблю театр. Я работал с выдающимися драматическими актерами, и это позволило мне увидеть театр изнутри. Вторая моя любовь – живопись. Когда я бываю в различных городах, обязательно стараюсь ходить на выставки. Не стал исключением и Хабаровск. Я был поражен работами Петухова-младшего. Это интересный живописец с очень индивидуальной манерой письма, яркой насыщенной палитрой.

О РАБОТЕ


Вам приходилось работать с разными российскими оркестрами, насколько они отличаются?
Первые оркестры, с которыми я столкнулся, были московские коллективы. Например, с оркестром Cantus Firmus мы впервые в России исполнили несколько симфоний Перголези. В конце одной из репетиций, когда я уже отпустил оркестр, концертмейстер группы виолончелей встал и сказал: «Можем ли мы попросить Вас еще раз сыграть часть этой симфонии?» Людям настолько понравилась работа, что они согласны были задержаться, чтобы заниматься творчеством.

Совершенно противоположная ситуация складывается сейчас в Европе: там сильные профсоюзы, которые очень жестко регламентируют работу дирижера. И даже выдающиеся дирижеры жалуются, что их прерывают на полуслове, оркестр встает и целиком уходит на перерыв. Я с такими ситуациями, слава Богу, не сталкивался. Российские оркестры отзывчивые, но отличаются уровнем организации, качеством кадрового состава. С теплом вспоминаю свои недавние гастроли в Ханты-Мансийске, оркестр которого поразил меня сочетанием высокой исполнительской культуры и достаточно молодым возрастом коллектива.

В оркестре, как правило, собираются люди с различным опытом работы, званиями и степенью подготовки. Как они вас воспринимают? Все-таки вы достаточно молоды для своей профессии.

Многие музыканты понимают, что дирижер – это уже вторая половина жизни, и без определенного жизненного опыта тут не обойтись. На данном этапе моя карьера движется очень стремительно: я могу вести активную гастрольную деятельность, а также преподавать в Гнесинке. Кроме того, мне удается ставить оперы. Если музыканты видят, что с ними работает профессионал, они не обращают внимания на разницу в возрасте.

О ХАБАРОВСКЕ


Зачем вы, столичный житель, решили принять участие в конкурсе на должность дирижера в Хабаровске?
Хабаровск – это такой город, который, с одной стороны, является центром большого края, а с другой, достаточно удален от столиц. На мой взгляд, это большой плюс, потому что в Санкт-Петербурге и в Москве дирижеры не имеют возможности творить свободно. Сложилась определенная бюрократическая система, и известные дирижеры уезжают в провинцию, потому что сюда легче приглашать музыкантов, устраивать концерты, есть своя публика. Я в Хабаровске уже неделю и вижу, что и оркестр, и руководство нацелены на творчество, чего в Москве, к сожалению, не всегда можно ожидать.

Что можете сказать о работе с хабаровским оркестром?
Коллектив оркестра работает сейчас в очень сложном режиме: много концертов, сложные программы, постоянная смена дирижеров. Оркестранты делают максимум усилий, профессиональный уровень оркестровых групп достаточно высокий, мне приятно работать с очень заинтересованными и активными концертмейстерами оркестра. Я чувствую сильную эмоциональную отдачу всего оркестра. Чувствует ее и публика - концерты проходят при аншлагах. Зал приветствовал нас очень хорошо, и я удивлен, что хабаровская публика не только активна, но и очень отзывчива. Не во всех филармониях, к сожалению, сейчас проводится достаточная работа по привлечению зрителей - этому способствуют и плохие рекламные компании, и не очень высокий статус концертов. Здесь, в Хабаровске, я ощутил совершенно другой результат, не смотря на то, что в городе немало развлечений. И я рад, что те, кто пришел в филармонию, сделали свой выбор именно в сторону классической музыки.

В Хабаровской филармонии очень интересный репертуар, есть много того, что исполняют и в Москве. Русские и зарубежные композиторы, современные произведения - все находится в разумном балансе. В некоторых городах бывает, что в филармонии кроме Чайковского, Бетховена и Брамса ничего не играют. Здесь в репертуаре представлены очень разные композиторы, и это здорово.

Что, на ваш взгляд, требует изменений?
Проблемы здесь не скрываются ни руководством, ни самим коллективом. Надо решать вопрос недостатка кадров, привлекать новых музыкантов из других городов и регионов и воспитывать подрастающее поколение. Когда музыкант приходит после обучения в профессиональный оркестр, часто приходится сталкиваться с тем, что он не справляется - тяжело играть много, быстро вникать в это непростое дело. Поэтому многие оркестры сейчас идут по пути создания молодежных коллективов, что позволяет музыкантам безболезненно войти в профессиональный коллектив. И эта идея достойна внедрения в Хабаровске.

Посмотрев на репертуар филармонии, я увидел, что совершенно отсутствуют зарубежные исполнители, особенно европейские. Думаю, люди хотят слушать не только представителей из Москвы и ближайших регионов. А филармония - это организация, которая всегда позволяет собрать максимум хорошего репертуара со всего мира. У меня есть возможность привлекать хороших музыкантов, и мне кажется, что и этот пробел можно заполнить.

Обязательно нужно создать фонд финансового содействия оркестру, по образцу московских коллективов. В него могли бы войти наиболее успешные руководители крупных компаний, которые бы помогали реализовывать творческие проекты. И здесь есть достаточное количество людей, которые действительно хотят участвовать в формировании такой структуры. На сегодняшний день наиболее успешно работает такой фонд при Большом театре.

Обязательно нужно привлекать молодых слушателей, иначе через десять-двадцать лет филармония опустеет. Самое главное, чтобы было престижно пойти в филармонию, чтобы ее посещение было событием, о котором хочется говорить друзьям и коллегам.

Значит ли это, что кроме академических нужно вводить еще и более популярные жанры?
Абсолютно не значит. Самое главное – исполнять музыку качественно, чтобы людям было приятно слушать ее, погрузить слушателей в атмосферу привилегированного времяпрепровождения. Как Станиславский говорил, что театр начинается с вешалки, так и филармония начинается с того, кто встречает зрителей, кто ведет концерт, как выглядит оркестр. Среди потенциальной публики очень мало тех, кто в афише филармонии ищет определенное произведение. Слушатели идут на исполнителей, на дирижеров, на оркестры. Сейчас такая тенденция, и поэтому от репертуара мало что зависит. Мацуев, например, играет и джаз, и классическую музыку, но на его концерты все равно идут, потому что это личность. А когда люди становятся поклонниками какого-то исполнителя, это значит, они начинают вырастать в музыкальном восприятии и спокойно воспринимают более сложную музыку.

Чем вас удивил Хабаровск?
Я впервые в Хабаровске, и мне очень нравится большое количество солнечных дней – их не хватает в Москве. Просыпаешься утром – и ощущение, что началась весна. Но, оказывается, у вас так всегда, и это удивительно.

Текст: Елена Иванова
Фото: Ольга Егораева

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору