Министр культуры и культура министра

Добавлено 09 января 2013

29.12.2012 «Новая газета»
Автор: Юрий Богомолов

© Фото Коммерсантъ, Дмитрий Лекай

Кто бы что ни говорил о Михаиле Швыдком и об Александре Авдееве, предшественниках нынешнего министра культуры Владимира Мединского, – они, по крайней мере, отчетливо понимали одну простую вещь: культурой руководить нельзя. Да и невозможно. Стрелки часов мы еще можем двигать взад, вперед, а закатами и восходами солнца не поуправляешь; под них приходится подстраиваться – и нам, простым смертным, и даже министрам. Господин Мединский этого не понимает. Он льстит себя надеждой, что сможет утилизировать культуру и направить оную в ту сторону, в какой ее ждет с распростертыми объятиями его начальство.

Встречаем по одежке

У него респектабельный вид. Говорит складно, предварительно отредактировав в голове фразу. Впечатление производит образованного и вменяемого патриота. Иногда он кажется излишне, до невозможности скромным человеком. Как, например, в разговоре с Владимиром Познером: «Я сам чуть-чуть писатель».

Ну, зачем такое самоуничижение для человека, который выдал на гора с десяток исторических исследований, зарекомендовал себя искусным полемистом в телевизионных ток-шоу типа «Исторический процесс», «Поединок» и успел побаловаться беллетристикой.

Его роман «Стена», имел читательский успех, получил одобрительный отзыв со стороны писателя Виктора Ерофеева… Кто-то отрекомендовал его «новым Пикулем». А один из журналистов взволнованно выкрикнул: «Неужто явился русский Дюма!». Во Франции, я слышал, Дюму теперь называют французским Мединским.

И тем не менее…

И, тем не менее, такой большой успешный человек не постеснялся признаться в зависти к талантливым людям, а также в некоторых своих слабостях. В частности в том, что ему не дался французский язык, что не умеет рисовать, что не научился играть на фортепьяно… И вообще, признался лично Владимиру Познеру, что он и ему завидует. И скромно потупил взор, словно застеснялся.

…Скромен-то он скромен, но на вопрос другого писателя — Марселя Пруста (озвученного Владимиром Познером): «Если бы вы могли пообщаться с любым из людей, которые когда-либо существовали на Земле, одним, кто бы это был?» ответил просто, не жеманясь: «Христос».

На встрече с учеными НИИ, не жеманясь, заверил их, что он тоже ученый.

Парабола карьеры

Он действительно – доктор наук. И при этом дважды.

Парабола его карьеры необычайно извилиста. Вместе с тем неуклонно последовательна: ее кривая все выше и выше. И выше.

…Крушение советской власти застало его на студенческой скамье в МГИМО, где был до геополитической катастрофы избран членом комитета ВЛКСМ института и вступил в ряды КПСС. Факультет, на котором он учился, выпускал специалистов по международной журналистике и информации.

По окончании ВУЗа сумел поработать в пресс-офисе посольства РФ в Вашингтоне, а затем в международных редакциях ТАСС и АПН. К этому времени относится начало его общественно-политической активности. Он становится одним из основателей Ассоциации молодых журналистов «ОКО». При этом пробует себя и на поприще частно-предпринимательской деятельности – основывает рекламное агентство «Корпорация «Я». Не оставлены, впрочем, в это сложное время и научные амбиции: будущий министр успешно заканчивает в 1997-м году аспирантуру при МГИМО, по специальности «политология», которая уже в ближайшем будущем ему очень пригодится.

Но до этого он наберется кой-какого чиновничьего опыта, поработав советником по связям с общественностью в налоговой полиции (1998-й), руководителем Управления по связям Министерства по налогам и сборам. Это 1999-й год. И в том же году вступит на стезю партийно-политической деятельности – член Центрального Совета «Отечества» Юрия Лужкова.

Затем ответственные посты в партии «Единая Россия». Партийный лифт придал его возвышению заметное ускорение. И поднял на этаж: «Государственная Дума» четвертого и пятого созывов, где сначала он утвердился в качестве заместителя председателя Комитета по информационной политике (2004-й). И в том же году он уже – заместитель руководителя Центрального исполкома «Единой России» по информационно-аналитической работе.А еще и член президиума генерального совета «Единой России». С ноября 2011-го года он – Председатель Комитета по Культуре.

Важная ступенька, на которой, однако задержался недолго, поскольку не прошел в Думу шестого созыва.

Он ушел из Культуры, чтобы через несколько месяцев в нее вернуться, но уже в ранге министра.

Учености плоды

До нового назначения было еще пару важных вех в его биографии: достиг он степеней известных в области науки. В 2009 господин Мединский обрел степень доктора политических наук, а в 2011-м – доктора исторических наук.

…Вообще-то научные степени, присвоенные соискателям после того, как они нагуляли политический вес, всегда подозрительны. Так было при Советах. Так стало в годы, когда снова одна партия привольно обосновалась на всех уступах властной пирамиды. Может быть, не в той степени привольно, как прежде, но, все-таки.

В отношении докторской диссертации Мединского «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII в.в.»первым настораживающим обстоятельством стало то, что она защищалась в непрофильном научном учреждении – в Российском государственном социальном университете.

Вторым научным консультантом был опять же непрофильный академик РАН социолог В. И. Жуков. Это тот самый ученый, который в речи на конференции, посвященной историческому образованию, заявил, что «настало время реабилитации советского периода истории», и процитировал Оруэлла: «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее», найдя в этом ироническом изречении «сокровенный смысл той миссии, которая возложена на историческое образование».

Оппонентами стали историк-американист А. Ю. Борисов, профессор кафедры политологии и социологии РГСУ Б. К. Гасанов и специалист по эпохе русской революции В. М. Лавров. И все как на подбор непрофильные ученые мужи.

Потому не такой уж и неожиданностью выглядело, когда за трудами новоявленного ученого светила потянулся хвост резких критических отзывов. И среди них упреки в плагиате оказались не самыми тяжелыми и обидными.

Гораздо серьезнее вот эта претензия. Специалист по истории России XVII века Алексей Лобин, посчитал, что «мы имеем не научное исследование, а некий наукообразный суррогат на уровне курсовой (правда, весьма объемной) студента 1-го или 2-го курса. В основе диссертации лежит не современная методика, отличающиеся новизной, а полное незнание. Незнание реалий эпохи, незнание основ социально-экономического положения, незнание внешней политики Российского государства».

Далее приводятся многочисленные примеры ляпов, пренебрежения историческими фактами, игнорирования достоверных источников.

Еще более острой была реакция на книгу «Война» Мединского. Рецензия, написанная историком Алексеем Исаевым, называлась «Три «А». Имелось в виду, что научное исследование автора опирается на три основания -- Агитпроп, Ахинею и Алогичность».

Дальше не стану отнимать у читателя время, иллюстрируя примерами всех трех «А». Их легко найти в Интернете. Позволю предложить свое объяснение коллизии.
Обнаруженные ляпы – вовсе не ляпы, не ошибки, не невежество; это отражение принципиального подхода к историографии.

Так говорил Мединский…

Он ведь не однажды откровенничал, что считает себя в первую очередь пропагандистом, профессиональным пиарщиком. И в той же беседе с Владимиром Познером заверил телезрителей: «Я пишу не столько о том, что было или не было на самом деле, а о том, что мы думаем об этом и как это представление влияет на наше мировоззрение и поведение».

А прежде, до того, как остепенился, он делал гораздо более шокирующие признания:

«Факты сами по себе значат не очень много. Скажу еще грубее: в деле исторической мифологии они вообще ничего не значат. Все начинается не с фактов, а с интерпретаций. Если вы любите свою родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна.
…Я не являюсь ученым-историком, моя специализация иная, она закреплена в ученой степени доктора политических наук и практического специалиста по пиару и пропаганде. Если вы наивно считаете, что факты в истории главное, то откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания. Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда…
…Имея под рукой такую колотушку как телевидение, можно не самые убедительные выводы вколотить в головы, опустошенные сериалами, танцами на льду и прочей дребеденью».

***
Впрочем, и господин Мединский в качестве министра уже не позволяет себе былых грубостей и откровений. На публике почти не позволяет. Но один раз он сорвался – на расширенном ученом совете Научно-исследовательского Института Искусствознания. Именно там, столкнувшись с непочтительным к себе отношением, он позволил себе пугнуть ученых 43-им годом. Они не испугались. Он покинул собрание с видом оскорбленной невинности.

Блицкриг в деле разгрома отечественного искусствоведения не удался.
Начинается, как я понимаю, ползучая фаза подавления взбунтовавшихся искусствоведов. Из министерства в институт спущен вместе со штатной единицей новый заместитель (в качестве комиссара?), заявивший с порога, что в искусствоведении он ничего не понимает и понимать не намерен.

Все так поняли, что заниматься он будет финансами, пропагандой и… искусствоведами.

На кону, однако, стоят не только судьбы живых ученых. На кону – между прочим, и достоинство, культуры, для которой такой министр и с такой научной репутацией, и с такими мыслями – уже унижение.

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору