Минкультуры проводит конкурсы, которым не суждено состояться

Добавлено 08 декабря 2012

Федеральный закон № 94 вынуждает министерство разговаривать с контрагентами на эзоповом языке

На портале госзакупок опубликованы итоги рассмотрения заявок на проведение VII Международного конкурса альтистов Юрия Башмета. Тендер предсказуемо признан несостоявшимся. Такая судьба преследует едва ли не большинство состязаний, проводимых Минкультом в сфере искусства, — на каждый клич портала госзакупок отзывается только одна фирма. Но ничего трагичного в этом нет: в полном согласии с законом министерство заключает контракт с единственным участником конкурса, чего обе стороны и хотели с самого начала.

Все эти игры — результат действия печально знаменитого Федерального закона № 94, регулирующего госзакупки. Если в строительстве дорог или приобретении карандашных точилок он — несомненное благо, то в сфере культуры — источник мучений, бюрократических проволочек и весьма забавных литературных перлов.

Едва ли кому-то придет в голову взяться за проведение конкурса Башмета наперекор воле самого маэстро. Понятно, что и идея исходит от него самого, и реализовывать ее будут близкие Юрию Абрамовичу люди. Но буква закона требует, чтобы до поры до времени это скрывалось.

Поэтому в техническом задании потенциальный подрядчик может, слегка удивившись, прочесть обязательное требование: «Обеспечить участие в прослушивании четвертого тура и репетиций к нему государственного симфонического оркестра «Новая Россия» (оркестр Юрия Башмета).

Единственным участником и победителем тендера на сумму в 2,5 млн рублей стало «Русское концертное агентство», уже много лет организующее выступления Башмета. Оно и проведет в январе-феврале 2013 года международный конкурс альтистов, о чем, кстати, задолго до решения Минкульта поведало на своем сайте.
Тот же результат — у тендера на проведение трех юбилейных концертов Башмета (за 1,8 млн рублей), который выигран фирмой уже с немного другим названием — «Агентство РКА», но с тем же юридическим адресом, что и «Русское концертное агентство». Объявление о концерте 24 января, в день 60-летия Башмета, уже висит на сайте Московской филармонии.
Директор оркестра «Новая Россия» Роберт Бушков подтвердил «Известиям», что программу юбилейных концертов продумывает сам Башмет и, в частности, собирается пригласить «очень именитого дирижера».
Но чиновники Минкульта и тут вынуждены изощряться. Не имея права сказать, что концерт должен пройти в Большом зале Консерватории, они пишут, что зал должен располагаться «в пределах Садового кольца» и обладать «вместимостью не менее 1,7 тыс. мест». Требования к исполнителям сформулированы так: устроителям нужно позвать «двух дирижеров (российского и американского), обладателей ряда престижных наград и званий». Личность российского дирижера в комментариях не нуждается, именитый американец же пока остается инкогнито.

Эзопов язык стал нормой минкультовской конкурсной документации. Порой техзадания больше напоминают кроссворды. Например, фестиваль современной музыки в регионах России должен включать «масштабный проект, посвященный творчеству выдающегося швейцарско-австрийского композитора» («Известия» подозревают, что речь идет о Беате Фуррере и гастролях Московского ансамбля современной музыки). А участником культурных сезонов России и США (12,2 млн рублей) «должен стать один из ведущих российских драматических театров», история которого «должна насчитывать не менее 100 лет». В прошлом году «Известия» писали о том, что для гастролей Чикагского симфонического оркестра в Москве требовался лифт грузоподъемностью 1,6 тыс. кг, тогда как в Петербурге — лишь 1250 кг (завуалированный намек на названия необходимых музыкантам отелей).

— Это закон-недоразумение, — считает директор издательства «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова. — Он был принят абсолютно без понимания, что такое культура и культурная продукция. Культурные организации, производящие художественный продукт, взяли и приравняли к прачечным. 94-й ФЗ стал гробовой доской для многих культурных инициатив.

В разговоре с «Известиями» г-жа Прохорова выразила убеждение, что сама идея тендеров к сфере культуры неприменима.

— Ну как можно выбирать культурный продукт по степени дешевизны? — недоумевает она. — Что значит купить книгу или сделать спектакль подешевле? В таких категориях культура не измеряется. К тому же действующая система порождает мощные коррупционные механизмы. Театры начинают договариваться друг с другом, подавать липовые заявки, чтобы один из них выиграл. Но ведь если директор театра в обход закона потратил 90% на зарплаты и только 10% на постановку, а зал ломится от публики — это результат! У нас же результат никого не волнует.

Некоторых подвижек в борьбе с 94-м ФЗ удалось добиться Григорию Ивлиеву в его бытность главой думского комитета по культуре. В апреле прошлого года в список товаров, для закупки которых не нужно проводить конкурсы, добавили театральные декорации, реквизит и грим. Договорились о том, что реставрацию памятников архитектуры будет проводить один подрядчик — раньше проект разрабатывала одна фирма, а реализовывала другая. Совсем недавно удалось поднять потолок безконкурсных контрактов со 100 тыс. до 400 тыс. рублей.

Планируются ли новые меры по укрощению 94-го закона, выяснить не удалось — пресс-служба Министерства культуры не ответила на запрос «Известий». Скорость принятия поправок показывает, что для полной победы над печально знаменитым ФЗ культурного лобби в коридорах власти пока явно не хватает.

Ярослав Тимофеев, Известия.ру

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору