Мужское и женское — радио орфей

Добавлено 10 октября 2015 alexman81ru

Александр Яковлев (фортепиано), Московская академическая филармония, Концертный зал имени Чайковского, Ставропольская филармония

5 октября в Концертном зале имени П. И. Чайковского состоялся первый из четырёх концертов серии музыкальных вечеров «Молодые таланты». В программе были вполне традиционно объединены произведения двух величайших русских композиторов, которых при жизни судьба свела под крышей дома Н. С. Зверева, а сегодня в стенах Московской филармонии. В первом отделении прозвучал Концерт для скрипки с оркестром П. И. Чайковского, во втором — Концерт № 2 для фортепиано с оркестром С. В. Рахманинова. Солистами выступили лауреаты международных конкурсов Елена Таросян (скрипка) иАлександр Яковлев (фортепиано). За дирижерским пультом в это вечер был тоже молодой, но уже опытный дирижер, лауреат международных конкурсов Алексей Богорад.

Несмотря на то, что для пианиста этот вечер стал дебютом в Зале Чайковского, а скрипачку столичная публика уже знает и любит, обоих артистов встречали одинаково бурными аплодисментами. Приподнятому настроению зрителей, то и дело поздравлявших друг друга с открытым недавно новым концертным сезоном, поспособствовала новость о дне рождении Государственного симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова, который играл в этот вечер на родной сцене, как и ровно 79 лет назад 5 октября на своем самом первом.

Скрипичный концерт, написанный Чайковским в состоянии, которое сам он называл абсолютным счастьем, органично влился в витавшее в воздухе абсолютное господство «мажора». Светлые, лирические образы концерта в исполнении Елены Таросян обрели по-женски романтическую тонкость, а побочная тема, благодаря выдержанному широкому «дыханию», — подчеркнуто романсовый характер. Казалось, что сам Чайковский в руках молодой артистки скинул десяток лет. С точки зрения акустического баланса между солисткой и оркестром самым удачным оказался финал концерта. Общее ощущение господства весны и юности дополнял и сам образ Елены, представшей перед публикой в воздушном платье цвета солнца.

Минувший концерт стал образцом контрастов мужского и женского начала. Мощное зачин второго отделения ознаменовал появление иного эмоционального статуса, разумеется, зависящего и от выбора произведения. Для Александра Яковлева вечер в Зале Чайковского оказался двойной премьерой, так как Второй концерт Рахманинова пианист исполнял тоже впервые, подготовив его за три недели. В плотном гастрольном графике артиста уже привычным стал «экстренный» режим подготовки новой программы. Из закулисного разговора с артистом стало известно, что накануне Александр выступил на сцене Ставропольской филармонии с Концертом для левой руки Равеля (который разучил за три дня), а после пианиста ждут в Костроме, где пройдет концерт-презентация рояля «Bösendorfer-imperial», и в Ростове-на-Дону. Далее артист отправится в гастрольный тур по городам Дальнего Востока, а в будущем году у Александра уже запланированы пятьдесят концертов по городам Китая, Японии, Америки, Германии и Швейцарии, а также реализация собственного музыкального фестиваля «Benasque Summer Academy» в Испании.

Но вернемся в зал Чайковского. С первых же аккордов стало понятно, что за роялем интеллектуал. Рахманинов предстал перед публикой «во весь рост» в богатстве фактурных сокровищ, зачастую скрытых под тяжестью пластов музыкальной ткани. Можно предположить, что Александр является приверженцам немецкой музыки, так философски сдержанно и полифонично звучал в его руках Рахманинов. На протяжении всей первой части казалось, что пианист «боролся» с оркестром за право быть услышанным, не создавая излишнего динамического напора, что немного смазывало общее ощущение, но к финалу «оппоненты» нашли «общий язык». Филигранность и легкость пассажей в сочетании с фундаментальным аккордовым звучанием в первой части создавала эффект «выпуклости» музыкальной ткани, а piano во второй части, подвешенное в воздухе «куполом», сродни вокальному приему итальянских певцов, заставляли затаить дыхание. Необычной оказалась и трактовка финала, где величие и торжество образной сферы преломилось под пессимистическим углом. Вспышка борьбы в разработке, в патетической репризе не выглядела абсолютной победой. По силе образа сродни «Богатырским воротам» Мусорского, финал концерта оставил послевкусие, будто «Ворота» есть, а Руси-то нет… Занавес!

Под неумолкаемые аплодисменты Александр дважды выходил «на бис», исполнив две соль-мажорные сонаты Скарлатти и Гайдна, которые давно закрепились за ним, как фирменные «бисовки».

Гаянэ Мелик-Тангиева

muzcentrum.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору