Предстоящие мероприятия


Самара
4 декабря 2016

Самара
4 декабря 2016

Самара
10 декабря 2016


Самара
11 декабря 2016


Самара
13 декабря 2016

Самара
15 декабря 2016

Самара
21 декабря 2016


Читайте на эту же тему







«Музыкант-просветитель должен быть многогранен»

Добавлено 27 апреля 2015

Андрей Гаврилов (фортепиано), Самарская филармония, Сергей Загадкин (фортепиано)

Ирина Цыганова о музыке, Самарской филармонии и профессии лектора-музыковеда

Практически каждый вечер в зале Самарской филармонии собирается публика на концерты симфонической, камерной или органной музыки, на литературно-музыкальные спектакли. И ни один концерт, ни один вечер уже невозможно представить без вступительного слова, а по сути отдельного моноспектакля лектора-музыковеда Ирины Цыгановой.


Первая дама Перселла

— Вы никогда не мечтали стать исполнителем, музыкантом?

— Человек, ведущий музыкальные программы, тоже исполнитель. Только его музыкальный инструмент — голос, речь. Ведь слово о музыке, не печатное, а изреченное слово — это тоже музыка. Музыка, которая соткана из сложнейшей полифонии смыслов, интонаций, тембральных красок, пауз… И такое слово так же, как виолончель или рояль, требует овладения им. Любовь к этому слову, как одно из проявлений моей самозабвенной любви к музыке, во мне живет с детства. В школе не было строго подразделения, для всех предметы одинаковые — фортепиано, хор, сольфеджио… У меня всегда был любимый предмет музыкальная литература. Потом это продолжилось в музыкальном училище, я целенаправленно поступала на «Теорию музыки». Продолжилось это и в институте.

— Какие самые яркие воспоминания студенческой поры?

— В училище была очень интересная жизнь. Мы сами ставили оперы, в исполнении которых принимали участие студенческий камерный оркестр, вокалисты и теоретики. В числе наших постановок была, например, опера «Дидона и Эней» Генри Перселла — это английский композитор эпохи барокко, национальная гордость Англии. Я пела партию Первой дамы: «Здесь купалась Артемида, Актеон ее увидел…» Это были чудесные времена, мы засиживались на репетициях до десяти, до одиннадцати вечера. Сами, никто нас не заставлял, просто потому, что любили музыку. Кроме опер мы ставили спектакли, например о трубадурах и труверах, о Владимире Высоцком. То есть брали самые разные темы, и это проходило в жанре литературно-музыкальных композиций. А институт связан для меня с самым большим и настоящим: настоящая большая дружба, большая любовь, большой шаг в профессию… Как только я получила диплом, меня пригласили работать в музыкальный лекторий филармонии. Но этим счастьем я тогда не успела насладиться — ровно через год ушла обратно в свой институт, уже в качестве преподавателя, поближе к мужу, он так захотел. Затосковала на следующий же день по филармонии, по сцене, по любимому делу. А лекарством от тоски стал спецкурс «Основы лекторского мастерства».

Спектакль о Евлалии Кадминой

— Вы сами разработали этот спецкурс. Расскажите о нем.

— Леонид Григорьевич Вохмянин предложил мне разработать этот курс для студентов фортепианной специализации и вести его. Идея такая — помочь студентам, владеющим фортепиано, овладеть словом о музыке, так как кафедра фортепиано в ту пору стремилась готовить не столько учителей музыки в привычном понимании этой профессии, сколько музыкантов-просветителей. А музыкант-просветитель должен быть многогранен, владеть и музыкальным инструментом, и словом (разными жанрами словесного общения со слушательской аудиторией, различными выразительными красками голоса), и психологией, и актерским мастерством. Да разве все перечислишь? Двадцать веков тому назад Цицерон задавался вопросом: почему среди всех наук и искусств красноречие выдвинуло меньше всего замечательных представителей? И сам же отвечал: потому что красноречие состоит из совокупности таких предметов, из которых каждый в отдельности бесконечно труден для разработки. Вот так можно сказать и о профессии музыканта-просветителя, которую у нас принято обозначать сухим, скупым словосочетанием «лектор-музыковед». Мы с моими студентами пытались создавать настоящие моноспектакли, в которых два действующих лица — Музыка и Слово — превращались в абсолютно неделимую субстанцию. Именно в этот период возникло много идей, которые я вынашиваю до сих пор. Например, поставить спектакль о Евлалии Кадминой. Впервые я прочла о ней в повести Тургенева «Клара Милич». История мистическая, загадочная, а прототипом главной героини стала певица, актриса Евлалия Кадмина. Она в 28 лет покончила с собой прямо во время спектакля. Кстати, о ней много писали. Многие ее современники: поэты, писатели, музыканты посвящали ей произведения. Петр Ильич Чайковский посвятил ей романс на собственный текст, он называется «Страшная минута». Отчасти я реализовала эту идею на нашем самарском радио. В августе вышла моя авторская программа, в которой звучали воспоминания о певице Евлалии Кадминой, а также романсы, арии из опер, то есть музыка, к которой она имела отношение.

Возвращение в филармонию

— Как получилось, что вас снова пригласили работать в филармонию?
— Инна Фельдман долгое время работала практически одна. А это колоссальная нагрузка. Нужно выступать в детских, студенческих, вечерних концертах, симфонических, камерных, органных программах. И ко всему нужен отдельный подход, отдельная подготовка. А еще есть всевозможные фестивали, выездные концерты… Словом, одному на этой ниве тяжело. Главный режиссер филармонии Сергей Куранов предложил мне провести одну из программ. И вот я снова здесь, с ноября 2008 года. А с Инной Марковной мне довелось поработать вместе совсем недолго, всего полгода…

— В Самарской филармонии часто выступают приглашенные музыканты, дирижеры. Со всеми нужно найти общий язык…

— Главное — совпасть в интерпретации, чтобы не получилось, что один говорит языком комедии, а другой играет драму… А если серьезно, то важно найти общий язык и со слушателями, и с исполнителями и постараться вдохновить публику на восприятие, а артиста на исполнение. Два случая приведу. Пианист Андрей Гаврилов готовится исполнить Восьмую сонату Прокофьева. Едва я заканчиваю свое вступительное слово, как он стремительно выходит из-за кулис, расцеловывает меня и тут же садится играть. Еще одна история: совсем недавно исполнялись Симфонические танцы Рахманинова Сергеем Загадкиным и его сыном, молодым пианистом Александром Загадкиным. Когда мы пересеклись в кулисах, то Саша, выходя на сцену, сказал мне: «Вы своим словом меня вдохновили…»

— А какая вам музыка близка, какая эпоха? Что греет душу?

— Я люблю музыку от сотворения мира до наших дней. Но греет душу та, в которую погружаешься в данный момент.

Цицерон задавался вопросом: почему среди всех наук и искусств красноречие выдвинуло меньше всего замечательных представителей? И сам же отвечал: потому что красноречие состоит из совокупности таких предметов, из которых каждый в отдельности бесконечно труден для разработки
Справка

Ирина Цыганова родилась в Самаре. C отличием окончила теоретическое отделение Самарского музыкального училища, затем музыкально-педагогический факультет Самарского государственного педагогического университета. В студенческие годы стала лауреатом Всероссийского конкурса студентов педагогических институтов по специальности «Учитель музыки».

Окончила аспирантуру при Самарском государственном педагогическом университете в классе академика Г. М. Цыпина. На протяжении нескольких лет занимала должность старшего преподавателя кафедры фортепиано данного вуза. С ноября 2008 года — лектор-музыковед Самарской государственной филармонии.


www.vkonline.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору