«Мы делаем подарок жителям спальных районов»

Добавлено 26 ноября 2014

Валерий Гергиев (дирижер), Московская академическая филармония

Гендиректор Московской филармонии Алексей Шалашов — о том, как Театр национального искусства будет работать на благо москвичей

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анна Исакова
Артисты Государственного музыкального театра национального искусства (бывшего театра Владимира Назарова) отказываются объединяться с Московской филармонией и обвиняют ее руководство в рейдерском захвате. Корреспондент «Известий» встретился с генеральным директором Московской филармонии Алексеем Шалашовым.

— Ряд артистов Театра национального искусства недовольны объединением с Московской филармонией. Что вы делаете, чтобы уладить конфликт?

— Нам нужно выполнить определенный ряд формальных действий, направленных на выполнение приказа министра культуры о присоединении театра к филармонии. Сейчас мы расширили штатное расписание более чем на 100 вакансий.

— Вы можете взять из театра 100 человек?

— Да, но артистов там всего 42. Помимо труппы существуют еще и другие сотрудники. Мы не будем, естественно, брать в штат второго главного бухгалтера или начальника отдела кадров. Административный штат филармонии укомплектован. Что же касается артистов, то им предложено занять должности на основании трудового договора, который у них был.

— Творческий коллектив переживает из-за того, что театр будет ликвидирован как юридическое лицо.

— Это совершенно не ущемляет права отдельных людей, поскольку коллектив не перестает существовать, а полностью переходит в филармонию.

— Что будет с коллективом в дальнейшем?

— Процедура присоединения театра к филармонии очень трудоемкая, фактически она начнется в январе 2015 года. Мы хотим произвести ее в кратчайшие сроки, хотя по закону на слияние отводится шесть месяцев. Мы ускоряем процесс, чтобы не держать бывших сотрудников театра в подвешенном состоянии.

— Чем вы займете новых сотрудников филармонии?

— Недавно у нас состоялось заседание художественной коллегии. В нее входят ведущие российские деятели музыкального искусства — худрук Театра имени Натальи Сац Георгий Исаакян, руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман, худрук Музыкального театра имени Бориса Покровского Михаил Кисляров, оперный режиссер Василий Бархатов, а также композиторы Владимир Кобекин, Ефрем Подгайц и Александр Чайковский. На этом заседании я попросил всех членов коллегии поразмышлять: с каким репертуаром должен сегодня существовать национальный музыкальный театр.

— Был мозговой штурм?

— Да, именно так это называется. Мы получили огромное количество идей и предложений, сформулировали концепцию развития. Члены коллегии продолжают нам звонить и присылать по почте предложения.

— Приведите примеры предложений, пожалуйста.

— Давайте подождем еще 1,5–2 месяца, чтобы осмыслить всё, что было наговорено. Художественная коллегия должна принять окончательное решение.

— Театр национального искусства сменит название?

— Согласно закону, название театра просто перестает существовать. На афише будет стоять «Московская филармония», а все спектакли театра будут считаться деятельностью внутри филармонии.

— Это означает, что у вас появился театральный филиал?

— Нет. Московская филармония дает множество сценических, костюмных версий опер и музыкальных спектаклей. Новая труппа вписывается в это направление.

— Если театра не будет, то какую концепцию развития обсуждали члены коллегии?

— Они говорили о новых постановках для этой труппы — с целью в полной мере использовать ее потенциал. Спектакли поставят ведущие оперные режиссеры. Валерий Гергиев, к примеру, порекомендовал мне несколько имен. Есть тот же Бархатов, который с радостью поставит спектакль.

— Как вы оцениваете потенциал труппы?

— Никак не оцениваю. Этим также должна заняться художественная коллегия.

— Коллектив будет выступать в здании бывшего театра Владимира Назарова, бывшем концертном зале Олимпийской деревни?

— Да.

-То есть здание закреплено за ним?

— Нет, просто это единственная полноценная театральная площадка, которая у нас есть. Там три зала — большой, где заканчивается капитальный ремонт, а также камерный и малый. Всё это дает большую свободу для эксперимента.

— Боюсь, что публика, которая привыкла ходить в этот театр, не поймет экспериментов.

— Вы ошибаетесь. В этом районе колоссальный неудовлетворенный спрос на высокохудожественный музыкальный театральный продукт. Я думаю, что нам сейчас не нужно гадать — давайте дождемся открытия большого зала в декабре и первых премьер. Тогда и посмотрим, какая будет посещаемость.

— Оставите ли вы уже имеющиеся спектакли Театра национального искусства в репертуаре филармонии?

— Да, там есть очень хорошие спектакли, которые мы не собираемся закрывать. Я договорился с членами коллегии, чтобы они посмотрели весь репертуар. В любом случае принимать решения будет не администрация филармонии, а эксперты. Профессионалы всегда обоснуют свое видение. Любой человек сможет поговорить с ними и спросить, почему они решили убрать тот или иной спектакль.

— Когда планируется первая премьера обновленного театра?

— С учетом процесса адаптации-либо в конце этого сезона, либо в начале следующего. Мы хотим выбрать репертуар, который не был бы компромиссным с точки зрения музыки, и в то же время мог быть реализован возможностями конкретной труппы. Там, как вы знаете, много певцов, получивших образование в области народной музыки, и коллеги, говоря о репертуаре, приводили примеры современных музыкальных произведений, основанных на фольклоре.

— Не ожидаете проблем с заполнением зала?

— В условиях беспрецедентно тяжелой транспортной ситуации, которая существует в Москве, мы делаем подарок жителям спальных районов. Для них поездка в центр длиною в час является препятствием для похода в театр. Московская филармония запланировала в этом зале выступление большинства ведущих симфонических оркестров и солистов. Уверяю вас, никто не будет обделен.

Олег Кармунин
izvestia.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору