На фестивале Мстислава Ростроповича выступят Зубин Мета и Люка Дебарг

Добавлено 16 марта 2016

Борис Бровцын (скрипка)

Фото: Чечикова
27 марта в Москве в седьмой раз стартует Международный фестиваль Мстислава Ростроповича. Традиционно он становится одним из ярчайших событий в сезоне, и это не случайно — в российскую столицу приезжают ведущие западные коллективы. В программе семь концертов, два из которых пройдут в Санкт-Петербурге и Кронштадте. В этом году фестиваль посвящен памяти Галины Вишневской, 90-летию со дня ее рождения.

Художественный руководитель фестиваля Ольга Ростропович рассказала m24.ru о персонах, с именами которых будет связан нынешний праздник музыки.


— Ольга Мстиславовна, при первом же беглом взгляде на программу фестиваля невольно оказываешься в замешательстве — ни в одном концерте нет русской музыки.

— На фестивале должно было состояться концертное исполнение оперы Прокофьева «Война и мир», в которой блистала Галина Вишневская, и которой Мстислав Ростропович дирижировал по всему миру, начиная с 70-х годов в Большом театре. Но от этих планов пришлось отказаться…

— Причина в финансовой стороне вопроса?

— Даже та фестивальная программа, которая у нас сверстана в конечном варианте, обходится очень дорого. Помимо «Войны и мира», мы вынуждены были отказаться от двух концертов Лондонского филармонического оркестра под управлением Владимира Юровского — пришлось оставить только один из них. Но я хочу подчеркнуть: речь не идет об отмене концерта (обсуждалось исполнение «Песен Гурре» Шенберга), мы отказались от него в процессе формирования программы. Возвращаясь к русской музыке: юбилейный год большой, поэтому, конечно, она будет звучать как в проектах Фонда Ростроповича, так и Центра оперного пения Галины Вишневской. Кстати, совсем недавно в Центре мы возобновили постановку одной из любимых опер мамы — «Иоланту» Чайковского и уже представили ее концертную версию на фестивале в Иркутске в феврале — кстати, также в рамках празднования юбилейного года.

— А по какому принципу вообще составляется программа? Коллективы предлагают вам свои варианты, или вы высказываете им свои пожелания?

— Я выбираю коллективы, обсуждаю с ними программу. Но с ними тоже нужно считаться, ведь мы их приглашаем — то есть буквально «выдергиваем» на наш фестиваль в середине сезона. Неизбежно мы исходим из того, каким объемом времени они располагают для репетиций. У Зубина Меты, к примеру, совершенно безумный график, а я очень хотела, чтобы он представил в Москве «Аиду» Верди в концертном исполнении. Эта опера у его оркестра и хора Maggio Musicale Fiorentino не в репертуаре, поэтому этот проект обсуждался и проговаривался два года. То есть Мета выстраивает свой репетиционный процесс так, чтобы еще и специально заниматься нашей «Аидой», а это один единственный концерт в Москве.

— Но у вас на фестивале есть еще один дирижер, в большей степени специализирующийся на опере…

— Массимо Дзанетти? Да, он много раз выступал в La Scala. И именно он будет дирижировать Реквиемом Моцарта на торжественном открытии фестиваля 27 марта.

— А почему для такого торжественного мероприятия выбрали Реквием? Помню, один из фестивалей открывал Реквием Верди.

— Это все-таки открытие фестиваля памяти Галины Вишневской. Память — ключевое слово. Это произведение, которое она очень любила. Здесь есть вокал и все, что по моему ощущению должно присутствовать именно в этот день.

— А в той программе, которую удалось сохранить, есть премьеры?

— Скрипичный концерт Элгара крайне редко исполняется в мире — у нас его будет играть Борис Бровцын с Лондонским филармоническим оркестром. Я не могу сказать наверняка, исполнялся ли он когда-нибудь в России. Он очень сложный, около часа музыки.

(Прим.: редакция фантазии для оркестра «Русалочка» Александра фон Цемлинского, которую везут англичане под руководством Юровского, прежде в России не звучала)

— Конечно, не могу не спросить про Дебарга в программе.

— Когда я слушала его на конкурсе Чайковского, мне было интересно. Захотелось еще раз увидеть его за инструментом.

— Вам он понравился больше как сольный исполнитель или как пианист, играющий в сопровождении оркестра?

— Я слышала сольный концерт Дебарга. «Ночной Гаспар» Равеля произвел на меня неизгладимое впечатление! Краски, фразировка, рассказ… В плане содержания его интерпретация очень интересна. А так как у нас на фестивале есть традиция представлять молодых музыкантов, то я выбрала Дебарга как наиболее яркого из этого поколения.

Юлия Чечикова
Подробнее:
www.m24.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору