Накануне Рождества

Добавлено 13 января 2017

Курганская филармония, Алексей Балашов (гобой)

Знакомая, любимая музыка в живом звучании, в исполнении молодого гобоиста Алексея Балашова (Москва) и «Зауральского симфонического оркестра» под управлением Михаила Мишукова ожидала встречи с публикой в предрождественский вечер

Зал постепенно заполнялся: студенты и дети, преподаватели музыкального колледжа и университета, ученики и педагоги из музыкальных школ, завзятые меломаны и просто празднично настроенные курганцы. Как сказала ведущая концерта Жанна Питерских, в филармонии царила атмосфера почти семейного, очень светлого и ожидаемого праздника.

Алексей Балашов, талантливый музыкант, лауреат международных конкурсов, выпускник Московской консерватории, стажировавшийся еще и в Европе, у выдающихся мастеров, ведущих гобоистов мира, в Кургане человек не чужой. Здесь хорошо помнят Юрия Балашова, гроссмейстера из Шадринска, прославившего зауральский шахматный мир.

А теперь, впридачу к прежним родственным связям, Алексей и спутницу жизни, любимую жену, Ксению Федорову, тоже нашел в Кургане…

Несмотря на молодость Алексей Балашов — опытный концертирующий артист. Его гастрольный график впечатляет — многие города России, европейские, заморские и более удаленные маршруты, совместные выступления с замечательными музыкальными коллективами… Мы знаем как востребованы российские музыканты повсюду в мире, гордимся ими, но хотим их чаще слышать и дома — ведь мы тоже любим классику.

Конечно, гобой — инструмент особенный, часто самый тембр его воспринимается как нечто пасторальное, идиллически нежное, восходящее к звучанию камерных концертов 18 века, к эпохе Вивальди, Баха и Ватто. Ему действительно присущи изначально изящество менуэта и меланхолия романтической элегии, трогательное сочетание хрупкости и живости подвижной легкости, и грации мелодического рисунка. Более всего эти качества привычны для нас в музыке Антонио Вивальди, Алессандро Марчелло, в камерной музыке Иоганна Себастьяна Баха. Но есть они у одного из величайших мелодистов Италии, известного более как оперный композитор, Винченцо Беллини. Его мажорный концерт для гобоя, обладающего подчас выразительностью человеческого голоса, был одним из украшений программы первого отделения — наряду с Арией Баха — концертом Алессандро Марчелло и Томазо Альбинони.

Второе отделение предрождественского концерта отличалось большим разнообразием стилей, эпох и жанров. Первая часть концерта современного композитора Андрея Тихомирова для гобоя с оркестром (кстати, концерта посвященного Алексею Балашову, первому исполнителю этого произведения), соединила в себе черты стилистики барокко и романтизма, современной свободы мелодического развития и приемов джазовой музыки, синкопированной темы у гобоя и мягкого ритмического «ответа» камерно звучащего оркестра…

Году российского кино была посвящена фантазия на темы популярнейшей музыки Владимира Дашкевича к знаменитому фильму «„Шерлок Холмс и доктор Ватсон“». Звучание гобоя придавшего основной теме, лейтмотиву британской столицы, торжественно-помпезному, как королевский архитектурный ансамбль Уйат-Холла или мосты над Темзой и башня Биг Бэна, оттенок изящного джентльменского стиля и, одновременно, некоторой иронии и меланхолии.

Блестяще прозвучала и знаменитая полька-галоп Андрея Петрова из фильма «О бедном гусаре замолвите слово».

Многие впервые услышали стилизацию фокстрота в ключе Исаака Дунаевского современного автора Ираиды Юсуповой из музыки к опере «Эйнштейн и Маргарита».

Еще несколько фильмов — уже не только российских — напомнил нам следующий раздел программы, связанный с музыкой Эннио Морикконе, Карлоса Гарделя (любимый всеми поклонниками танго и прекрасной актерской работы Аль Пачино в фильме «Запах женщины») и Астора Пьяццоллы.

Своеобразным апофеозом виртуозного мастерства Алексея Балашова стало исполнение фантазии «Паганини гобоя» — композитора Антонио Паскули на темы оперы Верди «Сицилийская вечерня». Технические сложности, так называемое «перманентное дыхание», трансцендентная виртуозная партитура сочинения не помешали музыканту создать яркое, эмоционально заразительное и образное произведение — своего рода блестящий «пересказ» знаменитой оперы, вызвавший бурный восторг публики.

Удивительно глубокая, полная лирической мечтательности пьеса Астора Пьяццоллы «Забвение» — это был первый номер «на бис» — не самый характерный для завершения концерта, но окончательно покоривший романтически настроенную часть аудитории. А затем — в том самом праздничном и легком, виртуозно завершающем программу ключе прозвучала знаменитая «Шутка» И. С. Баха.

Рождественский подарок — праздничная встреча в филармонии с прекрасной музыкой и прекрасными музыкантами пусть станет залогом новых счастливых встреч.

Любовь Кочарина

kikonline.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору