Наталья Уланова: Если в городе нет филармонии, значит, это не город

Добавлено 13 июля 2013

Бурятская филармония, Зал Бурятской филармонии

Новый художественный руководитель Бурятской филармонии поделилась планами и мыслями о культуре, молодежи и вдохновении. В начале июля Наталья Уланова получила назначение на очередную интересную должность. До этого около года она работала в филармонии худруком просветительских проектов

Еще руководила пресс-службой республиканского Министерства культуры, работала на телевидении… и многое-многое другое. Все благодаря огню, который горит в ней, и безмерному желанию сделать что-то действительно интересное.

- Наталья, поздравляем с назначением. Ожидали, что так получится?


- Все случилось как в песне «любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь…». Хотя в Бурятской филармонии я работаю уже год и мы вместе с коллективом сделали ряд интересных проектов на этой сцене. Что же касается любви к музыке, она меня сопровождает на протяжении всей моей жизни. Из всех искусств она притягивала меня больше всех.

И начинала я свою трудовую деятельность в Омске как журналист, специализирующийся на музыкальных темах. Но то, что я стану художественным руководителем филармонии в Бурятии!.. Об этом, конечно, даже никогда подумать не могла.

- Теперь вы художественный руководитель всего учреждения. Что изменилось в вашей деятельности?

- Изменилась не только моя деятельность, но и жизнь. На мне колоссальная ответственность и огромное количество задач и обязанностей. Я свое назначение воспринимаю исключительно как миссию, которую я должна выполнить. Недавно я вернулась из Москвы, где была на съезде Союза концертных организаций России и вступила от лица Бурятской филармонии в этот союз. И там неоднократно проговаривалось то, что филармония – это очень статусная вещь. Если в городе нет филармонии, значит, это не город.

- Кто ваши любимые исполнители?

- Могу сказать, что все участники фестиваля «Голос кочевников». Это уникальные музыканты все без исключения. Я время от времени открываю для себя музыку разных жанров и композиторов. Сейчас душа трепещет от Игоря Стравинского, финского аккордеониста Киммо Похьенена, композитора Владимира Мартынова и Кшиштофа Пендерецкого.

Я очень люблю электронную музыку, люблю Depeche Mode, Radiohead, разных диджеев. Также нравится авангардная музыка, какие-то маргинальные исполнители. Из наших очень симпатизирую Ёлке, «Мумий Троллю», Земфире и группе «Аукцион».

- Какой вы видите Бурятскую филармонию в будущем?

- Прежде всего, хочется сформировать образ статусного престижного учреждения, где люди могут духовно и интеллектуально расти. Наша задача - сформировать устойчивую гармоничную культурную среду. Для этого надо выполнить очень много трудных задач. Начиная от малых, как создание сайта Бурятской филармонии, и заканчивая глобальным ремонтом здания.

Необходимо создавать новые отделы в структуре управления – отдел планирования, маркетинга, приглашать дизайнеров. Нужно уделять внимание мелочам, тому, как разговаривает персонал по телефону, как выглядят афиши, как тебя встречают. И даже запах, как ни странно, играет важную роль. Отдельная тема - творческая программа. То, что предлагает филармония, готовы воспринимать не все и не сразу. Зрителя филармонии надо воспитывать и растить с детства. Это все глобальные задачи.

- Чего еще не хватает помимо финансовых средств?


- Нужны люди. Сейчас базовый коллектив филармонии «Урагшаа» уходит в театр бурдрамы вместе в Эрженой Жамбаловой (бывший директор Бурятской филармонии. – Прим. авт.). И, по сути, остаемся без коллектива. Но опять же это западный тип филармонии, которая исполняет роль продюсерского центра и не содержит собственных коллективов.

Мы вправе выбирать артистов, приглашать из других городов, из-за границы. Мы формируем культурную среду в основном за счет приезжих артистов, может быть, местных коллективов, собирая какие-то проекты. Этим дальше и будем заниматься. Для этого нужны новые люди, а найти их не так-то просто.

- Вы знаете культуру и мышление западной России. В чем главные отличия - как в Бурятии и как там?

- Там люди более любопытны и менее консервативны. Они избалованы впечатлениями и их трудно удивить. Им постоянно подавай что-то новое и очень высокого уровня. Здесь ценят некое постоянство и покой. Но тем, кто вкусил разнообразие в столицах, в провинции, конечно, скучновато. Однако должна сказать, что с приходом министра культуры Тимура Цыбикова у нас многое поменялось в плане развития культурной среды и здесь стало гораздо интереснее жить.

Единственное, что люди у нас почему-то не очень любят удивляться, узнавать что-то новое. Они ходят на то, что знают из телевизора, к остальному они не готовы. Неужели не хочется открыть для себя новый мир, получить новый опыт? Но я считаю, что это тоже какое-то воспитание, все зависит от родителей и все той же культурной среды.

- И как в таких условиях развивается «Голос кочевников»?


- Мы первопроходцы в какой-то степени. Это же уникальный проект, это возможность увидеть и услышать культуру разных стран. Причем это не однозначный фольклор и не примитивная эстрада, это синтез разных жанров, это современное музыкальное искусство на основе традиций. В этом году, например, выступает группа из Дании.

Где когда у нас слышали скандинавскую мифологию в музыке? Это же здорово! Американский ди-джей создает с бурятскими музыкантами новый проект. Разве это не любопытно? И вообще на «Голосе» много всего необычного, интересного, чего вы больше нигде не увидите.

- Что для вас ваша миссия? Что помогает вам постоянно творить, быть в движении?

- Каждый человек в жизни пытается ответить на три вопроса: кто я? зачем? почему? Вот и я тоже ищу ответы на эти вопросы. Это мой путь. Желание идти вперед и заставляет меня творить. У меня никогда не было амбиций стать руководителем. Но всегда было желание сделать что-то интересное, чтобы кто-то удивился и ему понравилось.

И, конечно, ты это делаешь от того, что тебя что-то вдохновляет: либо музыка, либо человек, либо какие-то чувства. У меня постоянно горит огонь какой-то внутри, не знаю, может, потому что я Овен… Конечно, все основано на любви в широком смысле этого слова. Для меня не любить - значит не жить. Я просто люблю то, чем занимаюсь.

А миссия…ну, видимо, раз я это делаю, значит, я это делать должна. Попытаться хотя бы сделать что-то хорошее. Если кто-то, придя в филармонию, почувствует себя счастливым, я уже буду считать, что несу доброе, вечное. А это и есть миссия.

- Как еще филармония могла бы воздействовать на публику, и не только города, но и всей Бурятии?


- В планах сделать виртуальный концертный зал. Те концерты в Улан-Удэ транслировать в районы. В клубе, школе, библиотеке поставить проектор и хорошие колонки. В принципе, мне кажется, это не такие большие затраты. Это уже какая-то связь. Чтобы люди могли это видеть, особенно дети. Надо активно работать с детьми, иначе, если мы не будем этого делать, через 5 - 10 лет вообще лишимся филармонического зрителя.

Такие прогнозы уже делают. Все будут слушать попсу, легкую эстраду, а нашего зрителя – его нужно воспитывать. Очень много молодежи сидит сейчас в торговых центрах, ест эту картошку фри и просиживает бесценные годы своей жизни. При этом картофель фри не дает им новых знаний. Но как так сделать, чтобы захотели пойти, как их привлечь? На самом деле это проблема. Это главная задача - формирование устойчивой гармоничной культурной среды. Чтобы было больше таких людей, которым что-то интересно, которые хотят удивляться.

Фото из архива Н. Улановой.


Автор: Ирина Нимацыренова
Источник: Еженедельник "Информ Полис"

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору