Неаполитанский ученый попытался разоблачить Моцарта

Добавлено 15 февраля 2013

Вольфганг Амадей Моцарт, величайший композитор, вундеркинд, написавший первую симфонию в 8 лет, автор двух десятков опер и сотен концертов, сонат, арий, – на самом деле самозванец, на которого была возложена задача погубить неаполитанскую школу музыки и построить на ее обломках новую австрийскую школу музыки, которая стала бы самой авторитетной в мире. Вызов истории в попытке вернуть былую славу своей школе бросил неаполитанский профессор и музыкант Энцо Амато, чьи открытия уже неоднократно вызывали переполох, споры и недоумение в традиционных музыкальных кругах.

Обнаруженные Амато документы являются, по его мнению, весомыми аргументами, и в большинстве случаев доказывают, что правда все-таки может оказаться на его стороне.

Энцо Амато, музыкант, автор книги:

- Еще 30 лет назад меня заинтересовал вопрос, как стало возможным то, что первая в мировой истории школа музыки, зародившаяся в Неаполе на основе древнегреческой музыкальной традиции, оказалась совершенно забыта и предана забвению? Об этом нигде не говорилось, никто не проводил подобные исследования и в этом плане я оказался первопроходцем. Я начал искать причины и обнаруженные мною свидетельства, и документы взбудоражили мое представление о современной классической музыке.

Если говорить вкратце, то неаполитанская музыкальная школа занимала доминирующее положение в 17-м веке и широко распространила свое влияние не только по Европе, но и за ее пределами. Впрочем, слава неаполитанцев начала мешать не только австрийцам, но даже самим итальянцам. Неаполитацы, чья музыка называлась «Музыкой солнца» были очень востребованными, их везде приглашали выступать, преподавать, они пользовались большим успехом у публики, следствием чего стал «заговор» с целью их дискредитировать. Одной из излюбленных технологий конкуренции того времени было создание мифов. В данном случае – вокруг смерти Моцарта.

Энцо Амато, музыкант, автор книги:

- Это неправда, что Антонио Сальери отравил Моцарта. Антонио Сальери был великим человеком и гигантом музыки, превосходство личности Сальери над Моцартом было вселенских масштабов. Никогда Антонио Сальери не мог бы даже подумать о том, чтобы позавидовать в чем то Моцарту, потому что он был величайшим музыкантом и композитором. Моцарту до Сальери было далеко. Один из примеров подтверждающих мои слова – это то, что на открытие «Ла Скала» пригласили Сальери, а не Моцарта, несмотря на то, что у последнего там были друзья и знакомые, и в момент открытия он находился в Милане! Моцарта не пустили на порог.

Слухи в то время были лучшим средством распространения информации и ими часто злоупотребляли. Ведь, как известно, ложь которую человек слышит много раз из разных источников, становится для него правдой. Сплетни – идеальный инструмент для того, чтобы люди много раз проговаривали одну и ту же историю и передавали ее из уст в уста. Чем интереснее была выдумка, тем быстрее она достигала своей цели.
Но кому же это было выгодно создавать мифы о музыкантах?

Энцо Амато, музыкант, автор книги:

- От этого получила выгоду школа Winner Classic – у этой школы на самом деле нет своих учителей. Моцарт у кого учился? Он учился у своего отца, но учителями отца Моцарта были выходцы из Неаполитанских музыкальных школ.

В 1997 году я обнаружил, что в «Реквиеме» повторяются пассажи из более раннего произведения неаполитанского композитора Паскуале Анфосси. Существует легенда, согласно которой Моцарт якобы написал «Реквием» на смертном одре. Однако это не так. «Реквием» за Моцарта написали его ученики и последователи, но при этом был создан миф, с тем, чтобы слух быстро разошелся. Произведение получило высокую оценку, от чего выгоду получило Winner Classic, Моцарт и его ученики.

По мнению Энцо Амато, его книга «Музыка Солнца» позволила ему метафорически выражаясь, вернуть Солнце обратно в Неаполь.

Энцо Амато, музыкант, автор книги:

- «Потому что Солнце – оно наше, «О, Соле мио» – которое мы сейчас слышим в на заднем плане в этом потрясающем месте, оно зародилось здесь, у нас. И это место является центром музыкальной школы Неаполя. И вон та лоджия, откуда власть управляла всем народом, прямо здесь звучали самые потрясающие неаполитанские композиции. Отсюда классическая музыка распространилась по всей Европе.

В своих поисках правды Энцо Амато наткнулся и на документы свидетельствующие о том, что истинной причиной смерти Моцарта были побои, нанесенные ему ревнивым обманутым мужем одной из учениц Моцарта. Некая Магдалена Покорный забеременела от Моцарта. Узнав об этом, ее муж Франц Хофмен буквально обезумел, так как в этом факте содержалось подлое предательство. Ведь Моцарт и Хофмен дружили и последний даже одалживал Моцарту деньги. Когда же он узнал об измене, сначала избил Моцарта палкой, а потом смертельно ранил и свою беременную жену. Через три дня Моцарт умер. Франц Хофмен, не будучи в силах пережить потерю жены и друга, покончил жизнь самоубийством.

По мнению Энцо Амато, последователи австрийской школы историей об отравлении Моцарта, спасли его честь, и заодно принизили величие самого Сальери, выдав его за монстра, способного пойти на убийство из-за выдуманной зависти к талантливому молодому конкуренту.

Энцо Амато, музыкант, автор книги:

- Все это я подробно описываю в своей книге, с фактами, свидетельствами и документами. Однако последователи австрийской школы тоже не дремлют. В ответ на мое исследование сразу вышла другая книга, в которой рассказывается как ни странно подлиная история, но под видом романа. Как некая красивая выдумка! Но это же было на самом деле! То есть и сейчас истине придан вид выдумки. Сначала они создали миф про Моцарта и Сальери, теперь создают миф о том, что эта истина – всего лишь плод чьей то фантазии.

В 1997 году я оказался в центре скандала, так как обнаружил в произведении Паскуале Анфосси, который учился в Неаполе, тему «Реквиема» Моцарта. Тогда, 4 сентября, одна туринская газета сообщила, что Моцарт не писал «Реквием», и эту новость подхватил на следующий день американский журнал «Тайм».

После этого я начал исследовать еще глубже и обнаружил приписанные Моцарту симфонии, списанные им у неаполитанских музыкантов. Я выявил также, что некоторые произведения были списаны и Иоганном Себастьяном Бахом у великого Перголези. Бах в своем 51-м псаломе взял музыку Перголези, слегка изменил ее и поставил свою подпись. То есть наша школа была такая мощная, что даже такой гений как Бах каким-то образом черпал в ней свои произведения. Я не хочу приуменьшить величину Баха, однако это не отменяет тот факт, что он взял из архивов рукопись Перголези и поставил свою подпись, о чем однозначно свидетельствуют документы.
Кем был Перголези?

Перголези родился в итальянской области Марке, его жизнь очень короткая, он дожил всего до 26 лет. Мне нравится история про него. Есть источники которые рассказывают, что он ходил в неаполитанскую консерваторию и влюбился в знатную женщину, а она в него. Но ее семья не хотела этого брака, так как Перголези был бедным. Эта женщина ушла в монастырь и через год умерла. Еще через год, Перголези, написав свой Стаббат-Матер тоже умирает. Это интересная легенда, которую рассказывает итальянский писатель Сальваторе Ди Джакомо. и она вполне может быть достоверной, потому что бедные не могли приближаться к знатным семьям в то время.

Энцо Амато напоминает о том, что знаменитый неаполитанский театр «Сан-Карло» – самый старый в Европе. К тому же в начале XVII века в Неаполе уже существовали четыре консерватории. Это были серьезные академические школы классической музыки, равных которым не было в Европе. Эти школы стояли на пути «Вены», которая в то время стремилась стать самой передовой столицей Европы во всех областях, в том числе и в музыке. И благодаря «проекту Моцарт» ей это удалось.

Амато в своей книге разоблачает не один миф о Моцарте. Например, знаменитую историю о том, что услышав лишь один раз в Сикстинской капелле сложную кантату, ноты которой держались в секрете, 13-летний Моцарт воспроизвел ее по памяти, за что удостоился папской грамоты. Она до сих пор хранится в Ватиканских активах. Амато же утверждает, что у Моцарта была возможность заранее ознакомиться с одной из трех существовавших копий сочинения, когда он брал уроки в Болонье у своего неаполитанского учителя.

Энцо Амато не преследует цели переписать всю историю мировой музыки, но лишь хочет вернуть должное признание несправедливо забытым неаполитанским композиторам, заложившим основы традиции классической музыки. Они до сих пор сохраняются в мелодичном пении, которое звучит на берегах Неаполитанского залива.

Алексей Голяев, Вера Щербакова, Иван Чистяков
(Неаполь, Италия)

ИТАР-ТАСС

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору