Ни женщин, ни мужчин — все Companeros!

Добавлено 01 мая 2013 tozkimichail

Карельская филармония, Михаил Тоцкий (бандонеон, баян, дирижер), Танго-квартет Михаила Тоцкого «Companeros»

Всех «товарищей» собрать вместе не удалось – у каждого еще по несколько своих отдельных проектов, гастролей, репетиций. Михаил Тоцкий, главный идейный вдохновитель и душа этой виртуозной «компании», и Мария Китаева – главное украшение коллектива, подарили нам сорок минут откровений о таинственной силе музыки.

— Давайте полный состав танго-ансамбля назовем...

Михаил: Конечно! Заслуженный артист Карелии Валерий Бобков (вибрафон, перкуссия), Анатолий Палаев (фортепиано), Мария Китаева (скрипка), Илья Романов (контрабас), Юрий Жук (гитара).

Маша: И лауреат международного конкурса Михаил Тоцкий (баян)!

— Сможете перечислить, какие творческие проекты у вас сейчас запущены?

Михаил: Это, конечно, «Companeros», потом - этно-фолк-проект «Забава» с Ириной Поповой, «Окно в Париж» - это уже джаз, оркестр народных инструментов еще…

Маша: А я пока студентка! В этом году колледж музыкальный заканчиваю и поступаю в нашу консерваторию. Сейчас главный и единственный мой проект - «Companeros» с дядей Мишей. А до этого я в «Мюллярит» играла… Еще с Юрием Николаевым у нас была «Декадентская любовь» по Вертинскому - можно сказать, музыкальный спектакль с романсами, который жив до сих пор, иногда «катаем» его.

Мария Китаева, скрипка

— Какой резон быть музыкантом в оркестре? Сидишь на третьем плане, тебя никто не видит, из общего звучания не выделяет…

Маша: Возможность пережить вместе эмоциональный подъем, поделиться энергетикой, чувствами, которые на вербальном уровне не так ярко могут выражаться, – думаю, это удерживает многих в оркестре.

Михаил: Сотворчество всегда аккумулирует внутренние качества человека. Играть в ансамбле - это значит уважать рядом сидящего, слышать его. Почти каждый артист оркестра в душе - солист . Чем сильнее эти качества, тем ярче оркестр. Тут очень много от дирижёра зависит. Он должен в каждом находить и раскрывать скрытый потенциал.

Наверняка вы в детстве занимались без особой охоты. А когда приходит любовь к музыке, и как она приходит?

Маша: Я, конечно, без энтузиазма занималась – поначалу. Несмотря на то, что у меня родители – музыканты, и я очень слушать произведения любила. Но я по натуре – холерик, поэтому мне, наверное, непросто было заниматься с усердием. Должно было время пройти, пока я осознала, что музыка - это единственное, что я по-настоящему люблю, что хочу делать в этой жизни.

Михаил: А у меня другая история: я, наоборот, сам захотел ходить в музыкальную школу – в третьем классе. И на баян сам попросился. Через инструмент музыку полюбил. И сцену - потому что сцену тоже надо полюбить. Момент эйфории от публичного выступления приходит не сразу.

— А музыканты, они кто – эгоисты или альтруисты?

Маша: Эгоцентристы даже, я бы сказала.

Михаил: Сцена и публика - как лакмусовая бумажка для исполнителя. Артист, великолепно исполняющий музыку, награждается аплодисментами благодарных зрителей и гонораром, конечно же, хорошо, когда он есть.

- К баяну в народе ироничное отношение – он ассоциируется с буйным свадебным весельем, а у меня, например, с пареньком в заломленной на затылок фуражке с ромашкой за околышем. За что вы любите свой инструмент?

Михаил: Он универсальный – на нем что угодно сыграть можно! Вы знаете, как он вообще появился? Название инструмента появилось в афишах с 1890 года, до этого он назывался гармоникой, которую привезли из Германии. Баян был древнерусским певцом и сказителем. Вот и мой баян расскажет что угодно. Хотя в отношении этого инструмента есть четко сформированные традиции исполнения, академические нормы – но мне всегда было тесно, хотелось раздвинуть пределы, найти, через какую музыку можно было бы опробовать новые грани. Именно отсюда и появились в репертуаре французская аккордеонная музыка, танго, джаз и другие стили, которые выросли в целые проекты.

Маша: Михаил Тоцкий – автор труда «Баян без границ». Шучу!

Михаил: Да, на самом деле очень многие музыканты увлечены подобными поисками. Мне кажется, сейчас пошла волна роста популярности баяна и аккордеона (кстати, это уже почти одно и то же, есть только небольшие различия), они частенько звучат в рок-композициях, на эстраде. Вот у русского человека «гармошка» в крови, она где-то на глубинном уровне растягивает меха - поэтому у нас и публика такая отзывчивая на концертах. Танго на бандонеоне звучит по-аргентински, а на баяне – совсем иначе: российский вариант, хотя инструменты из одной семьи.

Илья Романов (контрабас), Мария Китаева (скрипка), лауреат международного конкурса Михаил ТОЦКИЙ (баян), Юрий Жук (гитара)

— А вы как-то слушателя своего представляете? Кому нравится танго?

Маша: По-моему, танго способен понять человек с неким опытом определенных отношений – сложившихся, несложившихся… Потому что если тебя любовь не накрывала, если тебя не бросали, если ты не просил прощения, ты не поймешь, о чем тебе хотят сказать со сцены. Танго – единственный жанр, позволяющий музыканту оголить душу, и он ожидает, что публика проникнется.

— На концерте Альварадо зал был полон женщин «с опытом»…

Маша: Все правильно: поет мужчина, красавец из Аргентины… Кому же его слушать, как не женщинам?! А бразильские сериалы у нас кто смотрит?

— А бывает так, когда в зале больше мужчин, а не женщин?

Михаил: Нет, в России – точно нет. Да и за рубежом не так часто…

Анатолий Палаев (фортепиано)

— Значит ли это, что мужчины менее восприимчивы к прекрасному?

Михаил: В нашей стране мужчины не менее восприимчивы, они более озабочены добыванием средств. Зарабатывают на хлеб, жертвуя зрелищами…

— Тогда мужчину-музыканта следует просто пожалеть вдвойне – мало того что ему приходится работать над собственным творческим ростом, он еще должен в голове держать, как семью прокормить на свои гонорары…

Маша: Ну, тут уж как с женой повезет: если она натура не творческая, но мужа любит, то со временем может смириться с тем, что он много не заработает.

— Ты сейчас рассуждаешь как женщина творческая, все понимающая.

Маша: Так это я потому, что мне-то муж нужен будет абсолютно нигде и никак не творческий. Если музыка - это и работа, и жизнь, то хочется, чтобы хоть в каком-то промежутке музыки не было!

— Кому в коллективе легче – мужчинам или женщинам?

Маша: Мне повезло: во всех коллективах, где бы ни работала, я была единственной девушкой, остальные – мужчины. Во-первых, мне это в жизни здорово помогло: я стала лучше понимать мужчин. А во-вторых, я заметила, что во время творческого процесса грани стираются, и нет уже ни мужчин, ни женщин…

— Меня поразило ваше исполнение на концерте Альварадо, вы играли каждой клеточкой! Этот танцевальный дуэт, который временами выходил на сцену, был бледной тенью Машиного дуэта со скрипкой – потому что Маша танцевала даже лицом! В чем секрет этой музыки, почему она так мучительно прекрасна? Это можно объяснить с точки зрения каких-то сочетаний ритма, определенных инструментов?

- Маша: Для меня это объясняется индивидуальностью исполнения – каждый играет по-своему, я – вот так. Мне на экзамене по специальности сделали замечание: оставь место зрителю, пусть он сам домыслит, дойдет, допереживет.

Михаил: Для меня – по-другому. Танго – это музыка тоски. Ведь в каждом человеке дрожит такая струнка, которая поет о чем-то печальном, горестном. Вот именно на этой струне играет танго. Пяццола называл три составляющих Tango-Nuevo: танго плюс трагедия, плюс комедия и плюс киломбо (киломбо в переводе с аргентинского - название публичного дома) .

Заслуженный артист Карелии Валерий Бобков (вибрафон, перкуссия)

— Танго – это целое культурное явление, включающее в себя танец, музыку, поэзию, литературу, живопись и даже философию. А вот про литературу и живопись интересно: какие у вас ассоциации?

Михаил: Борхес! И Хемингуэй. А живопись – Дали, наверное.

— На каком инструменте хотелось бы сыграть?

Михаил: Мне – на бандонеоне. Ни разу не пробовал – только в руках держал. Сложный инструмент - в плане изучения , из-за хаотичности построения звукорядов на обеих клавиатурах.

Маша: А я помню, что в два года папа меня записывал на аудиокассету, и я сказала, что мечтаю играть на трубе. С чего, откуда взялась эта труба? Наверное, где-то увидела… Но тайная мечта всегда была на баяне научиться играть.

Ты это сейчас говоришь, потому что Тоцкий рядом сидит?

Маша: Да нет! У меня папа – баянист в оркестре народных инструментов. Вот когда я имела честь быть приглашенной в проект «Companeros»…

— А за какие заслуги, кстати? Почему тебя пригласили?

Михаил: А потому что это нам за честь с ней играть! Не каждый скрипач сможет играть в дуэте с баяном, тут нужно очень тонкое и точное восприятие, чем Маша как раз владеет в совершенстве.

— А как вы нашли ее?

Михаил: Я Машу с детства знаю, на моих глазах росла. Как-то увидел ее на сцене и понял: девочка-товыросла! И вон как играет – с первых тактов совместной репетиции стало понятно, что это Божий дар.

Маша: Я безмерно благодарна за то, что меня заинтересовали этим направлением, дядю Мишу считаю очень талантливым учителем и «отцом» - не зная специфики инструмента, он дает такие точные рекомендации по игре, что диву даешься. Да вообще на каждой репетиции диву даешься – они же все взрослые, все профессионалы высокого уровня и хочется за ними тянуться и тянуться, хочется взять высоту!

— Есть у музыкантов свои приметы?

Михаил: Я не суеверный человек, в приметы не верю: перекрестился, и с Богом на сцену.

Отличаются народники от классиков?

Михаил: Не важно, на каком инструменте ты играешь, важно то, как ты это исполняешь. Не хочу делить людей на касты и кланы.

Чего категорически нельзя делать на сцене?
Маша: А что в обычной жизни делать нельзя? Мы же на сцене живем – значит, законы те же самые.

Юлия Троицкая
http://rk.karelia.ru/blog/ni-zhenshhin-ni-muzhchin-vse-companeros/

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору